11 февраля парламент Северной Македонии единогласно проголосовал за вступление Северной Македонии в НАТО. За ратификацию соответствующего протокола проголосовали 114 депутатов из 120; выступивших против и воздержавшихся не было. Лидеры всех представленных в парламенте партий также подчеркнули приверженность европейской перспективе страны и заявили, что сотрудничество с Россией и Китаем не является альтернативой Евросоюзу и НАТО. После голосования перед зданием парламента Македонии был торжественно поднят флаг НАТО. 

sobranie.mk

«Македонская политическая система — парламент и правительство — более четырёх лет функционирует вне правового поля, принимая один за другим антиконституционные акты против воли граждан. Спешная ратификация протокола о вступлении в альянс — это ещё одна попытка закрепить свое полулегальное положение и скрыть то, что народ ясно выразился против вступления в НАТО».

российский эксперт по вопросам македонской политики, учредитель «Фонда РМ», кандидат исторических наук Мария Третьякова.

Рассмотрение вопроса о ратификации протокола проводилось в ускоренном порядке, поскольку нынешний состав парламента собирались распустить сразу после данного заседания (о чем мы и узнали в понедельник 17 февраля). Следующий состав северомакедонского собрания станет известен только после 12 апреля этого года, когда пройдут досрочные выборы.

Тем не менее окончательно попасть в НАТО страна сможет только после одобрения парламента Испании. Она является единственной из 29 стран-членов НАТО, которая еще не ратифицировала протокол о вступлении балканского государства в альянс. Произойдет это только в середине марта. 

Северная Македония давно выполнила все условия для вступления в НАТО и буквально годами сидела под дверью альянса, пока не решила проблему с Грецией из-за собственного названия. В июне 2018 года, после долгого спора, Афины и Скопье наконец пришли к консенсусу и подписали Преспанский договор, в результате которого македонская сторона начала процедуру смены названия. В сентябре того же года правительство организовало соответствующий референдум, явка на котором оказалась обескураживающе низкой (проголосовали около 37% населения). Впрочем, это не помешало парламенту принять соответствующее решение. 12 февраля 2019 года государство официально поменяло свое название на Северная Македония. 

Стоит отметить, что солдаты армии Северной Македонии давно принимают участие в разных миротворческих миссиях НАТО и США в Афганистане, Ираке, Боснии и Герцеговине, в Ливане, а теперь готовятся и к отправке в Африку.

Profimedia

«Членство в самом мощном в мире военно-политическом альянсе является привилегией, но одновременно и огромной ответственностью», — сказал президент Северной Македонии Стево Пендаровски перед голосованием.

И в России, и в Северной Македонии заявляют, что заинтересованы в сохранении хороших отношений и в их развитии после вступления балканского государства в альянс. Но то, что с приходом Зорана Заева на пост премьер-министра отношения стран испортились и деградировали, — это факт. Правительство Заева до последнего времени (Зоран Заев ушел в отставку 3 января в связи с досрочными выборами, передав полномочия новому, техническому председателю правительства Оливеру Спасовскому, на тот момент возглавлявшему МВД — прим. ред.) проводило антироссийскую политику и привело политический курс страны в соответствие с диктовкой  Запада. Так, сегодня все крупные политические партии Северной Македонии — и македонские, и албанские — открыто заявляют, что стратегические приоритеты страны — это членство в ЕС и НАТО, главные ее союзники — это США и Евросоюз. Желание сохранить хорошие отношения с Россией явно не на первом месте в этом списке потребностей. 

«Даже те политики, которые ранее противились вхождению страны в НАТО, резко сменили риторику после беседы в посольстве США. По сути македонская политическая элита продаёт национальное самосознание, чтобы вступить в альянс».

Представитель фракции «Левые» по внешнеполитическим вопросам в Бундестаге Александр Ной.

России, в свою очередь, важно не допустить ухудшения взаимодействия со Скопье и разжигания русофобских настроений в стране. Задача актуальная, так как многие сторонники евроатлантической интеграции, как и «группа поддержки» Зорана Заева, во внутренних и внешних проблемах страны обвиняют, в первую очередь, Москву и Белград. Так что посол России в Скопье Сергей Баздникин ведет активную дипломатическую работу и прилагает все усилия, чтобы не допустить ухудшения политического климата.

Во время Македонско-российского бизнес-форума в Скопье в ноябре 2019 года посол Баздникин отметил, что данное событие призвано активизировать инициативы бизнес-сектора по укреплению торгово-экономических связей. «В Северной Македонии мы видим интересного и перспективного партнера, у которого есть большие возможности для взаимного сотрудничества, а  его потенциал далеко не исчерпан», — отметил глава дипломатического представительства.

Maruko.org.mk

Стоит отметить, что в отличие от вступления в НАТО Черногории,  присоединение к альянсу Северной Македонии не стало для Москвы внезапным сюрпризом. Во-первых, Скопье находится в сфере влияния Запада еще с 1993 года (а в 2008 году страна заключила с США соглашение о стратегическом партнерстве). Во-вторых, Северная Македония не занимает такого географического положения, которое бы угрожало интересам Москвы. Для реализации энергетических проектов России на Балканах важны Сербия, Болгария и Республика Сербская Боснии и Герцеговины. Что же касается Северной Македонии, то для Москвы было бы нежелательно, чтобы после вступления в НАТО она присоединялась к антироссийским санкциям (что крайне маловероятно, так как в ноябре прошлого года Стено Пендаровски уже заявил, что у Скопье выбора не будет — прим. ред.). Пусть товарооборот между нашими странами и так невысок, но санкционный вопрос важен для имиджа России. Особенно в свете того, что во многих странах ЕС уже идут разговоры о сворачивании антироссийских санкций. Так что если к санкциям присоединится Скопье, это явно приведет к ухудшению отношений между странами.

Общий объем торговли между Россией и Македонией в 2019 году достиг 194,5 млн долларов США. Македонские компании поставили в Россию товары на общую сумму 52,1 млн американских долларов, а импортировали почти в три раза больше — на 142,4 млн. Однако доля российской продукции во внешней торговле Северной Македонии невелика (в отличие от той поры, когда Македония была частью Югославии). Она составляет около 1,1% по состоянию на 2019 год. Македония больше всего экспортирует фрукты, табачное сырье, овощи и виноградные вина, а импортирует, прежде всего, топливо и сырье. Восемьдесят же процентов македонского экспорта направляется в ЕС. Число российских туристов в Северной Македонии тоже невелико: около 0,6% от от общего числа зарегистрированных путешественников, согласно данным Македонско-российской торговой палаты. 

Чего нет между Скопье и Москвой, так это сотрудничества в военно-технической сфере: македонские офицеры и солдаты уже давно проходят обучение в США и в странах НАТО. Не считая покупки четырех вертолетов Ми-171 для нужд МВД, страна не приобретала у России боевых машин. Большую часть вооружения армии составляет советская и югославская техника, но со вступлением в НАТО Скопье обязано будет заменить ее на западные образцы. 

Стоит отметить, что за исключением военного полигона Криволак, у Македонии нет критически важной военной инфраструктуры, которую смог бы использовать и развивать альянс.

Криволак / kurir.mk

Независимо от того, как пройдут досрочные парламентские выборы 12 апреля 2020 года и кто войдет в состав правительства, отношения между Северной Македонией и Россией едва ли поменяются. Северная Македония не изменит своему прозападному курсу, так как в марте начнет новый этап переговоров о вступлении в ЕС. Но в европейскую семью она вступит явно не раньше 2035 года.