«Вучичу в Ясеновце не место»: как Хорватия выдала свое истинное отношение к фашизму

«Балканист» уже описал в общих чертах перипетии несостоявшийся поездки президента Сербии Александра Вучича в Хорватию, к мемориалу в концлагере Ясеновац. В этой довольно неприглядной истории прежде всего обращают на себя внимание следующие моменты. 

Вучич собирался ехать в Хорватию как частное лицо, без прессы, с одной протокольной камерой, чтобы почтить память своего деда, умученного в Ясеновце хорватскими усташами в годы Второй мировой. Президент Сербии дважды обращался к властям Хорватии с просьбой разрешить ему посетить Ясеновац. Первый раз — осенью 2021 года, второй – весной 2022-го. Оба раза его просили повременить из-за сложной внутриполитической обстановки в стране. Обещали, что в ближайшее время решат этот вопрос, и очень просили не сообщать детали этой истории прессе.

И вот после того, как Александру Вучичу в третий раз за год отказали в возможности посетить Ясеновац, сами же хорватские власти организовали утечку в местную прессу. 

Как рассказывает об этом Вучич: кабинет президента Сербии  по официальным каналам запросил для группы лиц с дипломатическими паспортами разрешение посетить Ясеновац, но не получил ответа. Тогда Вучич лично связался с лидером сербов Хорватии, депутатом хорватского парламента Милорадом Пуповцем, и попросил его оповестить хорватского президента о своем намерении, что Пуповац и сделал. Буквально утром следующего дня все ежедневные хорватские СМИ вышли с заголовком про Вучича, который «хитростью и обманом» пытался попасть в Ясеновац. 

«В чем же тут хитрость и обман? – вопрошает сербский президент. — Неужели в том, что я старался не провоцировать власти соседнего государства, дважды откладывал поездку и не сообщал об этом прессе, как меня просили?».

«Для нас очень важны добрососедские отношения с Хорватией, я верю, что рано или поздно мы все взаимные проблемы решим. Но в данный конкретный момент наши отношения на самой низкой точке за последние двадцать с лишним лет», — резюмирует Вучич.   

Так почему же хорваты столь упорно пытаются не допустить президента Сербии в Ясеновац, устраивая на ровном, казалось бы, месте скандал и международный кризис? 

Кто-то увязывает это со спецоперацией России на Украине и последовательной поддержкой Москвы Белградом. Вучича, мол, в очередной хотят наказать за его русофильство. Надо сказать, что такую позицию охотно тиражируют популярные хорватские блогеры в соцсетях. Например, самый успешный тамошний телепродюсер Небойша Тараба пишет: «Вучич — военный преступник, и его вообще нельзя впускать в Хорватию. В прошлом он — шешелевский четник, а в настоящем – прикормленный Путиным боров. Я не хочу, чтобы в Хорватии ощущался его и путинский смрад…». Отметим, боров в данном случае означает кастрированный кабан. Сказано откровенно и явно «от души». И это мы еще более грубую брань не цитируем. 

Однако же вариант с наказанием за поддержку России нам представляется довольно сомнительным. Всё, что связано со злодействами хорватских усташей, уж очень щекотливая и потенциально негативная для самой Хорватии тема. 

В Ясеновце же не только сербов уничтожали, но и цыган, и евреев. Центр Симона Визенталя (международная организация, прославившаяся поимкой беглых нацистских преступников) уже отреагировал на эту ситуацию, заявив, что недопуск Александра Вучича в Ясеновац они расценивают как попытку замалчивания обстоятельств Холокоста в Хорватии, что недопустимо. Получается что-то типа «назло Путину не пущу Вучича в Ясеновац и испорчу отношения с Израилем»… Это, конечно, слишком фантастическая комбинация, чтобы быть правдой, вне зависимости от того, что пишут хорватские блогеры. 

Гораздо логичнее предположить, что Россия, Украина и Путин здесь вообще не при чем. Вучича не пускают в Ясеновац только и исключительно из-за самого Вучича. В самом деле, до Вучича ни один президент Сербии в Ясеновце не побывал. Как не был там и лидер Югославии Иосип Броз Тито. 

При социализме говорить о концлагере Ясеновац и его жертвах было допустимо, но по возможности не называя конкретных цифр и уж точно воздерживаясь от упоминаний о процентном соотношении жертв (88% каковых – сербы, по данным того же Центра Визенталя). Тогда же, при Тито, в этом месте скорби был установлен монумент — огромный бетонный цветок (или скорее некая морская актиния) по проекту маститого скульптора Богдана Богдановича. Памятник сам по себе эффектный, но не несущий никакой смысловой нагрузки и не вызывающий никаких эмоций. Впрочем, как и большая часть югославских военных памятников, которые на Западе считают отдельной формой современного монументального искусства и называют the spomeniks. Но при этом памятник того же Богдановича югославским евреям, жертвам Второй мировой, на Еврейском кладбище в Белграде предельно конкретен и актуализирован. Он представляет собой огромные скрижали завета и украшен иудейской религиозной символикой. 

Здесь мы в очередной раз натыкаемся на фигуру умолчания (апосиопезы) о конфликтах на национальной почве, общепринятую в СФРЮ. 

Титовская пропаганда сначала уравняла хорватских усташей и сербских четников, что не верно чисто методологически. А потом заставила молчать и тех, и других, повязав круговой порукой: «я не буду вспоминать, что твой дядя был четник, если ты не будешь вспоминать, что мой брат был усташ». 

Казалось бы, 90-е, с их триумфом националистической идеологии, должны были эту позицию полностью обессмыслить. Но это произошло лишь отчасти. Хорваты реабилитировали усташей для внутреннего употребления, но от сербов они почему-то ждут стыдливого молчания, как при социализме. 

И вот как раз в эту игру Александр Вучич играть категорически не собирается.

Если можно выделить одну конкретную причину, сделавшую посещение Вучичем Ясеновца нежелательным, а то и вовсе невозможным, то это, конечно, не его позиция по России, а художественный фильм «Дара из Ясеновца», получивший в Сербии государственную поддержку и финансирование. Впервые о зверствах усташей, в частности, об истреблении сербских детей, был снят художественный фильм. Может быть далеко не идеальный с чисто киношной точки зрения, но фактически достоверный. Помимо фильма, в Белграде в этом году появилась Набережная ясеновацких жертв, причем это имя получил отрезок старой набережной, существующий еще с социалистических времен, что в каком-то смысле правильно. А в самом Ясеновце установлен нормальный, а не модернистско-бруталистский памятник сербским мученикам работы российского скульптора Сергея Шихачевского. Так что когда Александр Вучич говорит, что отношение к сербским жертвам хорватских усташей будет меняться и уже меняется, он не лукавит. За последние два года на этом направлении произошло больше подвижек, чем за семьдесят с лишним лет, прошедших с публикации в 1948 году труда Виктора Новака “Magnum Crimen” — единственной честной книги об усташеских зверствах, изданной в социалистической Югославии.     

Так что в данном случае, как нам кажется, не стоит искать черную кошку в темной комнате или, по российскому обыкновению, винить во всем мировую закулису. Хорватские власти не хотят допустить Вучича в Ясеновац из-за его отношения к трагедии Ясеновца. В ответ на траурные мероприятия в Сербии, посвященные годовщине операции хорватских вооруженных сил «Буря», хорваты могут вспомнить о разрушенном Вуковаре, например. В случае сербских жертв усташеского режима хорватам предъявить в ответ – мол, не вы одни страдали — просто нечего. Отсюда иррациональная, бессильная и вредная для самих хорватов злость.      

Канд. ист. н., старший научный сотрудник
Института славяноведения РАН,
историк и писатель Никита Бондарев

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх