Ход диалога Белграда и Приштины в значительной степени зависит от личностей главных переговорщиков с обеих сторон: именно от их позиций зависит, достигнут ли стороны договоренностей о нормализации отношений. Если президент Сербии Александр Вучич демонстрирует готовность к компромиссу с приштинским истеблишментом, то в рядах косовских политиков существуют серьезные разногласия, которые осложняют выход на итоговое соглашение. 

В последние два месяца на авансцене косовской политики стремительно взошла звезда Авдуллаха Хоти — нового «премьер-министра», который, впрочем, уже продемонстрировал, что его с трудом можно назвать конструктивным переговорщиком. Новый глава косовского «кабмина» не проявляет ни малейшей заинтересованности к достижению консенсуса. Наоборот, он с чрезмерной уверенностью отстаивает явно неприемлемые для этой цели взгляды, отрицая любые значимые уступки для косовских сербов и Белграда. И если в конечном итоге переговоры вновь зайдут в тупик, вина за это в значительной степени будет лежать именно на новом главе косовского «правительства».

Ответственным за ход переговоров с Белградом Авдуллах Хоти стал после того, как прокуратура гаагского суда по расследованию преступлений Армии Освобождения Косово выдвинула против «президента» самопровозглашенной республики Хашима Тачи обвинения в убийствах и других тяжких преступлениях, совершенных в его бытность полевым командиром АОК. Действия специальной прокуратуры послужили причиной отмены встречи Тачи с Александром Вучичем в Вашингтоне, которую готовил спецпосланник президента США Ричард Гренелл. После того, как попытка Гренелла была сорвана, эстафету в налаживании диалога между Белградом и Приштиной перехватил Брюссель, а косовскую сторону на переговорах вместо Тачи стал представлять Авдуллах Хоти. 

Хашим Тачи

Поведение косовского «премьера» представляется тем более странным, что сам он — экономист по образованию (Хоти выпускник Приштинского университета по специальности «Менеджмент и информатика», кроме того, он учился в магистратуре и докторантуре Стаффордширского университета). Глава «правительства» в принципе должен быть заинтересован в реализации социально-экономических проектов, выгодных как Белграду, так и Приштине. К слову, именно налаживание экономических связей между Сербией и Косово неоднократно называл одной из первостепенных задач текущих переговоров Александр Вучич. 

Авдуллах Хоти практически сразу после возобновления брюссельского диалога стал заявлять о том, что конечная его цель — «взаимное признание», подразумевая под этим, что Белград должен согласиться, что «Косово является суверенным государством», а также перестать блокировать членство Приштины в международных организациях. Более того, он заявил о существовании некоего проекта соглашения сторон, о котором в Белграде совершенно не в курсе.

Между тем многое в поведении Хоти объясняется откровенной геополитической ориентацией на Запад — Великобританию и США, а также его парламентским опытом (стремлением добиться максимальной поддержки электората, в том числе радикально настроенного). С 2017 по 2020 год Хоти был в «Ассамблее Косово» главой парламентской группы Демократического союза Косово (ДСК). Тогда же он стал известен благодаря критике Демократической партии Косово (ДПК) и ее лидера, «президента» Хашима Тачи (который, к слову, среди всех косовских политиков демонстрирует наибольший интерес к достижению консенсуса с Белградом). С февраля по март текущего года Хоти занимал пост первого «вице-премьера», и именно тогда США сделали на него ставку, выделив в качестве «сменщика» Альбина Курти — предыдущего «премьера», отправленного в отставку за слишком независимую позицию по отношению и к «президенту» Косово, и к западным кураторам самопровозглашенной республики.

Альбин Курти

— Читайте также«Косовский квартет»: кто определяет политику самопровозглашенной республики? 

Полемика с ДПК и Хашимом Тачи позволила Авдуллаху Хоти занять пост «премьер-министра». Что интересно, произошло это без роспуска парламента и объявления внеочередных выборов — вопреки политической традиции, предусматривающей, что «правительство» должна формировать партия, победившая на выборах. В ходе решающего голосования 3 июня текущего года Авдуллах Хоти заручился поддержкой 61 депутата, 24 высказались против, один воздержался.

Подобный политический «багаж» главного косовского переговорщика с Белградом объективно осложняет достижение договоренностей, несмотря на все усилия Европейского союза. Позиция именно Авдуллаха Хоти, а не президента Сербии Александра Вучича становится главной проблемой диалога.

После встречи Александра Вучича и Авдуллаха Хоти 17 июля в Брюсселе переговоры продолжились на экспертном уровне. Сербскую делегацию возглавил директор канцелярии по делам Косово и Метохии при правительстве Сербии Марко Джурич, косовскую — член правления Демократического союза Косово, бывший глава косовских «министерств» иностранных и внутренних дел Скендер Хисени. Формально переговоры продолжаются (Джурич и Хисени встречались 30 июля), никакими временными рамками их дискуссии не ограничиваются. Как сообщили в службе иностранных дел Евросоюза, стороны не будут подписывать никаких промежуточных договоров, пока не придут к общему соглашению, и ни одна проблема, которую обсуждают Сербия и Косово, не ограничена жёсткими сроками решения. 

Марко Джурич

Вместе с тем Марко Джурич уже посетовал на нежелание приштинских представителей договариваться. По его словам, косовская сторона с трудом понимает суть диалога с Белградом. «Я сказал в лицо  Скендеру Хисени, что устал слушать ложь Приштины о том, что переговоры ведут к признанию независимости Косово и что всеохватывающее соглашение принесёт тот результат, о котором они мечтают. Нет, этого не будет. Результатом соглашения может стать урегулирование отношений, нормализация торговли, образования, транспортного сообщения, экономический рост с обеих сторон. Это Сербия готова обсуждать. Перестаньте подрывать диалог своими выдумками о его содержании и процессе», — рассказывал Марко Джурич 30 июля. Скендер Хисени, в свою очередь, заявил, что договоренности о признании независимости Косово якобы будут достигнуты за 12 месяцев. «За этот период процесс либо дойдет до взаимного признания, либо переговоры закончатся полным провалом», цитировала слова Хисени сербская газета «Политика». К слову, об этом он заявил сразу после поездки в Вашингтон на встречу со спецпредставителем США по Западным Балканам Мэтью Палмером, где попросил Америку подключиться к диалогу Белграда и Приштины. 

Следующая встреча на высшем уровне пройдет в Брюсселе в начале сентября. Однако для достижения прогресса на сентябрьском раунде переговоров на столе у делегаций должен появиться проект итогового документа, включающего в себя, в том числе, уступки косоваров Сербии. Именно это не вписывается в планы Авдуллаха Хоти, который, согласно имеющейся информации, намеревался использовать диалог с Белградом для решения своей собственной политической задачи – занятия поста «президента» Косово. Есть вероятность, что  сознательный срыв переговоров будет использован в целях скомпрометировать Хашима Тачи.  Вина за это будет возложена не столько на сербского президента Александра Вучича, сколько на «предательскую» предыдущую команду косовских переговорщиков во главе с Хашимом Тачи, якобы опрометчиво пообещавших сербам чрезмерные уступки, в том числе территориальные.

Авдуллах Хоти, глава европейской дипломатии Жозеп Боррель и Александр Вучич в Брюсселе

От реализации подобного сценария проиграют, в первую очередь, Европейский союз (куратор переговоров) и лидеры Германии и Франции, также выступившие посредниками, но зато однозначно выиграют США, которые могут получить собственного ставленника во главе Косово. И уже после этого Авдуллах Хоти и его команда вновь вернутся за стол брюссельских переговоров, но говорить будут уже с более жестких позиций (включающих, в том числе, условие прямого подключения к диалогу США).

Петр Ахмедович Искендеров,
старший научный сотрудник Института славяноведения РАН,
кандидат исторических наук,
главный редактор журнала «Вопросы истории»,
специально для портала «Балканист»