16 июля, после 20 месяцев перерыва, в Брюсселе наконец возобновился диалог Белграда и Приштины. За столом переговоров встретились президент Сербии Александр Вучич и глава «правительства» Косово Авдуллах Хоти. Ранее, 10 июля, в формате видеоконференции Вучич и Хоти обсудили повестку дня.

Встрече предшествовали многие примечательные события, которые обогатили и одновременно осложнили атмосферу брюссельского мероприятия. 

Напомним, что 24 июня был сорван широко анонсированный американцами саммит в Белом доме, запланированный на 27 июня. Визави президента Сербии должен был стать лидер косовских сепаратистов Хашим Тачи. Администрация Трампа для подкрепления своих «благих» намерений даже посулила сторонам щедрые инвестиции, если те будут посговорчивее. Но, как известно, в последний момент спецпрокуратура в Гааге, расследующая преступления Армии освобождения Косово (АОК), выдвинула против Тачи обвинения в убийствах и других преступлениях против человечности, совершенных во время войны 1998-99 годов. В результате Тачи визит в Америку отменил, вслед за ним на переговоры отказался ехать и «премьер-министр» самопровозглашенной республики Авдуллах Хоти. Многие эксперты сходятся во мнении, что запрос из Гааги возник не спонтанно: это был заранее просчитанный политический ход, направленный на то, чтобы обуздать амбиции администрации лидера США.

— Подробнее: Лидера косовских сепаратистов вызвали в Гаагский суд

Для сербского президента наиболее драматичным моментом накануне переговоров в Брюсселе стала серия беспорядков, устроенных в столице и ряде других городов страны начиная с 7 июля. В тот день глава Сербии анонсировал возможность объявления в Белграде комендантского часа, так как город стал крупнейшим очагом распространения коронавирусной инфекции, и все его ковид-больницы оказались переполнены. 

Под видом недовольства введением строгих карантинных мер в Белграде были организованы массовые демонстрации, которые быстро переросли в беспорядки и столкновения с полицией. Сумма ущерба, нанесённого городу, превысила миллион евро. Ранения получили более сотни полицейских, которых хулиганы забрасывали камнями. Известно, что участие в погромах принимали и иностранцы — граждане Израиля, Великобритании, Туниса, Черногории и Боснии и Герцеговины. 

Читайте также: Иностранные агенты и сербские радикалы: кто этой ночью устраивал хаос в центре Белграда?

В то же время сторонники оппозиции настойчиво обвиняли лидера Сербии в «предательстве интересов страны» по вопросу Косово и осуждали переговоры Вучича с представителями Приштины. 

Как представляется, все эти обстоятельства поставили президента Сербии в жесткие рамки и вынудили действовать на встрече предельно осторожно. 

Дополнительным проблемным фактором для Белграда стало и намерение ЕС добиваться заключения обеими сторонами «юридически обязывающей договоренности», что для Белграда может по сути означать и признание «Республики Косово».

Тем не менее дискуссия состоялась, хотя и протекала она, по мнению Вучича и Хоти, «очень непросто». Организатором выступил Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель и спецпосланник ЕС Мирослав Лайчак. Соотвественно, сербский лидер заявил, что Белград ведет переговоры не только с албанцами, но и с Евросоюзом и влиятельными странами Европы, которые признали суверенитет Косово.

По словам Вучича, албанская делегация постоянно пыталась прямо или завуалировано затронуть вопрос признания самопровозглашенной республики. Вместе с тем, по убеждению главы сербского государства, у Белграда и Приштины по-прежнему «диаметрально противоположные требования».

Так, стороны предприняли попытку обсудить поиски пропавших без вести и перемещённых лиц. Вучич подтвердил, что сербская сторона готова пойти навстречу просьбам косоваров и организовать исследование возможных мест захоронения косовских албанцев при условии предоставления Белграду аналогичной возможности на территории Косово и Метохии. Однако пока со стороны Приштины в этом вопросе подвижек нет. Очевидно, там опасаются обнаружения братских могил сербов, уничтоженных АОК в ходе войны. Пока что  договориться удалось лишь о дальнейших принципах работы по этому направлению. Один из них заключается в том, что поиск мест захоронения будет вестись совместно с Красным крестом.

Похожая ситуация сложилась вокруг вопроса об открытии архивов. Приштина настойчиво требует от Белграда предоставить доступ к документам сербской полиции, датируемым концом 90-х годов, при этом аналогичная просьба Белграда — открыть архивы АОК — пока остаётся без ответа. 

С учетом дальнейших комментариев Вучича стало ясно, что Хоти пытался затронуть и вопрос компенсации военного ущерба, что сербский лидер обсуждать отказался. 

Важнейшим для Белграда моментом остается создание Сообщества сербских муниципалитетов. Этот пункт переговоров полностью игнорируется Приштиной с момента подписания в Брюсселе соответствующих основополагающих соглашений в 2013 году. Президент Вучич всё же надеется, что этот вопрос окажется на повестке дня уже в сентябре этого года. 

Кроме того, по мнению сербского лидера, Белграду и Приштине необходимо заключить торговое соглашение, что будет выгодно обеим сторонам.

По итогам встречи в Брюсселе участники диалога договорились, что начиная с 22 июля дальнейшая работа продолжится на экспертном уровне, а новая встреча состоится ориентировочно в сентябре. 

Примечательно, что Авдуллах Хоти после дискуссий вел себя самоуверенно. Он подчеркнул, что обозначенные им позиции не будут изменены, и выразил мнение, что процесс переговоров должен быть завершён достаточно оперативно — «в ближайшие недели либо месяцы». При этом он сослался на «поддержку Приштины ключевыми государствами ЕС» и лично Мирославом Лайчаком.

Тем не менее в самом Косово итоги поездки Хоти в Брюссель оценили весьма сдержанно. Местные аналитики даже говорили о том, что у «премьера» нет ни возможности, ни политического веса вести диалог с Александром Вучичем без поддержки, к примеру, Хашима Тачи. 

В сложившейся ситуации становится очевидным, что для Белграда последующие раунды переговоров, — если они состоятся, — станут более жесткими и могут принести новые «сюрпризы». Неожиданностей стоит ожидать как от самих косоваров, так и от других сторон, вовлечённых в этот процесс. Нельзя исключать и того, что о своих геополитических амбициях вновь заявит Вашингтон, который попытается перетянуть весь процесс под своё «крыло». С учетом того, что отношения США и ЕС переживают сейчас не лучшие времена, вполне возможно возникновение новых обстоятельств вокруг диалога Белграда и Приштины. 

Более того, давно известна позиция Германии, которая выступает категорически против размена территориями между Сербией и Косово. А этот сценарий не противоречит планам американцев. Белград же, цель которого — отстоять свои национальные интересы и защитить сербов Косово и Метохии, будет вынужден проявлять максимальную гибкость, в том числе принимая во внимание внутриполитический контекст.

В таких условиях Москва не оставит Сербию один на один с неравным по силе противником в лице крупных международных игроков (естественно, речь тут не Косово). Залогом этому служит последовательная позиция России, стоящей на страже международного права, и решимость защищать братскую Сербию в трудные времена.