Милош Банджур: Сербы знают, что русские всегда на правильной стороне истории

Народный избранник городской скупщины Ниша, доктор технических наук, профессор университета в Косовской Митровице Милош Банджур последовательно и открыто выступает в поддержку России и народа Донбасса. Ранее, будучи депутатом парламента Сербии от правящей Сербской прогрессивной партии, он резко осадил поливавшего грязью Россию украинского посла.

Насколько сильное давление ЕС и США оказывают по вопросу введения санкций против России, и как Белграду удаётся ему противостоять?

Давление коллективного Запада на Сербию с целью присоединения к санкциям против России было сильным с самого начала. Сейчас в сербских СМИ об этом пишут меньше, поскольку позиция Белграда является твёрдой, ясной и неизменной — благодаря непоколебимости президента Сербии Александра Вучича, который располагает по этому вопросу сильной поддержкой со стороны общества.

Следует признать, что общественное мнение в Черногории и Северной Македонии также против антироссийских санкций, но в этих странах, как и во многих других, к сожалению, нет таких лидеров, как президент Вучич.

Запад неоднократно приводил различные аргументы и выдвигал угрозы, пытаясь «дисциплинировать» Сербию по вопросу санкций. Например, западные дипломаты официально угрожали, во-первых, остановить процесс вступления Сербии в ЕС, во-вторых, прекратить финансирование крупных инфраструктурных проектов, бенефициаром средств в которых является Сербия, и, в-третьих, вновь ввести визы для сербских граждан (то есть отменить «безвиз» в ЕС, действующий с 2009 года — прим. авт.).

Кроме того, менее официально и через своих лоббистов в Сербии они говорили и о прекращении инвестиций в нашу экономику и даже о переносе существующих заводов в другие страны. Всё это делалось с целью посеять панику среди сербских граждан. Каждая из вышеупомянутых потенциальных санкций грозит Сербии серьёзными проблемами.

Необходимо понимать геостратегический контекст: Сербия окружена странами ЕС, две трети инвестиций в нашу экономику и две трети внешнеторгового обмена приходятся на страны Евросоюза. Сербия как маленькая и небогатая страна вынуждена полагаться на европейские фонды для финансирования инфраструктурных проектов. Несколько сотен тысяч сербских граждан время от времени или постоянно работают в странах ЕС, так что введение виз нанесло бы ощутимый ущерб благосостоянию многих сербских семей.

Коллективный Запад не простил нам того, что мы не ввели санкции против России. Меняются методы давления и наказания. Внесение главы спецслужбы БИА Александра Вулина в список лиц, которым запрещён въезд в США, — ещё один явный признак давления на наше государство. Причём было чётко заявлено, что это следствие отказа от присоединения к антироссийским санкциям.

Как бы вы объяснили российскому читателю, почему Сербия, будучи столь экономически зависимой от ЕС, выступает против антироссийских санкций, учитывая огромную цену, которую она за это платит? По данным опросов, такого мнения придерживается 85% граждан страны. В чём причины такого единодушия?

Во-первых, граждане Сербии прекрасно понимают, что произошло в недавнем прошлом и что происходит сейчас в отношениях между Россией и Украиной. Мы сочувствуем позиции Москвы и считаем её справедливой. Сербы полагают, что Россия терпеливо пыталась решить проблемы мирным путём, но другая сторона, в данном случае Украина, поощряемая НАТО, не хотела мирного решения. Мы знаем, что Запад призывал Украину не выполнять Минские соглашения 2014 года, а поощрение вступления Украины в НАТО было недопустимым и неприемлемым с точки зрения национальной безопасности России.

Именно поэтому мы считаем, что СВО — это вынужденный шаг России с целью защитить свою национальную безопасность и русский народ, проживающий на Украине.

Кроме того, Сербия и сербы в бывшей Югославии пережили в 1990-е годы то, что сегодня переживают Россия и русский народ на Украине.

Распад Варшавского договора и СССР, отсутствие баланса мировых сил создали благоприятные условия для развала Югославии. В отколовшихся республиках бывшей СФРЮ, особенно в Хорватии и Боснии и Герцеговине, которые никогда не существовали как отдельные государства, за исключением республик в составе СФРЮ, сербский народ после отделения был объявлен нежелательным элементом. Несмотря на то, что сербы жили там всегда и обладали статусом конститутивного народа согласно Конституции Хорватии и Конституции БиГ.

Кстати, и Хорватия существовала как отдельная страна лишь однажды в истории, во время Второй мировой войны, как творение нацистов, будучи сателлитом Гитлера под названием «Независимое государство Хорватия». Оно охватывало территории Хорватии и БиГ, и в нём на государственном уровне проводился геноцид сербского народа. Вырезали целые сербские деревни, в том числе детей, женщин и стариков. В местечке Пребиловцы с тысячным населением было убито 875 жителей — все, кто находился на тот момент в селе. В крупнейшем лагере смерти в НДХ Ясеноваце самым зверским образом было убито 700 тысяч человек, в основном сербов, но также евреев и цыган.

И так же, как и на Украине, в Хорватии и БиГ в 90-е годы с провозглашением независимости моментально расцвели неонацистские режимы и стали прославляться преступники времён Второй мировой войны. Чего мы не могли принять тогда, так это того, что наши западные союзники во Второй мировой теперь встали на их сторону и выступили против нас. В отношении Сербии ввели беспрецедентные экономические санкции, фактически экономическую блокаду, которая распространялась на всё, включая нефть и энергоносители. Западные СМИ откровенно и бесстыже демонизировали Сербию и сербский народ. Жертву объявили преступником.

В 1994 и 1995 годах НАТО бомбило военные позиции сербов в Боснии и Герцеговине, а в 1999 году атаковало всю Союзную Республику Югославию (Сербию и Черногорию) с целью оккупировать наш южный автономный край — Косово и Метохию. Сербию бомбили 24 часа в сутки на протяжении 78 дней. Также применялись запрещённые кассетные боеприпасы и снаряды с обеднённым ураном.

Несмотря на то, что резолюция 1244 СБ ООН гарантирует территориальную целостность Сербии в отношении Косово и Метохии, страны Запада признают «независимость» так называемой «Республики Косово».

Третья причина высочайшего уровня понимания сербов по отношению к России — это исторические, религиозные и культурные связи, которые свидетельствуют о том, что мы всегда были и всегда должны быть на одной стороне. Сербы помнят российскую помощь в течение пяти столетий турецкой оккупации, жертву России и царя Николая II Романова ради сербского народа в Первой мировой войне и восхищаются решающим вкладом Советской Армии в победу над нацизмом.

Сербы знают, что русский народ не может быть на неправильной стороне истории. Русские всегда на стороне справедливости.

Готово ли сербское общество пожертвовать уровнем жизни ради русофильских принципов и сантиментов? Особенно учитывая страх возвращения в международную изоляцию, подобную ситуации в 1990-х, которым угрожает Запад?

Не присоединиться к антироссийским санкциям в сложной региональной ситуации, в которой находится Сербия, — особый подвиг. Мы знаем, что это плохо влияет на отношения Белграда и западных держав, которые назвали себя единственными медиаторами в решении наших национальных проблем и региональных споров.

Сербия находится под сильным давлением коллективного Запада, который требует признать независимость Косово и Метохии. С этой целью ультранационалистический режим в Приштине проводит постоянные провокации против сербов, проживающих в крае, особенно на севере, лишая их элементарных прав, угрожая их жизни и безопасности — с целью спровоцировать Сербию отреагировать военным путём.

Учитывая, что НАТО несёт ответственность за сохранение мира между национальными общинами в Косово и Метохии в форме миссии KFOR с мандатом Совета Безопасности ООН, терпеливое, мудрое и постоянное дипломатическое «наступление» Сербии в отношении НАТО и особенно США является залогом хрупкого мира в этом районе. Все попытки «косовского премьера» Альбина Курти втянуть Сербию в конфликт с НАТО провалились, что поистине является дипломатической победой Александра Вучича.

Также мы наблюдаем и усилия коллективного Запада произвести ревизию положения Республики Сербской в ​​Боснии и Герцеговине — лишить её полномочий, гарантированных Дейтонскими мирными соглашениями 1995 года. Всё это ложится бременем не только на плечи Республики Сербской, но и Сербии.

Нивелировать «сербский фактор» Запад пытается и в Черногории. Например, некоторые посольства западных стран настоятельно «рекомендовали» не включать в правительство Черногории сербские партии, несмотря на волеизъявление избирателей. А ведь именно бесправные сербы были движущей силой перемен и падения режима Мило Джукановича в Черногории.

Когда Запад начал оказывать давление, я задался гипотетическим вопросом: что выиграет и что потеряет Сербия, если введёт санкции против России? И что же получит Запад, который настаивает на этом так, будто это вопрос жизни и смерти?

Моя позиция с первого дня заключалась в том, что, присоединившись к санкциям, Сербия нанесёт экономический ущерб только себе. Введя санкции против своего самого верного союзника, она рискует не только дипломатической поддержкой России в Совете Безопасности и других международных органах в отношении Косово и Метохии, но и стабильными поставками природного газа по корректной цене.

Я также предсказал, что гнев Запада может вылиться в меньший объём инвестиций, более жёсткую позицию по Косово, но, тем не менее, не в драматический сценарий переноса заводов в другие страны, потому что энергоснабжение здесь стабильное и дешевле, чем в соседних странах. Я исключил вариант особых санкций или блокаду Сербии, потому что в этом случае они должны были бы быть применены и к другим странам, которые не ввели санкции против России.

Коллективному Западу очень важно доказать себе, своей общественности, и миру, что все страны Европы — как члены ЕС, так и находящиеся на пути евроинтеграции — едины в своём осуждении России. Сербия здесь как «кость в горле», единственная, кто портит эту картину. Им важен принцип. К тому же они давно мечтают внести раздор в традиционно дружеские отношения между Белградом и Москвой.

При этом их не интересует экономический ущерб, который понесёт Сербия в этом случае — как, впрочем, не волнует и цена, которую заплатили страны Западной Европы, особенно Германия.

Насколько в условиях подобного прессинга со стороны Запада возможно дальнейшее укрепление отношений между нашими странами?

Сербия не обращает внимания на возражения Запада по поводу её сотрудничества с Россией или Китаем, потому что оно лежит в основе нашей стратегической политики. Такой поход приносит определённые проблемы, но наш основной принцип — это национальный интерес, а не вассальная зависимость от кого-либо.

Я уверен, что партнёрство с Россией может быть более обширным не только в сфере энергетики и продовольствия, но и в области высоких технологий, атомной отрасли, подготовки кадров. Например, я убеждён, что число сербских студентов в России должно быть куда большим.

За укрепление экономического сотрудничества отвечает Межправительственный комитет Сербия-Россия. Есть также Торгово-промышленные палаты наших двух стран. Эти органы являются наиболее компетентными в отношении инициатив и создания условий для налаживания связей между субъектами предпринимательства.

Сербы генетически «запрограммированы» на любовь к России — большинство из них рождаются русофилами. И всё же я уверен, что, учитывая агрессивность и количество прозападных НКО в Сербии, априори ориентированных антироссийски, России следует уделять больше внимания своей мягкой силе у нас: необходимо и пространство для расширения присутствия российских СМИ, информационного и культурного обмена. Надеюсь, российские СМИ, работающие в регионе, будут уделять больше внимания искренним русофилам, которые оказались в лучшем случае в информационной блокаде и «чёрных списках» прозападных медиа, которых становится всё больше, а в худшем — стали жертвами их грязных нападок. Ведь, как мы знаем, сила в правде, и благодаря российским СМИ теперь она может быть услышанной.

Как, на ваш взгляд, украинский кризис отразится на балканском регионе?

Он осложнил положение Сербии в экономическом и политическом смысле. Выросли государственные затраты на все виды энергоносителей.

Проблем с поставкой контрактного количества в 2,2 млрд кубометров природного газа в год из России по выгодной согласованной цене не возникло, но резкий скачок цен в Европе заставил Сербию увеличить сумму, выделяемую на его закупку, ведь недостающие 0,8 млрд кубометров мы ежегодно покупаем на европейском рынке.

ЕС в рамках шестого пакета санкций против России «перекрыл кран» Сербии, сократив поставки российской нефти по адриатическому нефтепроводу JANAF, что привело к росту цен на топливо. При этом российская нефть была для нас на 30% дешевле нефти из других источников. Известно, что мажоритарным владельцем акций НИС является группа «Газпром». С современного нефтеперерабатывающего завода компании недалеко от Белграда дериваты поставляются не только покупателям в Сербии, но и в Республике Сербской и по всему региону.

Во избежание шантажа Запада и в целях повышения безопасности поставок нефти Сербия решила подключиться к российскому нефтепроводу «Дружба» посредством строительства второй ветки через Венгрию, и этот проект реализуется.

Кроме того, из-за серьёзных аварий на крупнейшей теплоэлектростанции Сербия уже два года импортирует значительные объёмы электроэнергии в зимний период. Украинский кризис вызвал рост цен на все виды энергоносителей, поэтому существенно возросли и расходы Сербии на импорт электроэнергии.

Сербская промышленность во многом зависит от ЕС и за последние 20 лет стала частью европейской производственной цепочки. Это означает, что, если не будут работать заводы в Германии, то остановятся и некоторые предприятия в Сербии, например, производящие комплектующие для немецких автомобилей.

Однако, в целом сербская экономика оказалась очень устойчивой. Благодаря инициативам президента и вовремя принятым правительством мерам экономические последствия украинского кризиса ощущаются значительно меньше, чем в странах Евросоюза.

На политическом уровне конфликт на Украине также осложнил положение Сербии и сербского народа в регионе. Причин две: неприсоединение Сербии к антироссийским санкциям и занятость России украинской проблемой.

И, естественно, Запад не сидит сложа руки, а пытается решить косовскую проблему в условиях сокращения присутствия России на Балканах так, как они давно это задумали — в пользу косовских албанцев. Это, как и посягательство на статус Республики Сербской в ​​Боснии и Герцеговине, делается для того, чтобы заставить Сербию присоединиться к санкциям. Логика проста: если мы надавим на больные места Сербии, она поймёт, что должна ввести санкции против России.

Даже без чёткого сигнала от западных кураторов Приштина с её сильной антироссийской и антисербской риторикой пришла к выводу, что стечение обстоятельств идеально подходит для антисербских провокаций. По крайней мере, раз в месяц мы наблюдаем посягательства режима Альбина Курти на коллективные права и безопасность сербов с целью посеять ощущение страха и безнадёжности, которые должны вынудить сербов полностью покинуть Косово и Метохию. Это автоматически вызовет реакцию Сербии и спровоцирует конфликт с силами НАТО, присутствующими в крае.

Как возможно вести переговоры в ситуации, когда другая сторона отказывается от поиска компромисса и настаивает исключительно на соблюдении своих интересов? Возможно ли в принципе вступление Сербии в ЕС, если от Белграда за это требуют признания «независимости» Косово?

Сербия не признаёт самопровозглашённое Косово ни де-юре, ни де-факто. Мы не будем торговать частью своей территории в обмен на вступление в Европейский союз. Это хорошо известно.

Для любого продолжения переговоров по поводу нормализации отношений, учитывая, что Белград давно выполнил все свои обязательства, Сербия требует, чтобы Приштина выполнила самый главный пункт Брюссельских соглашений от 2013 года о формировании Сообщества сербских муниципалитетов. Однако из-за толерантного отношения западных кураторов к режиму косовских албанцев за целых десять лет они так и не сделали этого.

Сербия не приемлет стремления «премьера» косовских албанцев Альбина Курти свести переговоры к признанию Белградом независимости Косово, тем более что она ни при каких обстоятельствах не намерена признавать «независимость» своего южного края. Напомню, территориальная целостность страны после агрессии НАТО в 1999 году гарантирована резолюцией 1244 СБ ООН.

Президент Александр Вучич часто указывает на лицемерие западных партнёров, которые, с одной стороны, настаивают на территориальной целостности Украины, а с другой — просят Сербию отказаться от части своей территории. Отношение Запада к Киеву и Белграду — это политика двойных стандартов в действии. Именно поэтому Запад пытается добиться признания независимости Косово во время украинского конфликта, чтобы исключить аргумент о том, что они проводят политику двойных стандартов, которые формируются лишь в соответствии с их интересами.

Партия главы БИА Александра Вулина «Движение социалистов» предложила проект резолюции о вступлении Сербии в БРИКС, а затем даже выступила с предложением провести по этому вопросу референдум, поскольку, согласно соцопросам, две трети граждан страны поддерживают членство в этой организации. Затем и Милорад Додик заявил, что заявку следует подать и БиГ. В какой перспективе реален такой сценарий? Предлагает ли БРИКС реальную альтернативу ЕС для стран Западных Балкан?

Для всё большего числа стран становится интересным членство в организации, которая превращается в ещё один долгожданный полюс в мире, который до сих пор был однополярным.

Данные о том, что после присоединения к БРИКС новых стран на их долю будет приходиться 30% мирового ВВП, 40% мировой добычи нефти, 45% мировых валютных резервов и 46% мирового населения, очень впечатляют.

Я знаком с инициативой «Движения социалистов». Любая инициатива должна быть тщательно продумана. Страны БРИКС дружественно относятся к Сербии. В конце концов, в отличие от Запада и, в частности, ЕС они не требуют от нас отречься от Косово и Метохии. Сотрудничество с БРИКС может только укрепить позиции и экономику нашей страны. В любом случае, для ЕС будет полезно получить альтернативу в виде БРИКС. Что касается Сербии, то это ограничит возможности Запада шантажировать нас.

Фото: Алина Арсеньева

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх