Когда вера дороже жизни: история легендарной Дивы Грабовчевой

Наверное, в памяти каждого народа, пережившего иноземное завоевание и радикальные перемены не только в политике, религии и в государственном устройстве, но и в повседневной жизни, сохранились истории о мучениках и мученицах, чья вера оказалась сильнее перспектив материального благополучия и достатка, да и важнее самой земной жизни. В современной Боснии и Герцеговине, где значительный процент населения и по сей день составляют хорваты, это Дива Грабовчева — легендарная римско-католическая мученица XVII в. «Воспетая в песнях и стихах» — эта, казалось бы, шаблонная фраза применима к ней в полной мере.  

Но сначала следует сказать несколько слов о самой Боснии и Герцеговине и первых столетиях её существования, без знания о которых понять суть подвига Дивы практически невозможно.

Ранняя история

Государство на территории современной Боснии и Герцеговины появилось не позже Х в.,  во главе его стоял бан (правитель). Долгое время эти земли находились в зависимости от правителей сербского государства Дукля, от Византии и от венгерских королей. В средневековый период Босния, в религиозном отношении формально подчинявшаяся католическим епископам, превратилась в убежище для многочисленных вероотступников, бежавших туда от преследований чуть ли не со всех уголков Балкан. Да и в самой стране господствовало еретическое учение, известное как «боснийская вера» или «богомильство», которое правитель Боснии бан Кулин обещал искоренить папе Римскому Иннокентию III, но так своего обещания и не сдержал.

Ещё один боснийский бан по имени Твртко во второй половине XIV в. воспользовался ослаблением Венгерского королевства и не просто сумел добиться независимости для Боснии, но и присоединил к ней некоторые сербские и хорватские области и провозгласил себя «королём Сербии, Боснии, Хорватии, Далмации и Приморья». Впрочем, в последующие десятилетия в Боснии стали обостряться внутренние противоречия, центральная власть слабела. Один из крупных боснийских феодалов серб Стефан Вукчич Косача, владевший крупной областью на юго-востоке страны, провозгласил себя «герцогом Святого Саввы» — с тех пор эти области получили название Герцеговина. Именно из Герцеговины была родом героиня нашего сегодняшнего рассказа.

Падение Боснии. Османы и исламизация

Но внутренние конфликты продолжили раздирать страну, что сделало её беззащитной перед одной из самых больших угроз средневековой Европы — османским нашествием. Сказались и религиозные раздоры, бывшие отличительной чертой средневековой истории этих земель. Поэтому под единым лозунгом защиты христианской веры населению Боснии и Герцеговины сплотиться не удалось — напротив, именно тогда оно начало переходить в ислам. В течение 1463-1464 гг. османы, не встретив серьёзного сопротивления, завладели в Боснии рядом крепостей и даже взяли в плен боснийского короля Стефана Томашевича. На этом история независимого боснийского государства закончилась.

Практически все земли, которые составляли ранее средневековое боснийское государство, были объединены в Боснийский эялет (позже пашалык), т.е. провинцию. Её население, как уже отмечалось выше, постепенно переходило в ислам, в частности, это делали местные феодалы, которые становились опорой султанской власти на этой окраине империи. Именно тогда и стала формироваться славянская общность, членов которой долгое время именовали хорватами-мусульманами и сербами-мусульманами. Только в XX веке они были признаны отдельным народом.

Но далеко не все христиане Боснийского эялета оставили свою веру и подчинились духовной власти завоевателей. Среди них была и Дива Грабовчева.

Жизнь и мученическая смерть Дивы Грабовчевой

Panorama Prozora
Вид на Прозор-Раму. Общественное достояние

Героиня сегодняшнего повествования родилась в селении Варвара, на территории общины Прозор-Рама (сейчас это Герцеговино-Неретвенский кантон Федерации Боснии и Герцеговины) в католической семье Луки и Луции Грабовац в 1660 г. Известный хорватский поэт и философ Андрия Качич-Миошич (1704-1765) в своём главном произведении «Приятная беседа народа славянского» упоминает о роде Грабовац как об имеющем герцеговинское происхождение, а также как о дальних потомках князя Лазаря Хребеляновича — последнего сербского правителя, погибшего в 1389 г. в битве на  Косовом поле. Родители Дивы долго не имели детей и потому уделяли единственной дочери всё своё внимание, не забывая при этом с самого детства приучать к труду. Когда она подросла, её отправили присматривать за стадом овец вместе с другими пастухами на горе Радуша, что и было её основным занятием. При этом с юных лет Дива отличалась невероятной красотой, которой славилась на всю общину. Согласно легенде, все окрестные юноши уже в те годы слагали о ней песни наподобие такой:

«Голову свою она солнцем обвязала,
Месяцем препоясалась,
И звёздами себя украсила».

Однажды поздней осенью она встретила замёрзшую женщину с маленьким ребёнком на руках и отвезла домой. Звали её Мáнда. Она рассказала Диве об известном во всей округе феодале из города Купрес по имени Тахир-бег Копчич, одного из тех самых славян-мусульман, ставших главной поддержкой власти османов в Боснии и Герцеговине. По словам Мáнды, Тахир-бег обесчестил её, и она, сгорая от стыда, вынуждена была бежать от родителей с новорожденным младенцем. Дива и её родители приютили бедную девушку, но тогда ещё не знали, какую роль в жизни их семьи сыграет Тахир-бег.

Спустя некоторое время он, объезжая свои владения, случайно встретил Диву у колодца и влюбился в неё. Он стал часто приезжал в Варвару, ожидая возможности с ней познакомиться. Увидев её в очередной раз, он воскликнул: «Услышь меня, богиня! С тех пор как я увидел тебя своими глазами впервые в прошлом, моё сердце не может успокоиться… Для моего сердца ты самая красивая на свете, рядом с тобой даже солнце темнеет, и мои глаза не могут смотреть на тебя, и мои уста не могут выразить, как моё сердце тоскует и гибнет, как я люблю тебя, Дива». Он добавил, что его не волнует ни вера, ни положение в обществе. На это Дива ответила: «Тебя не волнует вера, и я убеждена в этом, потому что иначе бы ты не заставил плакать столько девушек, как говорят в народе, но меня она волнует… Она всё для меня, я живу с ней, я заберу её в могилу. Она для меня священна, и я не позволю приблизиться к ней ничему, что могло бы её затмить». В завершение этого разговора Дива попросила Тахир-бега поклясться, что он больше не побеспокоит её, но могущественный феодал, напротив, вернулся в Купрес и объявил своим родителям, что намерен жениться на Диве Грабовчевой.

Не выдержав позора быть отвергнутыми, Тахир-бег и его отец Джафар-бег придумали план по похищению Дивы. Настал день, когда она погнала овец на выпас в стороны горы Вран. Тахир-бег, прознав об этом, отправился туда вместе со своими слугами Ристо и Мане. Найдя её, они сперва убили её собаку, а потом схватили и саму Диву. Она бросилась бежать, но Тахир-бег со слугами поймали девушку и, чтобы она не вырывалась, просунули ей под одежду деревянный кол, к которому привязали руки. Дива обратилась с молитвой к Божией Матери и, почувствовав невиданную силу, переломила кол и пустилась в бегство. Тахир-бег бросился к ней и, осознав, что не сможет взять её силой, вонзил ей нож в грудь.

Тело Дивы обнаружил Арслан-ага Зукич, давний друг семьи Грабовац, и с помощью местных пастухов похоронил её. А спустя некоторое время Арслан-ага нашёл Тахир-бега и отомстил за смерть Дивы Грабовчевой, лишив его жизни. Все описанные события произошли, когда героине нашего повествования исполнилось всего двадцать лет.

Почитание и память

Уже следующим летом, в годовщину мученической кончины Дивы Грабовчевой, к её могиле из окрестных деревень направилась большая процессия девушек. И уже более трёх столетий тысячи хорватов каждое первое воскресенье июля совершают паломничество к этому месту. В 1920-х гг. хорватский историк Чиро Трухелка исследовал могилу Дивы и пришёл к однозначному выводу, что в ней покоится именно её прах. В 1998 г. рядом с ней стоит скульптурное изображение девушки.

Память о Диве была увековечена и в хорватском фольклоре, и в трудах историков, в названиях улиц и даже одного из студенческих общежитий в Загребе. Первая опера на хорватском языке Боснии и Герцеговине была посвящена именно ей. О ней сняли и художественный фильм «Крик Дивы с Врана».

Скандально известный хорватский певец Марко Перкович «Томпсон» посвятил ей песню, мгновенно ставшую популярной и в Боснии, и в Хорватии.

«Время жестокое, злые люди,
Всеобщие волнения,
Мне легче, когда
Я пою тебе о ней,
Об этой женщине, чистой, смелой,
О Диве Грабовчевой», — вот что поётся в этой песне.

Конечно же, во всех подобных историях всегда присутствует элемент легендарности, каких-то преувеличений, да и, возможно, никогда не существовавших деталей. Но именно такие события зачастую становятся одним из важнейших элементов того, что называется идентичностью для каждого народа. Легенда о Диве Грабовчевой для хорватского народа, в Герцеговине ли, в самой ли Хорватии является именно таким примером.

Обложка: kamenjar.com

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх