Выборы в Румынии: националисты завоевывают симпатии, а нового премьера выбирают из «птенцов Сороса»

6 декабря в Румынии состоялись очередные выборы в двухпалатный парламент. Их решено было не переносить, несмотря на то, что эту страну европейские СМИ называют самой пострадавшей от пандемии коронавируса на Балканах. Справедливо это лишь отчасти, хотя в почти 20-миллионной Румынии с начала пандемии зафиксировано почти 540 тысяч инфицированных COVID-19 и почти тринадцать тысяч смертей от последствий заболевания – больше, чем в других странах региона. Однако в пересчёте на относительные показатели это составляет 675 умерших на миллион жителей, тогда как в Боснии и Герцеговине, Словении, Черногории и даже в Болгарии этот показатель куда выше – 963, 937, 885 и 763 смерти на 1 млн соответственно. Кстати, в Сербии, сопоставимой по населению с Болгарией (около 7 млн жителей), показатель смертности от коронавируса ощутимо ниже: 243 на миллион.

Хотя в Румынии с 9 ноября и действует жёсткий карантин, включающий комендантский час с 23 до 5, власти постоянно призывали граждан принять участие в выборах. Агитацией занимался и премьер-министр Румынии, лидер правоцентристской Национал-либеральной партии (НЛП) Людовик Орбан, и президент Клаус Йоханнис (также выходец из НЛП). Йоханнис призывал граждан к урне даже в день голосования. Тем не менее явка составила меньше 32% (для сравнения: на местных выборах 27 сентября 2020 года она превысила 44%). 

Официальные результаты ЦИК Румынии объявил в середине дня 10 декабря. Несмотря на постоянное шельмование в СМИ бывшего лидера Ливиу Драгня и даже на его пребывание в тюрьме, первое место заняли оппозиционеры из Социал-демократической партии Румынии: они набрали более 29% голосов на выборах как в Палату депутатов, так и в Сенат парламента Румынии. 

Поддерживаемая Брюсселем НЛП (она является частью Европейской народной партии) заняла втрое место, получив более 25% голосов на выборах в обе палаты. 

Третьим пришёл либерально-популистский блок USR-PLUS, который считается главным партнёром НЛП в новой коалиции (более 15%). А традиционно поддерживающий любую власть Демократический союз венгров Румынии занял лишь пятое место, набрав чуть меньше 6% голосов.

Но главной неожиданностью стал четвёртый результат радикально националистической партии Альянс за единство румын (Alianța pentru Unirea Românilor, AUR). Эта созданная всего год назад партия получила более 9% голосов на выборах обеих палат парламента. Примечательно, что экзит-поллы давали AUR всего 5,2-5,3%, что свидетельствует о значительном росте националистических настроений в Румынии. 

При этом провалились две «старые» политические силы – партия PRO Romania экс-премьера Виктора Понты и Партия народного движения экс-президента Траяна Бэсэску. Последний является активным сторонником «воссоединения» Молдавии с Румынией. В феврале 2018 года он заявил: «Мы вошли в Европейский союз, у нас есть перспективы процветания, и нашей целью должно быть воссоединение страны путем объединения с Молдовой. Я не говорю о территории Украины, речь идет только о Молдове и восстановлении границы Румынии по Днестру». 

Что у Бэсэску на языке, то у официального Бухареста на уме и в действиях. Все правительства Румынии на протяжении последних десятилетий, независимо от партийной принадлежности, вели политику «ползучей аннексии» в отношении Молдавии. И она явно усилится после победы на выборах президента Молдавии Майи Санду, которая имеет также румынское гражданство. Однако появление в парламенте Румынии радикальных националистов, пусть даже в качестве оппозиции, может вновь актуализировать вопрос территориальных претензий Бухареста – причём не только к Украине, но и к Сербии.

«Великорумынские» амбиции националистов из AUR

Во время создания в декабре 1918 года «Великой Румынии» территория и население этого государства увеличились почти в два раза за счёт Российской (Бессарабия) и Австро-Венгерской империй (Буковина, Трансильвания, Кришана, Марамуреш и Восточный Банат). Правда, захваченное у России по результатам Второй мировой войны пришлось вернуть СССР: на территории большей части Бессарабии была создана Молдавская ССР, а северная и южная ее части вошли, соответственно, в состав Черновицкой и Одесской областей УССР. А вот наследие Австро-Венгрии Бухаресту сохранить за собой удалось, — за исключением Северной Буковины, на основе которой была создана Черновицкая область. 

Однако и во времена существования социалистического лагеря, и после распада Советского Союза румынские политики постоянно реанимировали идеи «Великой Румынии». Причём говорили они не только о «возвращении» Бессарабии, Северной Буковины и даже части Закарпатья («северный Марамуреш»), но и территориях Сербии, где проживает румынское и валашское нацменьшинство – Западном Банате и долине реки Тимок, где сходятся границы Румынии, Сербии и Болгарии.

Для партии AUR идея «Великой Румынии» является основополагающей. Учредительный съезд этой партии прошёл 1 декабря 2019 года в трансильванском городке Альба-Юлия спустя ровно 101 год после того, как там было провозглашено «объединение» (Unirea) всех румынских земель. 

С момента своего создания AUR значительное внимание уделяла именно вопросам защиты румынской диаспоры (кстати, именно AUR заняла первое место на заграничных избирательных участках, получив там 26,51% голосов). Так, 26 июня 2020 года эта политическая сила резко осудила бездействие официального Бухареста в вопросе защиты прав румын Сербии и Украины. Лидер AUR Георге Симион тогда призвал власти срочно принять необходимые меры для надлежащего финансирования румынских исторических сообществ «в соседних странах и на Балканах». Речь шла о предоставлении им необходимых средств (финансовых, материально-технических, дипломатических) для «поддержки и укрепления национальной идентичности, серьезно пострадавшей от ассимиляционных действий государств, на территории которых находятся эти крупные румынские общины». Наиболее резкую критику у AUR вызвали принятые на Украине законы о языке и образовании.

Нацменьшинства не обделили

Стоит отметить, что национальные меньшинства самой Румынии представлены в парламенте этой страны на протяжении последних десятилетий, причём попадают они туда двумя способами.

Местные венгры, которые по результатам переписи 2011 года составляют более 6,1% населения, ещё в декабре 1989 года создали свою партию – Демократический союз венгров Румынии, которая принимает участие в гонке на общих основаниях и стабильно преодолевает барьер в 5%. Остальным нацменьшинствам выделены так называемые «резервированные места» в Палате депутатов. 

В предыдущем созыве парламента таковых было семнадцать. Их занимали представители партий и общественных организаций албанцев, армян, болгар, греков, евреев, итальянцев, македонцев, немцев, поляков, сербов, русинов, русских старообрядцев (липован), турок, украинцев, хорватов, цыган, а также чехов и словаков, организация которых сохранила единство, несмотря на распад Чехословакии. Судя по всему, в новом парламенте национальным меньшинствам также выделят 17 мест. 

Поскольку формальное количество национальных меньшинств в Румынии больше семнадцати, то их партии и организации вносятся в бюллетень для выборов Палаты депутатов. Чтобы представитель нацменьшинства стал депутатом, за список его партии/организации должно проголосовать не менее 10% того количества избирателей, которое нужно для прохождения в парламент одного депутата от партии, преодолевшей избирательный барьер. Обычно речь идёт о нескольких тысячах голосов. Так, Союзу сербов Румынии на этих выборах для сохранения места в Палате депутатов потребовалось 4653 голоса. Как заявил сербским СМИ председатель этой организации и будущий депутат парламента Румынии Огнен Крстич, главной целью его деятельности будет защита права сербского меньшинства Румынии на образование на родном языке. 

Больше всех среди нацменьшинств Румынии привычно набрал список цыганской партии PRO Europa – более 14 тысяч голосов. За албанцев проголосовали почти 8986 избирателей, за македонцев – 7088, греков – 6028, болгар – 4827, турок – 3508, хорватов – 3320. Примечательно, что турецкая община Румынии разделена: несколько лет назад от неё отделилась организация «татар и турко-мусульман». Последнюю поддержали лишь 2862 человека, и этого не хватит для прохождения её представителя в парламент. 

За пост премьера конкурируют протеже Сороса

Возвращаясь к итогам выборов 6 декабря, стоит отметить, что пока главным их результатом стала отставка премьер-министра Людовика Орбана, которая произошла после напряжённого разговора с президентом Йоханнисом 7 декабря. Исполнять обязанности главы правительства лидер поставил министра обороны, генерал-полковника Николае Чукэ. До ноября 2019 года он был начальником Генштаба Румынии и после выхода в запас присоединился к НЛП.

Главным кандидатом на пост нового премьер-министра местные комментаторы называют другого выдвиженца НЛП Эдуарда Хельвига — бывшего генерального секретаря этой партии, а с 2015 года – начальника Разведывательной службы Румынии. Эдуард Хельвиг дважды был депутатом парламента Румынии и также два раза выигрывал выборы в Европейский парламент, где входил в Альянс либералов и демократов. Однако куда важнее другие факты из его жизни: когда ему был 21 год, Хельвиг получил первую стипендию от структур американского финансиста Джорджа Сороса и даже стал директором одной из программ Фонда Сороса в Румынии. А в 22 года он возглавил Институт политического анализа в городе Клуж, который продвигал идеи «открытого общества» и был представителем Фонда Сороса в регионе. 

Не скрывает своих премьерских амбиций и один из лидеров блока USR-PLUS Дачиан Чиолош, который уже был главой правительства Румынии в 2015-2017 годах. Кстати, по сообщениям румынских СМИ, именно Чиолош потребовал немедленной отставки Орбана в качестве условия для начала переговоров о создании коалиции с НЛП. При этом Дачиан Чиолош явно рассчитывает на поддержку Джорджа Сороса, ведь он был членом ассоциации «Друзья Европы», финансируемой «Фондом Открытого общества». Кабинет Чиолоша в румынской прессе часто называли «правительством Сороса» – в связи с тем, что он был почти полностью сформирован из бывших активистов НПО, стипендиатов Сороса, менеджеров многонациональных корпораций и ярых атлантистов. 

Таким образом, кто бы ни стал премьером Румынии – Хельвиг или Чиолош, — за обоими виднеется фигура Джорджа Сороса. Да и президент Румынии прислушивается к мнению американского миллиардера: один из ключевых советников Клауса Йоханниса  — Сандра Пралонг, первый руководитель Фонда Сороса в Румынии. 

В сложившейся ситуации вряд ли стоит ожидать от нового правительства изменений внешнеполитического курса — он останется русофобским и проамериканским. Бухарест продолжит поддерживать расширение военного сотрудничества с Киевом, в том числе на Чёрном море, а в отношении Кишинёва так и будет проводить политику «ползучей аннексии». Учитывая конфликт Джорджа Сороса с властями Венгрии, не исключено ухудшение отношений по линии Бухарест–Будапешт. Отношения же Румынии с балканскими соседями, Болгарией и Сербией, скорее всего, останутся без изменений. В частности, Румыния сохранит принципиальную позицию по непризнанию самопровозглашённой республики Косово.

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх