Активность сербской оппозиции разворачивается по сценарию, ранее успешно отработанному на Украине и в Македонии. К такому выводу в статье «Украинско-македонские угрозы Белграду», опубликованной на портале Regnum, пришли директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко и директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов. В публикации эксперты подробно проанализировали хронику развития кризиса в Киеве и Скопье, выделили основные «компоненты» «цветных революций» и оценили участие западных акторов в эскалации переворота.

По мнению авторов, исходной точкой расшатывания политической обстановки становится поиск знакового повода. В ходе украинского Евромайдана (который происходил с ноября 2013 по февраль 2014 года) им стала приостановка подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС, что вызвало ряд акций протеста, инициированных оппозиционными силами. Следующим шагом стало конструирование провокации: на Украине ею стало якобы избиение правоохранителями протестовавших в центре Киева мирных студентов. Это событие запустило процесс демонизации власти в СМИ, радикализацию общества и разжигание ненависти к властям. Далее оппозиция привлекла к переговорам европейских и американских делегатов, которые открыто поддерживали бутозеров. Следующим шагом стало формулирование основных требований протестующих и основных посылов акций протеста. На этом этапе стало очевидно, что оппозиция требует уже не ассоциации страны с ЕС, а отставки правительства и внеочередных выборов. 

ntv.ru

Особое внимание в статье уделено ошибкам Киева, совершенным по мере эскалации кризиса.

«Во-первых, власть идет на прямые переговоры с представителями оппозиции (как оказалось впоследствии, для оппозиции это был не более чем механизм отвлечения власти от реальных событий в стране). Во-вторых, власть под нажимом представителей ЕС и США не применяет силу против действий экстремистов, нарушающих общественный порядок и законы Украины. В-третьих, представители власти не видят комплексной картины происходящего в стране, а отвлекаются на частности (переговоры с оппозицией)», — пишут эксперты. 

Авторы отмечают, что параллельно оппозиция регулярно устраивает провокации и захваты административных объектов, пользуясь поддержкой западных политиков. Дело заканчивается подписанием соглашения между президентом Украины и представителями оппозиции при посредничестве европейских дипломатов, которое, однако, не смогло предотвратить переворота и силового захвата власти. 

На следующий год после Евромайдана переворот был совершен в Македонии, причем события развивались по схожему сценарию с поправкой на региональные особенности.  Необходимый контекст «цветной редволюции» создали крупнейшее за последние годы вторжение косовских боевиков в третий по численности населения македонский город Куманово (негласную албанскую столицу Македонии), в результате которого погибли люди, а также попытка организовать беспорядки в столице. 

Главной мишенью оппозиции стал тогдашний премьер-министр Никола Груевский, управлявший страной с 2006 года. Против него была предпринята серия медийных атак, в ходе которых на суд общественности были представлены доказательства прослушки чиновников и вмешательства спецслужб в деятельность большинства политиков. 

Тот факт, что представленные записи с расшифровками затрагивали период с 2007 по 2013 годы и насчитывали более 670 тыс. телефонных разговоров более чем с 20 тысяч телефонных номеров, свидетельствует о том, что в дело включились США, которые явно  обеспокоились перспективой прокладки российского газопровода «Южный поток» через территорию Македонии. Важно и то, что отношения Москвы и Скопье в 2014—2015 гг. развивались столь хорошо, что после взаимного введения санкций с Европой на зимних полках подмосковных магазинов появились македонские яблоки.

«Президент республики Георгий Иванов был регулярным гостем в Москве — на парадах Победы и не только. А российский МИД после попытки разгрома протестующими офиса президентской администрации уже однозначно назвал македонскую оппозицию ”инструментом привлечения иностранных держав к дестабилизации политической ситуации в стране”», — указывают авторы. 

Георге Иванов и Владимир Путин

Эксперты отмечают, что начатый весной 2015 года «македонский майдан» достиг кульминации в начале 2016 года (когда когда по итогам перенесённых под давлением Запада парламентских выборов Груевский вынужден был уйти с поста премьера), а завершился 31 мая, когда кабинет министров возглавил лидер социал-демократов и получатель соросовских грантов Зоран Заев. Особо важно отметить, что уже спустя неделю, 8 июня, Заев заявил о готовности пойти на переименование страны ради членства Скопье в НАТО.

Политологи подчеркивают, что в данном случае вмешательство США и свержение пророссийского правительства в Скопье было мотивировано стремлением помешать России реализовать выгодные газовые проекты — такие как «Турецкий поток». Взамен западные акторы обещали стране членство в НАТО и в ЕС. И если первое Северная Македония получила, то второе, очевидно, отложено на неопределенную перспективу. В результате уже сам Заев был вынужден объявить досрочные парламентские выборы и формально оставить пост премьера страны.

Немаловажно и то, что в Скопье были и свои попытки организовать «майдан».

sdk.mk

«В 2015 году напротив президентского дворца стояла пара десятков совершенно пустых палаток под американо-албано-македонскими с вкраплениями ЕС флагами и присутствовало не более десятка собравшихся у одной из них молодых людей полубомжацкого вида, певших под гитару какие-то песни, — пишут эксперты. — В итоге пустые соросовские палатки свалили посмевшего посмотреть в сторону России премьера». 

Политологи предостерегают о том, что теперь очень похожие симптомы наблюдаются и в Белграде. 

«Первой ласточкой» стала серия протестов, которые организовывались оппозиционной коалицией «Союз за Сербию» и движением «1 из 5 миллионов» на протяжении всего прошлого года. Целью сербских «майданщиков» было объединить под своими транспарантами всех недовольных — вне зависимости от того, что ими двигало. 

Олег Бондаренко

«В прошлом году в Белграде по субботним вечерам пустые улицы города заполоняли малопонятные люди преимущественно пожилого возраста — кто под сербским триколором, кто с синим стягом ЕС, кто усыпанный значками ”1 из 5 миллионов”, а кто с картонной коробкой на голове.

От субботы к субботе их было то вдруг больше, то меньше. Один раз они с бензопилой наперевес даже ”захватили” государственное телевидение Сербии РТС и несколько раз «блокировали» президентский дворец. Протестная активность размножалась спорами — всё как в учебнике Джина Шарпа: экологи против вырубки парка, военные за увеличение социальных пособий ветеранам,  ”обманутые дольщики” против застройщиков, ”погорельцы” против пожаров», — пишут авторы.

Олег Бондаренко

Со временем протестное движение получило поддержку из Евросоюза: в Брюсселе от Белграда стали требовать проведения внеочередных выборов в парламент.

«Параллельно с этим росло внимание отдельных депутатов Европарламента к выступлениям в Белграде. Дошло до того, что инициативно взявшая на себя функции никем не званного переговорщика между властью и оппозицией евродепутат от Словении Таня Файон начала ещё в ноябре—декабре 2019-го навязывать сербским властям условия по дате проведения парламентских выборов. Всё шло к классической ”цветной революции” против Александра Вучича», — комментируют хронику сербских протестов эксперты. 

Олег Бондаренко

Впрочем, в Белграде избрали верную тактику работы с недовольными: здесь гражданам позволили мирно выпускать пар, если они при этом не нарушают законодательство. В итоге протестная активность со временем «выдохлась».

«Постепенно использованная сербскими властями тактика допущения протестов в любом формате без полиции стала приносить свои результаты — рядовых белградцев стал раздражать перекрытый ради этих недовольных центр города с отсутствующим общественным транспортом, людям стали неинтересны сами протесты и, кроме профессиональных городских бузотёров, никто особо больше на них не реагирует», — отмечают политологи. 

По мнению авторов статьи, вероятность того, что дискредитировавшая себя оппозиция обретет широкую народную поддержку, невысока.

«Последний раз поддержать ”голодающего” Бошко Обрадовича из ”Дверей” к ступеням Скупщины пришло менее трёх десятков человек. Такими темпами раскачать ситуацию к перенесённым на 21 июня из-за пандемии коронавируса выборам оппозиции будет довольно проблематично», — считают Олег Бондаренко и Денис Денисов. 

Впрочем, они отмечают, что западные акторы, не заинтересованные в том, чтобы Сербия продолжала вести независимую политику, вполне могут попытаться вновь вдохнуть жизнь в «сербский майдан».

«Всё же не будем забывать, что Запад всегда играет вдолгую, потому Белграду следует начинать готовиться к новым сербским выборам уже на следующий день после подсчёта голосов. Тем более что часть оппозиции в лице ”Союза за Сербию” проводит активную кампанию по бойкоту волеизъявления и, очевидно, не признает их результаты», — заключают авторы статьи. 

Обложка: протесты в Белграде весной 2019 года / Д. Лане