На днях на глаза мне попался опрос, где хорватов, молодых и не очень, спрашивают о лагере смерти Ясеновац. И те, кому по паспорту меньше лет, не знают о столь жутком месте (или делают вид, что не знают). Впрочем, и те, кто постарше, не особо владеют информацией. Некоторые уверены, что там хорватов убивали вместе с евреями. 

Однако всё совсем не так. И Ясеновац забыть трудно. Особенно если хоть раз услышать о нём. Там усташи (хорватские националисты) из Независимого Государства Хорватия уничтожали сербов, цыган и евреев. По разным подсчетам число жертв доходило до 1 200 000 человек. Один миллион двести тысяч были уничтожены самыми жуткими способами.

Для убийства усташи даже изобрели специальное оружие – сербосеки. Они изготавливались из переделанной косы или клинка, надетых на кожаную перчатку. Для того чтобы сделать это дьявольское оружие максимально эффективным, правительство даже провело конкурс на лучший проект. А дальше в лагере смерти усташи начали соревноваться друг с другом. Так один бес за день отправил на тот свет 1 300 человек. 

novosti.rs

Такой ад невозможно придумать и воссоздать ни в одном фильме ужасов. Но жизнь (а точнее то, как под неё замаскировали оборотную сторону смерти) оказалась намного страшнее. И отбросить то прошлое — значит сделать вид, будто его не существовало. А позднее оно возродится вновь.

Но можно пойти иным путём и, например, изучить книгу Эгона Бержера «Ясеновац — лагерь смерти в Хорватии». Из названия ясно, о чём пойдёт речь. Но неподготовленный, впрочем, и подготовленный тоже читатель всё равно понятия не имеет, какие ужасы ему предстоит лицезреть на страницах. 

Книга Бержера – это хроника того, как из глубин тёмной стороны человека высвобождается самое жуткое, не имеющее ни логических, ни каких бы то ни было ещё объяснений. Неоправданная жестокость – вот, что мы наблюдаем. Казалось бы, потусторонняя, бесовская, но на деле сотворённая как бы людьми – усташами. В книге множество фотографий того, как мучеников отправляли на тот свет, упражняясь и соревнуясь в безумии. Уже на обложке читатель видит деревенскую пилу. И далее – ещё страшнее и омерзительнее.

Такое невозможно забыть, даже если просто увидеть в книге или в фильме. Но это происходило на самом деле. В действительности. Усташи во многом переплюнули в своей жестокости и немецких нацистов, и даже красных кхмеров. Они представляли абсолютное зло. И оно по сути осталось почти безнаказанным. Во всяком случае, официально. Дьяволы и дьяволята из НГХ всегда оставались в тени своих патронов – нацистов из Третьего рейха.

По одной из версий, усташей поддерживала Римско-католическая церковь. Думать так есть причины. В частности, архиепископ Загреба Алоизий Степинац не только не препятствовал, но и поддерживал уничтожение сербов. Не возражал против него – во всяком случае, публично и яростно – и Папа римский Пий XII. А некоторые католические священники лично убивали людей сербосеками. К примеру, одним из палачей Ясеноваца был католический монах Мирослав Филипович по прозвищу Брат Сатана. Правда, позднее появилось немало работ, в которых доказывалось, что усташи по большей части были ведомы националистическими мотивами. Фактор католичества оказывался вторичен. 

Не напоминали лишний раз о зверствах усташей и открытых ими «филиалах ада» и в коммунистической Югославии. Подобная ретроспектива определенно усилила бы и без того имевшиеся противоречия между сербами и хорватами. Помог ли этот подход в итоге? Югославия всё равно развалилась, а на Балканах началась кровавая война, в которой национальность и вера имели определяющее значение. Достаточно сказать, что девиз усташей в 90-х использовали хорватские боевики – чернорубашечники из Хорватских оборонительных сил (ХОС). 

Тут, конечно, вспоминается опыт Германии. Да, к ней есть немало претензий, но можно точно утверждать, что преступления гитлеризма в этой стране порицаются, и говорят о них открыто, донося полуправду (правдой не назову) будущим поколениям. Впрочем, бацилла нацизма по-прежнему живёт в части немецкого народа. 

Однако хорваты шли иным путём. К примеру, когда в здании ООН в Нью-Йорке открылась выставка «Ясеновац — право на незабвение», официальный Загреб выразил ноту протеста в связи с данным событием.

Выставка «Ясеновац — право на незабвение» в ООН в 2018 году / novosti.rs

Или, к примеру, в той же Австрии символика усташей была запрещена только в 2018 году. В том же году игроки хорватской сборной Домагой Вида и Огнен Вукоевич вскидывали руки в запрещённом жесте, а болельщики их команды вывесили на матче с Нигерией баннер с националистическим лозунгом.

Тут нечему удивляться. В Хорватии по-прежнему дискутируют, какие символы усташей допустимы, а какие – too much. Снимают документальные фильмы о НГХ в сочувствующем ключе и оставляют топонимы в честь нацистов и их поклонников (в ряде хорватских городов, например, до сих пор есть улица «хорватского Геббельса», идеолога режима усташей Миле Будака).

И только в последнее время, прежде всего, усилиями нового хорватского президента Зорана Милановича, столь позорная ситуация начала меняться. В частности, лидер нации предложил ввести закон, полностью запрещающий восхваление усташей.

При этом он прямо заявил: «Независимое Государство Хорватия, которое возглавляли фашисты, было страшным моральным и политическим крахом в истории нашей страны».

Именно при Милановиче официальные власти возложили венки в память о жертвах Ясеноваца. Напомню, что раньше, во времена президентства Колинды Грабар-Китарович, подобное представить было невозможно. Более того, экс-лидер – милая на первый взгляд, казалось бы, дама – заявляла, что число жертв в Ясеноваце сознательно завышено для того, чтобы искусственно навязать вину хорватскому народу. «И никаких вам сербосеков».

Balkan insight
  • Подробнее: Хорваты, победившие нацизм, подобны пчелам против меда

Миланович действительно пытается изменить ситуацию к лучшему (в основном, ввиду экономической мотивации). Однако страна только в самом начале долгой и трудной дороги из ада, и призрак хорватского нацизма по-прежнему бродит по городам и весям. Идеология усташей никуда не исчезла и не была вырезана из сознания. Она, используя терминологию создателя «Крестного отца» Марио Пьюзо, лишь залегла на матрасы, временно затаившись. 

Можно только аплодировать президенту Милановичу, в знак протеста покинувшему мемориальный комплекс в Окучани (там возлагали венки к памятнику хорватским солдатам, а среди толпы находились ветераны с символикой ХОСа и лозунгами усташей). Президент поступил верно, но он не в силах прочистить каждому хорвату сознание. Более того, его инициативы подобного рода неизбежно приведут и уже приводят к нервной и агрессивной реакции ряда политических партий и общественных организаций. 

И тем всё это опаснее. Ведь в определённый момент идеология усташей может вернуться. Так, подобно описанному в «Чуме» Альбера Камю, дремлет вирус, ожидающий часа, дабы поразить людей вновь. И тогда те, кто якобы ничего не знал об усташах, о лагерях смерти и сербосеках, вдруг сразу всё вспомнят. 

Зло можно победить только ясным знанием, которое, в свою очередь, рождает готовность этому злу противостоять. Если же делать вид, что зла не существует и о нём ничего неизвестно, то оно лишь крепнет и возвращается более сильным, дабы взять полноценный реванш. Таковы классические сюжеты в искусстве и таковы уроки истории. Главная уловка дьявола, как мы помним, была в том, что он убедил многих, будто его не существует. Дай Бог, в Хорватию наконец-то пришёл экзорцист, изгоняющий нацистских бесов.