Зачем власти Черногории выслали сербского посла?

Игорь Дамьянович

Пока в Черногории шло утверждение программы и состава нового кабинета министров, уходящее правительство устроило в прошлую субботу свою последнюю диверсию, объявив посла Сербии в Подгорице Владимира Божовича персоной нон грата. 

Формальным поводом стало заявление дипломата о том, что решение Подгорицкой скупщины о вхождении Черногории в состав Сербии,  принятое в ноябре 1918 года, было «свободным волеизъявлением черногорского народа». 

По сути точка зрения Божовича ни в коей мере не противоречит подлинным историческим документам. Проблема лишь в том, что она не понравилась функционерам правительства.

29 ноября 2018 года парламент страны, большинство в котором составляли депутаты Демократической партии социалистов президента Мило Джукановича, демонстративно аннулировал решение Подгорицкой скупщины столетней давности, назвав вхождение Черногории в состав Сербии «аннексией». Подобные попытки ревизии истории очень напоминают то, что происходит на Украине и в Прибалтике. Схема та же самая, отличия только в периодизации. В странах Прибалтики и в Киеве пытаются посредством принимаемых законов свести к нулю роль Красной Армии в победе над фашизмом. А в Черногории стремятся отрицать тот факт, что сербская армия, одержав победу на Салоникском фронте в 1918 году, освободила южнославянские народы от австро-венгерской оккупации.

Вопрос с волеизъявлением был закрыт еще в 1919 году

Принимая столь невероятные законы и резолюции, режим многолетнего лидера Черногории Мило Джукановича преследовал две цели: придать официальный статус своим попыткам фальсификации истории и выставить Сербию «оккупантом», а не братской страной. Тем не менее тот факт, что решение Подгорицкой скупщины было «свободным волеизъявлением черногорского народа», абсолютно неоспорим. 

Его легитимность подтвердила еще в 1919 году международная комиссия, которую возглавлял знаменитый французский политик и военный, маршал Франсуа Д’Эспере.

Инициатором ее созыва выступило правительство черногорского короля Николы I Петровича. После Подгорицкой скупщины оно было распущено за ненадобностью, но сдаваться не собиралось и заявило о том, что «Сербия оккупировала Черногорию». 

В начале 1919 года комиссия Д’Эспере прибыла в Черногорию. Ознакомившись с положением дел на месте, ее члены подготовили отчет, в котором опровергли все обвинения. Так, эксперты сделали вывод о том, что 500 военнослужащих ну никак не могли «принудить десятки тысяч черногорцев принять решение под дулом пистолета». Комиссия также констатировала, что выборы в Подгорицкую скупщину были «самыми свободными среди тех, что проводились в стране ранее, во время правления короля Николы», а население Черногории «практически единогласно выступило за объединение с Сербией и против восстановления монархии, поскольку Никола в глазах граждан стал предателем, капитулировавшим перед Австро-Венгрией».

Таким образом, высказывание сербского посла Владимира Божовича, ставшее причиной его выдворения из Черногории, лишь повторяет то, о чем говорила еще комиссия Д’Эспере. 

«Кто вы, мистер Божович?»

Истинность заявления Божовича не подлежит сомнению. Зато интерес вызывает сама фигура посла, для которого назначение в Подгорицу стало первой работой в сфере дипломатии.

Балканская общественность о Владимире Божовиче впервые услышала в 2004 году, когда он занял пост генерального инспектора МВД Сербии. Это был выходец из «Сербского движения обновления» — партии прозападного толка, которая в то время выступала за евроатлантическую интеграцию страны и сотрудничала с режимом Мило Джукановича. После того как в 2008 году была образована Сербская прогрессивная партия, которую сегодня возглавляет президент страны Александр Вучич, Владимир Божович присоединился к ней, однако не перестал поддерживать связи с американскими дипломатами. Он, к примеру, регулярно получал приглашения на молитвенный завтрак в Вашингтоне (участие в этом престижном форуме, который ежегодно проводится в американской столице в первый четверг февраля, принимают представители политической и бизнес-элиты не только США, но и всего мира).

После того, как в 2012 году президентом Сербии стал тогдашний лидер Сербской прогрессивной партии Томислав Николич, сменив на этом посту демократа Бориса Тадича, Владимир Божович вернулся в МВД, где до 2017 года исполнял обязанности советника. После этого он стал советником по региональным вопросам у Александра Вучича, который в 2017-м стал главой государства.

В середине 2019 года Божович был назначен послом Сербии в Подгорице. Официально он вступил в должность в начале 2020 года.

Уже в феврале представители просербского политического движения Черногории «Демократический фронт», которое поддерживает близкие контакты с Вучичем, стали недоумевать, почему посол оказывает поддержку Демократической партии социалистов президента Мило Джукановича. 

Тут стоит напомнить, что почти весь 2020 год ознаменовался противостоянием лидера страны с черногорскими епархиями Сербской православной церкви. (СПЦ). Депутаты возглавляемой Джукановичем партии под конец 2019 года «протащили» в парламенте закон о свободе вероисповедания и правовом статусе религиозных общин, согласно которому власти могут в любой момент конфисковать церковное имущество, включая старейшие храмы и монастыри. Атака на СПЦ сопровождалась агрессивной антисербской риторикой: Джуканович лично обвинял Белград во вмешательстве во внутренние дела Черногории и всячески демонстрировал враждебное отношение к сербам и к Сербии. Страна отреагировала на подобный политический курс массовыми митингами, крестными ходами, молебнами, граффити с сербским триколором и прочими формами протеста, выражению которого не помешала ни пандемия коронавируса, ни попытки властей пресечь народное волеизъявление под видом карантина. 

12 мая 2020 года, под предлогом нарушения эпидемиологических мер, полиция на трое суток задержала епископа Будимлянско-Никшичского Иоанникия и ряд священников за проведение литургии в праздник святого Василия Острожского и жестоко разогнала митинги, устроенные православным населением в знак протеста против гонений на духовенство. Граждане Черногории ответили на это массовыми волнениями по всей стране. В тот момент Владимир Божович выступил в защиту органов правопорядка. Посол сказал, что полиция «выполняет трудную и тяжелую работу, направленную на сохранение мира и стабильности», и похвалил ее за профессионализм. Это выступление вызвало негативную реакцию в СМИ: так, сербский проправительственный таблоид «Ало» назвал его «позорным».

Подстава нового кабинета министров

Нет никаких сомнений в том, что выдворение сербского посла было призвано создать проблемы новой власти — премьер-министру Здравко Кривокапичу и в особенности новому главе МИД Джордже Радуловичу. 

Важно отметить, что уходящее правительство успело своевременно передать ноту Министерству иностранных дел Сербии, а это моментально положило конец исполнению Божовичем обязанностей посла в Подгорице. Согласно статье 43 Венской конвенции, такой шаг обратной силы не имеет, и вернуть Божовичу статус посла в Черногории нельзя.

Возникает вопрос, почему тогда президент Сербии Александр Вучич смог отменить первоначальное решение своего дипломатического ведомства — ответить Подгорице симметрично и выслать черногорского посла Тарзана Милошевича из Сербии? Дело в том, что соответствующая нота не была отправлена из Белграда в МИД Черногории: о реакции сербского мининдел стало известно только из публикации на официальном сайте.

Теоретически можно допустить, что Сербия снова назначит своим диппредставителем в Черногории Владимира Божовича. Между тем такого прецедента в мировой дипломатической практике еще не было (и есть сомнения, что когда-либо будет). Учитывая, что Божовича нежелательной персоной объявили кадры Мило Джукановича, что было бы странно, если тот, по-прежнему занимая пост главы государства, повторно примет верительные грамоты у дипломата. Таким образом, от Белграда стоит ожидать нового назначения. 

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх