Выборы в Болгарии: почему 11 июля стало днем разбитых надежд?

Состоявшиеся этой весной выборы в Болгарии так и не ответили на вопрос о том, кто будет управлять страной дальше. Поэтому последние два месяца все участники предвыборной гонки активно готовились, собирая союзников, атакуя оппонентов в СМИ и в целом стараясь привлечь к себе как можно больше внимания. Тем не менее новое голосование показало, что принципиальных изменений в соотношении сил за этот срок не произошло и ни один из противоборствующих лагерей так и не добился решающего перевеса.

Новый парламент

В новое Народное собрание прошли шесть политических формаций. Хотя официальные сведения о распределении мандатов ещё не опубликованы, болгарские СМИ уже распространили предварительный список:

— «Есть такой народ» (ЕТН) – 24,07 %, 65 мандатов;

— «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ) – 23,52 %, 63 мандата;

— Болгарская социалистическая партия (БСП) – 13,40 %, 36 мандатов;

— «Демократическая Болгария» – 12,63 %, 34 мандата;

— «Движение за права и свободы» (ДПС) – 10,71 %, 29 мандатов;

— «Распрямись! Мафия – вон!» – 5,01 %, 13 мандатов.

Поверженный гегемон

Хотя состав нового парламента в целом повторяет структуру предыдущего Народного собрания, некоторые заметные перемены всё же произошли. 

Прошедшие в воскресенье, 11 июля, выборы стали первыми с 2009 года, где партия «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ) не стала победителем. Двенадцать лет подряд это движение, возглавляемое харизматичным лидером Бойко Борисовым, оставалось на вершине властной пирамиды, фактически не имея соперников среди более мелких политических сил. Ситуация начала меняться после протестов лета-осени 2020 года, когда на волне общественного недовольства стали набирать популярность личные проекты публичных деятелей, таких как шоумен Слави Трифонов и бывший омбудсмен Мая Манолова. 

Специалисты отмечали, что за двенадцатилетнее правление ГЕРБ в обществе накопилась усталость и желание перемен. Оно и отразилось в поддержке новых политических движений, о которых никто ещё ничего толком не знал, а поэтому додумывал каждый своё в соответствии с индивидуальными запросами. 

Тем не менее на весенних выборах ГЕРБ вновь победила. На этот раз, однако, ни одна из парламентских партий не поддержала бывшего гегемона из-за боязни прослыть «купленной» и лишиться поддержки оппозиционно настроенных избирателей. Правда, между собой «силы протеста» договариваться тоже не стали, решив попытать счастья на новых выборах. Их организация была поручена техническому кабинету министров, который был назначен одним из основных политических противников ГЕРБ – президентом страны Руменом Радевым. 

Неудивительно, что все силы нового правительства в короткий срок его работы были направлены на дискредитацию своих предшественников и подготовку почвы для электоральной победы оппозиции. Технические министры не упускали случая выступить с критикой предыдущего кабинета, обвиняя его в коррупции, некомпетентности, кумовстве и нелегальной деятельности. Не предъявляя доказательств, правительство подняло на щит слухи о незаконной прослушке оппозиционных деятелей в период весенней предвыборной кампании. Кульминационным моментом всей этой шумихи стало введение против близких к ГЕРБ бизнесменов американских санкций, после чего рейтинги партии в считанные дни упали на пару процентов.

Борисов, однако же, не сдавался. Первым делом он попытался изменить публичный профиль партии. С этой целью в ряды движения был срочно принят один из самых проамериканских политиков Болгарии, бывший министр иностранных дел Даниел Митов, которому сразу был предоставлен пост зампредседателя. В качестве представителя ГЕРБ Митов появлялся перед камерами, осуждая безответственные действия оппозиции и всем своим видом демонстрируя интеллигентность и респектабельность, в отсутствии которых упрекали Борисова. 

Одновременно были предприняты меры для того, чтобы не допустить изоляции ГЕРБ в новом парламенте. Националисты, союзники правящей партии по правительству 2017-2021 годов, весной этого года не прошли в Народное собрание из-за внутреннего раскола. В мае-июне раскол был преодолён: консерваторы вновь объединились под именем «Болгарские патриоты». Чисто арифметически их союз должен был принести националистам около 5-6 % голосов.

Ещё один потенциальный союзник ГЕРБ, партия турецкого этнического меньшинства «Движение за права и свободы» (ДПС), также приняла решительные меры для увеличения своих результатов. Руководство партии посетило Турцию, где встретилось с президентом Реждепом Тайипом Эрдоганом и другими высокопоставленными лицами. Болгарские комментаторы по этому поводу отмечали, что поддержка в лице Анкары может дать ДПС около 50 тыс. дополнительных избирателей. На нечто похожее, вероятно, рассчитывал и Борисов, в июне также совершивший визит в Турцию и встретившийся с Эрдоганом.

Теоретически, предпринятые меры давали ГЕРБ основание рассчитывать на успех. Все социологические прогнозы, за единичным исключением, сулили правящей партии очередную победу, а вхождение в парламент «Болгарских патриотов» решало проблему с изоляцией. 

Повторные выборы также предполагали сравнительно низкую явку, что также играло на пользу партий со стабильным электоратом, таких как ГЕРБ и ДПС. Хотя представить себе коалицию с участием этнических турок и болгарских националистов было довольно сложно, возможен был компромиссный вариант правительства меньшинства в состав которого бы  вошли ГЕРБ и «патриоты» (при поддержке ДПС). 

Голосование 11 июля похоронило такую возможность. 12 июля, на следующий день после выборов, пока подсчитывались голоса, ГЕРБ и партия Трифонова шли вплотную друг к другу, с разницей в десятые доли процента. После обработки 100% бюллетеней движение Борисова уступило первое место, набрав 23,51%, тогда как его соперник получил 24,08%. 

«Болгарские патриоты» не сумели пройти в парламент, получив всего 3,14% голосов. ДПС, несмотря на поддержку Турции, было отодвинуто на пятое место. В итоге, хотя официальное распределение мандатов ещё не опубликовано, предварительные подсчёты говорят, что ГЕРБ вместе с ДПС лишились 11 депутатских мест по сравнению с весенними выборами. Другими словами, о формировании правительства под руководством Борисова или хотя бы с участием его партии можно забыть.

Отчаянный победитель

Между тем ситуация в лагере победителей не давала поводов для особого оптимизма. Дело в том, что досрочные выборы нужны были «силам протеста» для того, чтобы добиться большинства в парламенте без привлечения в коалицию «старых партий». Ради этого были потрачены государственные средства на организацию нового голосования, а страна два месяца жила без постоянного правительства. 

Уже тогда политологи отмечали риск этой тактики: что если новое голосование не даст большинства? Назначать третьи выборы? Сколько раз нужно потерпеть неудачу, прежде чем «новые партии» смирятся с ограниченным влиянием и перестанут тратить казенные деньги?

В итоге опасения наблюдателей оправдались. Согласно предварительным данным, «партии протеста» совместно получили только 112 депутатских мест при необходимых 121 (всего в парламенте 240 депутатов). Чтобы достичь большинства, им пришлось бы обратиться за помощью к социалистам, протянутую руку которых они так надменно отвергли после весенних выборов. Предчувствуя своё торжество, лидер левых Корнелия Нинова заявила в день после голосования, что теперь их поддержка не будет безусловной. 

Для «новых партий» сложившаяся ситуация была весьма неприятной. Их ставка не выиграла, добиться большинства не удалось. Время и средства на новую кампанию были потрачены зря, а потенциальные союзники в лице социалистов были оскорблены и намеревались запросить высокую цену за свою поддержку. Сотрудничество с ними было бы негативно воспринято избирателями, не говоря уже о нарушении предвыборных обещаний не вступать в контакт со «старыми партиями».

В этих условиях партия Трифонова «Есть такой народ» (ЕТН) пошла на нестандартный шаг. Используя психологический эффект от новости о своей победе (напомним, с преимуществом всего в 0,57%), она заявила, что не будет заключать коалиционных соглашений. По словам Трифонова, «в последние годы слово «коалиция» и вовсе превратилось в ругательство». Вместо этого он в первый же день после выборов объявил, что предлагает собственный вариант правительства, огласив полностью его состав. Остальным партиям предлагается либо поддержать его, либо взять на себя ответственность за продолжение политической нестабильности, потому что без ЕТН составить кабинет в рамках данного созыва парламента едва ли возможно. 

Нельзя не признать: получилось эффектно. Прежде всего, Трифонову удалось прочно завладеть новостной повесткой. Теперь любые прогнозы должны были исходить из того, будет ли реализован предложенный им сценарий или нет, а это значит, что в любом случае именно ЕТН оказалась бы в центре внимания. 

Состав предложенного правительства говорит о том, что партия провела серьёзную подготовительную работу: её кандидаты на министерские посты отвечали тем критериям, которые могло бы предъявить общество на данном этапе. Как отметил сам Трифонов, это безусловные специалисты в своих сферах, закончившие престижные вузы, в том числе заграницей, прежде всего, в США. Большинство из них владело несколькими языками. Среди кандидатов было несколько бывших министров, в том числе потенциальный премьер-министр, ранее участвовавший в правительствах  Симеона Борисова Саксен-Кобург-Готтского (2001-2005 гг.) и Сергея Станишева (2005-2009 гг.). Характерно, что сам лидер партии не только не включил себя в список будущих министров, но и не является депутатом от своего движения. Очевидно, что подготовка велась давно и скрытно от СМИ. 

Так, из заявления Трифонова стало известно, что посты в будущем правительстве предлагались трём министрам технического кабинета, однако они отказались. По их словам, это связано с различными взглядами на задачи экономической политики.

Возможно, самым важным результатом сделанного Трифоновым шага стало освобождение от необходимости добиваться компромисса с социалистами. Теперь уже им приходится решать, готовы ли они ради сохранения лица отказать ЕТН в поддержке, тем самым спровоцировав ещё одно досрочное голосование? Учитывая, что на этот раз социалистическая партия едва избежала позорного для неё четвёртого места (разница между ней и «Демократической Болгарией» составила менее 1%), она едва ли захотела бы по собственной воле ещё раз попытать счастье на выборах. 

Между тем, даже в этом случае ЕТН оказалась бы в выигрыше. Накануне голосования представители партии открыто заявляли, что их не пугает перспектива новых выборов, – что и понятно, принимая во внимание растущую популярность движения (по сравнению с весной результаты ЕТН выросли на 6 %). Партия могла бы навредить своей репутации, если бы оказалось, что она намеренно затягивает формирование постоянного кабинета очередными выборами для увеличения своего результата. Но если правительство не удалось бы создать по вине других партий, которые не согласились бы поддержать предложение Трифонова, то в глазах избирателей это не выглядело бы как корыстный расчёт. А значит, рейтинг ЕТН не понёс бы ущерба.

Униженные и оскорблённые

Между тем остальные парламентские партии встретили демарш Трифонова без особого восторга. Так, БСП решительно заявила, что не поддержит предложенное ЕТН правительство меньшинства. Более того, экспромт партнёра не оценили и «партии протеста». 

Сопредседатели «Демократической Болгарии» Христо Иванов и Атанас Атанасов объявили, что обращение Трифонова шокировало их «и манерой действий, и содержанием, и персональным составом предложенного кабинета». По их мнению, правительство должно стать результатом диалога между политическими силами, а не поспешных решений. Ещё резче высказались представители движения «Распрямись! Мафия – вон!»: Николай Хаджигенов пообещал, что не поддержит кабинет ЕТН в парламенте, а Мая Манолова выступила со встречным предложением консолидироваться вокруг технического правительства.

Таким образом надежд на формирование парламентского большинства и стабильного кабинета министров остаётся всё меньше, а вариант третьих подряд парламентских выборов уже не кажется невероятным. В последнем случае есть шанс, что голосование будет перенесено на осень и пройдёт одновременно с выборами главы государства.

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх