Живи ещё хоть четверть века — всё будет так… 25 лет окончания натовских бомбардировок Югославии

Весна 1999 года для Югославии выдалась несладкой. Привычный для этого времени года приторный земляничный аромат распускающихся рододендронов сменился впоследствии едким запахом пороха.

По прошествии четверти века бомбардировки Югославии 1999 года воспринимаются по-разному. У людей по всему миру история тех дней вызывает различные эмоции. Особенно отличаются они в зависимости от отдалённости от места происшествия: чем дальше от территории бывшей Югославии, тем больше надуманных оправданий возникает у людей, не видевших этих страшных событий. Абсолютное большинство людей испытывает горечь и печаль по поводу потерь и разрушений, связанных с бомбардировками. Они воспринимают бомбардировки как ужасное, болезненное и травмирующее событие, оставившее глубокий след в их жизни и памяти. Однако есть и другие, которые смотрят на них под другим углом, считая необходимой мерой для достижения главной цели — остановки конфликта, нарушений прав и окончания насилия в регионе. Смотря сегодня на события тех лет сквозь призму сформировавшегося информационно-аналитического поля, они говорят о «необходимом зле» для защиты прав человека и предотвращения гуманитарной катастрофы.

Для разбора этих нелицеприятных обстоятельств необходимо чуть углубиться в новейшую историю, и мы очутимся в январе 1999 года, когда произошло боестолкновение между силами безопасности Югославии и членами Армии Освобождения Косово в деревне Рачак. Сербия проводила контртеррористическую операцию против преступников, которых вмешавшиеся внешние силы решили поддержать. Данное событие и стало поводом для бомбардировок НАТО бывшей Югославии.

Были, конечно же, и бюрократические проволочки, такие как доклад проверочной комиссии ОБСЕ, возглавляемой американцем Уильямом Уокером. Естественно, в нём утверждалось, что в Рачаке были убиты мирные жители. Как это часто бывает в подобных случаях, предоставленные Югославией опровержения элементарно игнорировались. Тогда то, что сегодня кажется обыденным в геополитическом пространстве, многим из нас было в новинку. В последствии же, когда, откровенно говоря, было уже поздно, как говаривал великий классик М. Булгаков, разные учреждения предоставили свои сводки. Резня мирных жителей не подтвердилась, а ликвидированные были опознаны именно как террористы, вооружённые и стрелявшие тогда в сотрудников полицию. Гаагский трибунал, финские криминалисты и прочие многочисленные эксперты и экспертизы… — но, время ушло, как и страна, и тысячи мирных жителей.

Что было дальше, все мы знаем: за без малого три месяца на Югославию сбросили около восьмидесяти тысяч тонн ракет и бомб. Кассетные бомбы, снаряды с необогащённым ураном, отголоски расщепления которого отражаются на здоровье населения Сербии и сегодня. Среди погибших числится больше двух тысяч мирных жителей, а помимо этого ещё около семи тысяч пострадавших с различными ранениями, каждый третий из которых был ребёнком.

Касательно финансовой стороны вопроса, ущерб от бомбардировок был оценен в более чем $30 млрд. Среди повреждённых объектов инфраструктуры оказалось 90 фабрик и заводов, более 120 объектов энергетики, 82 моста и четырнадцать аэродромов. Также среди уничтоженных объектов оказались и никоим образом не относящиеся к оборонным, промышленным или потенциально опасным стратегическим — почти 50 больниц и госпиталей, 70 школ, 18 детских садов, девять зданий университетских факультетов, 29 монастырей 35 церквей.

У нынешнего сербского президента Александра Вучича есть чёткая позиция по данному вопросу: Североатлантический альянс вряд ли когда-либо принесёт извинения сербскому народу за бомбардировки 1999 года:

«Они постоянно говорят, что хотели остановить гуманитарную катастрофу. Если в этом есть доля истины, я хочу спросить: убийство тысяч человек, а особенно 72 сербских детей, что это было? Я не верю ни в какое официальное извинение со стороны НАТО по этому поводу».

Одним из немногих в западном мире, кто сегодня сохранил субъективность, оказался экс-лидер Чехии Милош Земан, чьи слова высоко оценил Александр Вучич. Земан нашёл в себе мужество сказать, что именно мужества и не хватило в противостоянии НАТО в 1999 году, и извинился за это. Этот жест, который стал «бальзамом на рану» сербского народа, войдёт в учебники истории, уверен лидер Сербии. «Милош Земан не останется последним президентом, решившимся на подобное. Он стал первым, но не последним», — заметил Вучич.

Не питает особенных иллюзий президент Сербии и относительно перспектив взаимодействия Сербии с США по косовскому вопросу. Напомню, что американские демократы не только очень пристально следили за конфликтом в Югославии все 90-е годы, но и успешно его регулировали.

«Америка признала Косово и с этого пути не свернёт. США продолжат оказывать давление на Сербию, вернее, даже не оказывать давление, а требовать признания независимости Косово. В этом нет ничего нового, это неизменный вектор их внешней политики», — пояснил Вучич.

При этом известно нежелание Приштины решать проблему посредством диалога. Если обратиться к мнению косовского «премьера» Альбина Курти по данному вопросу, то бомбардировки Югославии он считает «зарёй освобождения Косово». Вот что он пишет в соцсетях: «Мы были рады. Вечер 24 марта 1999 года был ознаменован началом авиаударов НАТО по вооружённым силам Югославии Милошевича».

Со свойственной ему квазипоэтичностью глава косовского «правительства» пафосно поблагодарил страны НАТО, участвовавшие в агрессии против Югославии. В своём обращении он отмечает, что албанскому народу выпала честь иметь «самого великого союзника в истории». Он также добавил, что весной 1999 года косовские албанцы «пережили много потерь» и будут с грустью помнить «жертв сербского геноцида». О том, что потери среди мирного албанского населения были вызваны именно авиаударами альянса, а не действиями обороняющейся армии и полиции Сербии, Курти умалчивает.

Наиболее ярким тому примером служит уничтожение колонны албанских беженцев 14 апреля 1999 года под Джаковицей. Тогда в ходе авиаудара было убито более 70 и ранено 35 беженцев албанской национальности, спасавшихся от бомбардировок. По другим данным, погибло 87 албанцев, среди которых было 10 младенцев и 26 детей в возрасте до 15 лет. Государственное телевидение Сербии позднее обнародовало расшифровку переговоров между пилотом бомбардировщика и оператором командного центра НАТО. Перед нанесением удара пилот сообщил в центр, что не наблюдает в колонне военной техники (лишь тракторы и гражданские автомобили), и дважды запросил инструкции.  Несмотря на доклад пилота о том, что цель по всем показателям — гражданская, из центра поступил приказ открыть по ней огонь.

Премьер-министр Албании Эди Рама также поблагодарил Запад в лице бывшего президента США Билла Клинтона за начало бомбардировок Союзной Республики Югославии.

Йован Палалич, депутат сербской Скупщины, считает, что главной целью атаки НАТО на эту балканскую страну было отделение Косово. Он приводит ужасающую статистику, которая так и не стала уроком для всех стран, вступающих или мечтающих вступить в Североатлантический альянс: «По разным данным, погибли 2,5-3,5 тысячи человек, включая 89 детей. Ранения получили 12,5 тысячи. Число погибших среди военных и сотрудников полиции составило 1031 человек».

«Косово превращено в чёрную дыру. Там сформировано пространство, где правят криминал и беззаконие. Это территория, откуда выдавливают и где убивают сербов, разрушают сербские церкви и монастыри. Там действуют организованные ячейки исламистов, вернувшихся из Сирии», — резюмирует Палалич.

Что касается мнения руководства Черногории, которое и во время агрессии находилось в составе Югославии, а потом дважды, вопреки воле народа, с помощью сильнейшего административного ресурса сначала приняло решение о выходе из Союза, а потом и о вступлении страны в НАТО, то оно не хочет вспоминать этот период, чтобы не вступать в конфронтацию с теми, кто фактически удерживает их у власти. Трагично то, что черногорское руководство забыло о жертвах среди мирного населения, включая несколько детей, во время атаки на мост через реку Лим, практически в центре населённого пункта Мурино, убитых военнослужащих в ходе бомбардировки казармы в городе Даниловград.

Югославия, преобразованная в Союз Сербии и Черногории, просуществовала до 2006 года и распалась по итогам референдума на две новые страны. А Косово так и не получило полноценного признания в качестве суверенного государства со стороны международного сообщества. Тяжелейший кризис помог Сербии сделать мощный рывок вперёд. В 2021-м году экономика страны опередила всю Европу по темпам роста — ВВП увеличился на 7,5%. Республика к тому же обновила исторический рекорд по запасам золота — 37,3 тонны. Всё это было достигнуто с учётом того, что Сербия прошла долгий и чрезвычайно сложный путь. Если в 1990-м году её ВВП был на уровне Чехии (около 40 млрд долларов), то в 2000-м году страна скатилась к показателям Камеруна (10 млрд долларов). Несмотря на это, она всё равно оказалась богаче соседей — Македонии (ВВП 3,8 млрд долларов) и Боснии и Герцеговины (5,6 млрд долларов). Болгария, Хорватия, Румыния и Венгрия же оставили сербов далеко позади.

За следующие двадцать лет рыночная стоимость товаров и услуг в Сербии увеличилась в 5,4 раза — до 53,3 млрд долларов, и достигла уровня Хорватии. В Македонии в 2020-м году показатель составил около 12,3 млрд долларов, в Боснии и Герцеговине — 19,8. Догнать Румынию и Венгрию не удалось: их ВВП в 2020-м году составил 248,7 и 155,8 млрд долларов соответственно.

Прогресс Сербии воспринимается как экономическое чудо во многом и потому, что соседние страны либо вовсе не предпринимают усилий, чтобы выбраться из кризиса, либо действуют недостаточно активно. На этом фоне эффект приватизации и привлечения иностранного капитала кажется невероятным. «Отрыв нам обеспечил Китай, — говорит профессор Душан Пророкович. – Он купил два завода, но не спешил заходить в другие балканские государства».

Вместе с тем Западу невыгодно превращение Сербии в страну «первого мира» — республику хотят оставить на периферии. Одной из причин экономист считает потребность европейцев в дешёвой рабочей силе. «Страны Запада не поставляют нам современные технологии, с которыми можно выпускать конкурентоспособную продукцию. Нам навязывают дорогие инфраструктурные проекты, чтобы Сербия наращивала государственный долг. В результате сербы продают свои овощи и фрукты, а потом покупают за рубежом дорогие телефоны, компьютеры и телевизоры», — объясняет Пророкович.

Депутат парламента от правящей «Сербской прогрессивной партии» Милош Банджур тоже отмечает, что за последние 20 лет социально-экономическая ситуация в стране сильно изменилась: «В начале нулевых позволить себе покупку квартиры могли только бандиты, а сейчас это уже не проблема. Раньше пенсионеры выживали благодаря помощи детей, теперь пожилым хватает выплат». Однако Банджур обращает внимание: соседям не нравятся темпы развития республики. Хорватия, Босния и Герцеговина переживают, что Сербия становится богаче, а значит, растёт её потенциал в сфере защиты населения. Что же касается лидеров Евросоюза, то в сербах они видят потенциальных предателей и агентов России.

Если говорить об обычном населении, то сегодня преобладают практически всё те же настроения, что и в 2000-х годах. Количество сторонников евроинтеграции в Сербии до сих пор превышает число её противников (41% и 38% соответственно). Однако если в качестве условия вступления в ЕС называется признание Косово, то картина меняется: и тогда, и сейчас около 80% населения высказывается против.

«Сегодня, когда нам угрожает образование Великой Албании, наша задача — быть мирными и заботиться о наших людях в Косово и Метохии. Но важно сказать всем этим великим и могущественным, что мы не такие слабые, какими были, и что мы сможем сохранить своё, не трогая других», — заявил президент Вучич. Президент Сербии Александр Вучич в своих речах неоднократно заявлял, что Сербия обязана прощать, но при этом никогда не забывать о событиях тех лет.

Однако подобное мнение вряд ли разделяет сербский народ. За 25 лет НАТО так и не принесло официальных извинений, а за причинённый экологии и инфраструктуре ущерб никто не понёс наказания. Если говорить о потенциальном вступлении в НАТО, то здесь вообще целая пропасть: 85% выступают против, 15% — за.

«Мы здесь не для того, чтобы судить, а для того, чтобы помнить о невинных жертвах бомбардировок и молиться за них», — заявил патриарх Порфирий на одном из памятных мероприятий, посвящённых бомбардировкам, и пообещал молиться о том, чтобы все люди злой воли «в целом, но также и по отношению к сербам» стали доброжелательными.

Шрамы бомбардировок остались не только на телах и душах сербов. Шрамами покрыта вся территория страны, где авиация НАТО уничтожила почти всю некогда знаменитую экономику. Сегодня на месте разбомбленных мостов строят новые — в Нови-Саде торжественно открыт новый Жежелев мост, вместо разбомбленной Белградской телебашни построена новая, вдвое выше. Но есть одно разбомбленное здание в Белграде, которое до сих пор не трогают как живое напоминание о трагедии.

Прямо напротив правительства находится полуразрушенное здание Генерального штаба Югославии, авиаудар по которому был нанесён 30 апреля 1999 года. Поговаривают, что в перекрытиях Генштаба до сих пор находится одна неразорвавшаяся бомба, которую невозможно безопасно извлечь в густонаселённом центре столицы. Она лучше всего символизирует как отношение НАТО к нынешней Сербии, так и отношение сербского народа к военному блоку. Трагические развалины в центре Белграда олицетворяют собой безмолвное напоминание о том, кто друг, а кто враг.

Прошло четверть века, а кажется, что воз и ныне там: главная цель Запада — создание на территории Сербии независимого Косово — до конца не достигнута. Белград его не признаёт, несмотря на виртуальные преимущества от вступления в ЕС.

Битва на Косовом поле состоялась в 1398 году, с тех пор прошло уже 635 лет, но говорить о том, что она окончена пока рано. Финал этой истории ещё впереди.

Кирилл Яковлев,
Балканист, очевидец событий тех дней

Фото: politicki.rs

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх