Косовский вопрос — оружие гибридной войны: «бьют по Вучичу, а целятся в Россию»

Елена Пономарева

Сербия, как срединное и самое значимое государство Западных Балкан, занимает центральное место в стратегии евроатлантической интеграции. С членством в НАТО, впрочем, вопрос на ближайшие годы как раз решен окончательно: 27 декабря 2019 года республика в своей Стратегии обороны зафиксировала нейтральный статус, что, однако, «не исключает сотрудничества в области обороны и участия в программах ОДКБ и НАТО». Относительно же членства в ЕС остаются еще некоторые иллюзии. Белград, как и прочие столицы Южной Европы, определяет евроинтеграцию как важный и даже главный вектор своего развития. Однако для сербского общества его выбор обременен рядом принципиальных и сложно решаемых вопросов.

Прежде всего, для подавляющего большинства сербов это невозможность согласиться с территориальной и метафизической утратой колыбели сербской средневековой государственности – Косово и Метохии. Что же касается Брюсселя и иных акторов мировой политики, то они плотно увязывают окончательное решение косовского вопроса с возможным членством в ЕС. 

Слово «возможное» тут — ключевое, поскольку существует целый ряд иных обременений и условий. Например, ЕС постоянно посылает в Новый дворец (резиденция президента Сербии Александра Вучича) и в парламент страны сигналы о необходимости однозначного выбора между европейской и евразийской интеграционными моделями.

Восприятие второй как исключительно российского проекта в последние годы потеряло свою актуальность. Во-первых, стратегическое сотрудничество по линии Белград-Москва дополняется активным включением Сербии в структуры Евразийского экономического союза. Во-вторых, евразийский вектор все больше приобретает азиатские черты: Пекин рассматривает Сербию не только как главный «инвестиционный якорь», но и как точку объединения под своим «зонтиком» балканских государств (формат «17+1»). 

Но если соревнование (хотя и не всегда добросовестное со стороны европейцев, с завидной регулярностью использующих санкционную дубинку) политико-экономических проектов воспринимается как практика мировой борьбы, то реализация своих интересов за счет жизни и здоровья людей лежит за гранью разумного. 

В активно разворачивающейся «войне вакцин» именно сербский президент одним из первых публично осудил инициативу ЕС о возможности въезда в страны региона только тех, кто привился препаратами западных производителей. После переговоров с королем Бахрейна Хамадом бен Исой Эль-халифом, которая состоялась в Манаме 12 марта, в интервью Pink TV Александр Вучич не только выступил против такого дискриминационного подхода, но и напомнил еврочиновникам, что Сербия – суверенная страна, а потому может сама устанавливать правила и нормы пересечения собственной границы: «Сербия будет открыта для всех».  

Более того, Вучич даже пригрозил Брюсселю и стоящим за ним кукловодам: «Мы пригласим 1,3 миллиарда китайцев: они не смогут поехать Европу. Мы пригласим 140 миллионов россиян, всю Латинскую Америку и всю Африку, потом весь Персидский залив, потом Турцию, граждане которой также прививаются китайской вакциной».

Эта фраза напомнила исторический анекдот: Николай I, пригрозив отправить в Париж 300 тыс. зрителей на спектакль по пьесе Эжена Скриба, нелицеприятной по отношению к Екатерине II, добился его отмены.  

В диалоге с ЕС Вучич фактически действует по принципу Евгения Шварца: «Тень, знай свое место!». Он не только не юлит в вопросе личной вакцинации: «Я хочу вакцинироваться китайской вакциной — особенно теперь, когда услышал, что есть вероятность такого [дискриминационного] решения», но и увязывает его с переговорами о будущем Косово. Такой подход ЕС «означает, что не будет никакого диалога с Приштиной», отметил Вучич.

Комментируя эти высказывания сербского президента, я сразу отметила, что коллективный Запад никогда не простит и не забудет такую дерзкую отповедь и в ближайшее время активизирует методы гибридной войны. И очередной неконвенциональный удар не заставил себя ждать. Как и в случае с белорусским кризисом, — когда ряд российских СМИ стали площадками легитимации бело-красно-белого (читай, коллаборационистского) движения, — сербская оппозиция начала свое наступление из России. Новаций в критике курса действующего президента нет: ее основой остается неизменный в течение всего периода его нахождения у власти тезис: «Вучич сдаст Косово». 

Уважаемые оппозиционеры! Наверное, вы забыли, что Александр Вучич был премьер-министром республики с 2014 года и избран президентом в 2017 году; что он занимает ведущие позиции во власти на протяжении семи лет — и на протяжении семи лет принимает важнейшие политические решения. И если Вучич ставил задачу «сдать Косово», то почему же он до сих пор ее не решил? Вам невдомёк, что представляющий интересы большинства сербов президент (нелишним будет напомнить, что на внеочередных парламентских выборах в июне 2020 года президентская партия одержала безоговорочную победу и тем самым подтвердила свой мандат доверия) не может по определению ставить такую цель? 

Или, прикрываясь трагедией сербского народа, вы будируете косовскую тему в надежде запустить в очередной раз маховик деструкции и в грязной водичке политического переворота/«цветной революции»  все же добраться до власти? 

Даже активно используемый во все времена макиавеллистский принцип «цель оправдывается средства» не может примирить с тем моментом, который был выбран для новой атаки на президента. На протяжении десятков лет в российских медиа существовал консенсус в отношении событий 78-дневной войны 1999 года, развязанной НАТО против Союзной республики Югославия. Начиная с 24 марта каждый год российское общество осуждало циничную операцию по «вбамбливанию» страны в каменный век, скорбело по жертвам и выражало поддержку несгибаемой воле сербов. Но в 22-ю годовщину бомбардировок сербская оппозиция решила сместить фокус внимания с агрессоров — на собственного президента. Вот это «креатив»! Лучшего времени, чтобы пропиариться, и правда не найти. Как верно заметил авторитетный ученый, главный редактор старейшего журнала «Вопросы истории» Петр Искендеров, «это больше, чем цинизм». Впрочем, оставим это на совести оппозиции и вернемся к сути их претензий по косовскому вопросу. 

Тезис о «сдаче Косова» на данном этапе аргументируется передачей Приштине 11 тысяч якобы конфиденциальных документов, содержащих обвинения косовских боевиков. Лидеры сербской оппозиции полагают, что именно таким образом «албанцы заранее узнали все основы обвинения против экс-”президента” Косово Хашима Тачи, экс-”спикера” косовского ”парламента” Кадри Весели и других преступников» и что это позволило им «вовремя убрать доказательства и свидетелей».

В числе документов — досье на Хашима Тачи, которое собиралось с 1993 года и включает «несколько сотен страниц». На основании него Тачи был заочно признан виновным в терроризме в 1997 году, а в 2003-м сербские судебные органы предъявили ему обвинение в геноциде. Насчет виновности Тачи и его подельников нет никаких сомнений: они должны быть осуждены и остаток жизни должны провести «в местах не столь отдаленных». Но вот обвинять сербские власти в передаче документов албанской стороне «с целью дать возможность убийцам и террористам хорошенько подготовиться к судебному разбирательству и даже зачистить свидетелей» – это уже ни в какие ворота! Такое утверждение рассчитано на совершенно неподготовленную аудиторию.

Во-первых, не менее полное досье на Тачи (если не более объемное) находится, к сожалению, не в Белграде, а в Бонне (бывшая столица Германии, где были сосредоточены ее ключевые ведомства — прим. ред.) и в Лэнгли (где находится штаб-квартира ЦРУ США). Во-вторых, все тщательно задокументированные преступления Тачи и боевиков террористической организации «Армия Освобождения Косово» были переданы в Гаагский трибунал. В свое время многие из них обнародовал в ходе своей защиты бывший президент Югославии Слободан Милошевич. Частично эти документы опубликовала в 2008 году Карла день Понте — уже как бывший Генпрокурор МТБЮ. В-третьих, с досье Тачи и иных преступников в 2010-2011 годы плотно поработала комиссия под руководством депутата ПАСЕ Дика Марти. Итогом этого расследования стал доклад ПАСЕ от 11 января 2011 года  под говорящим названием «Бесчеловечное обращение с людьми и незаконная торговля человеческими органами в Косово». 

Выходит, никаких тайн кровавой деятельности Тачи нет. Есть только факт подконтрольности судей разных инстанций политическим интересам ведущих мировых игроков. Интересы эти, в свою очередь, определены не только логикой намерений, но и логикой обстоятельств. Если последняя изменится, все всякого сомнения Тачи будет осужден. 

Читайте также: Кто и за что судит албанского мясника Хашима Тачи?

Однако в активизации косовского вопроса сербскими оппозиционными «креативщиками» именно сейчас есть дальняя и не сразу видимая цель. Иными словами — бьют по Вучичу, а целятся в Россию. 

Этот сценарий не нов. Аналогичную процедуру коллективный Запад запускал не раз. Путь к разграблению страны, утверждению антироссийского и даже русофобского режима всегда начинается с устранения (в ряде случаев — физического) сильного и дружественного нашей стране лидера. Примеров новейшая история знает немало: Слободан Милошевич (выдан собственным правительством и убит в тюрьме),  Муаммар Каддафи (зверски убит), Виктор Янукович (бежал из страны).  В августе 2020 года подобную акцию пытались применить в отношении Александра Лукашенко. Не вышло. Тогда решили взяться за Сербию. 

С 2013 года российско-сербские отношения приобрели особое качество. Декларация о стратегическом партнерстве не только открыла новые возможности, но и формирует новые рамки взаимоотношений. Раздражение от этого факта в ЕС и США усиливается год от года. Тем не менее именно при Вучиче Россия стала крупнейшим военно-техническим донором сербской армии, а 1 января 2021 года был официально дан старт пуску российского газа по «Балканскому потоку». Особое недовольство западных партнеров вызывают доверительные и теплые отношения, которые сложились у Вучича с Путиным. 

Нельзя не понимать, что против России, дружественных ей стран и лидеров ведется гибридная война. Используются любые средства: от санкционной политики до прямого оскорбления главы государства, от вмешательства во внутренние дела до запрета на использование российских вакцин. Технологий и практик давления — множество. Именно к таковым относятся попытки дискредитации и шельмования сербского президента.  

В этой связи хотелось бы получить исчерпывающий ответ на вопрос, на кого и против кого работают сербские оппозиционеры и их российские контрагенты? 

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх