fbpx
Now Reading
«Точка разборки»: Сербия глазами русского писателя

«Точка разборки»: Сербия глазами русского писателя

Аватар

О протестах оппозиции, национальных особенностях политической жизни и предстоящих выборах

Прежде чем начать своё общение с читателями «Балканиста» как автор и как эксперт, пишущий о Сербии, хотел бы пояснить и обосновать свое «право» на эту тему. Стараясь всегда оставаться в рамках профессионального журналистского подхода и экспертной оценки, в данном случае я не могу не заметить, что не являюсь экспертом, что называется, кабинетным и вполне объективным, потому что с Сербией меня связывают глубокие и, можно сказать, личные отношения. Приехав в эту страну с рабочим визитом почти девять лет назад, я оказался настолько захвачен и очарован ее энергетикой, теплым дружелюбием, какой-то невероятной легкостью жизни, что буквально через несколько месяцев купил дом в сербском селе в районе горы Космай. С этого момента моя жизнь поровну поделена между Сербией и Россией. В Сербии я чувствую себя дома. Здесь практически с рождения растет мой сын, крещенный в Сербской православной церкви. Здесь я возделываю свой сад – и в буквальном смысле, и в значении творчества, интеллектуального труда. И эта моя особая погруженность в страну, в среду, безусловно, делает меня в какой-то степени не вполне беспристрастным экспертом и автором. Но в то же время я надеюсь на то, что эти же самые обстоятельства позволяют мне лучше видеть и понимать то, что происходит в Сербии, и то, что, может быть, не всегда видно и понятно «беспристрастному» наблюдателю, холодно оперирующему цифрами, фактами и доводами.

Вадим Самодуров,
 журналист, политолог, писатель

Когда безвылазно живешь в сербском селе хотя бы на протяжении месяца, из новостной повестки выпадаешь напрочь. Размеренный ритм жизни, умиротворяющая красота окружающего ландшафта, медитативное созерцание результатов собственного труда на земле решительно не способствуют тому, чтобы следить за лентами новостей, смотреть телевизор и разрушать всю эту гармонию мыслями о политике и политиках. Да и других забот, честно говоря, хватает. Не успел закончиться сезон весенних полевых работ, начинается ставшая уже обычной летняя засуха (которая в этом году продлилась аж до конца октября). Надо ежедневно поливать новые посадки и молодые растения. Несмотря на жару, трава прёт, как безумная: каждые две недели нужно косить во избежание змей, пожара и попадания сорных семян в землю соседей. Дрова на зиму нужно запасать с лета. Огород тоже требует ухода и внимания. И это у меня хозяйство небольшое: скорее «для души». А у настоящих сельских жителей – скотина, поля с кукурузой, заготовка сена, кормов… Тут, прямо скажем, не до политики.

Главный индикатор политических процессов на Балканах – мой отец, живущий в России, естественно. В этом году «индикатор» начал подавать тревожные сигналы в марте.

– Как там у вас обстановка? – Спросил озабоченно отец во время очередного «сеанса связи» по телефону.

– А что такое? – Я искренне не понял, потому что только что закончил посадку ста кустов лаванды и мысленно прикидывал, правильно ли я сделал, что не взял сразу двести кустиков рассады в питомнике. 

– Как что?! – Озадаченно хмыкнул отец из промозглой среднерусской, длящейся почти до начала мая зимы. – Ты что, телевизор не смотришь? 

Телевизор я действительно не смотрю. И год назад даже переставил его в специальный шкаф с глухими дверями, которые открываются только для того, чтобы ребенок мог посмотреть мультики перед сном. 

– Так, а что у нас такого, о чем надо знать? – Уточнил я, не вдаваясь в бессмысленный и беспощадный диспут о пользе и вреде телевидения.

— Ну ты даешь! – Неодобрительно крякнул отец. – У вас там массовые беспорядки. Митинги непрекращающиеся. Что-то штурмуют. По телевизору показывают: это же просто страшно. Опять, видать, Запад воду мутит… – Заключил родитель с непередаваемой интонацией главной героини фильма «Любовь и голуби».

Как все русские, папа озабочен вопросами глобальной геополитики. И конечно, особенно внимательно следит за Балканами. 

– А-а-а, ты про это… — Не отрываясь от критического осмотра посаженной рассады, выдохнул я с облегчением. – Не бери в голову. Сербы исчерпали свой лимит на гражданские и прочие войны и революции. Уверен, ничего такого, о чем стоило бы беспокоиться, – заверил я родителя, но пообещал следить за ситуацией, разобраться во всем и проинформировать его о своих выводах.

Забыть о данном отцу обещании мне не дали еще несколько звонков из России, на этот раз по профессиональной линии, от редакторов, просивших прокомментировать ситуацию. Волей-неволей пришлось вникать в суть происходящего.

***

Очередной цикл парламентских выборов в Сербии должен пройти весной 2020 года. Предыдущие (досрочные) выборы в Народную скупщину Сербии состоялись в 2016 году, а до них также досрочные прошли в 2014 году. В ходе этих прошлых избирательных циклов Сербская прогрессивная партия (Српска напредна странка – СНС) Александра Вучича неизменно сохраняла большинство в парламенте страны, полученное после победы на парламентских выборах в 2012 году.

Народный парламент Сербии

На прошлых выборах коалиция СНС получила 48% из общего числа голосов, и 131 из 250 мест в парламенте страны. На втором месте оказалась коалиция Социалистической партии Сербии (Социјалистичка партија Србије – СПС) Ивицы Дачича с 10,95% голосов избирателей и 29 местами в парламенте. Следом шли Сербская радикальная партия (Српска радикална странка – СРС) Воислава Шешеля с 8,10% голосов и 22 местами, Демократическая партия (Демократска странка) и движение «Доста је било» с 16 мандатами и 6% голосов. Электоральный порог в 5%, прошли также партия «Двери» Бошко Обрадовича и коалиция, возглавляемая Либерально-демократической партией (Либерално-демократска партија – ЛДП). Все остальные или не преодолели пятипроцентный барьер, или являлись партиями национальных меньшинств, для которых этот порог был отменен.

Несмотря на то, что последние пять лет политическая обстановка в Сербии была вполне стабильна и все «скандалы» не выходили за рамки стандартной политической игры, в декабре прошлого года в Белграде начались массовые протесты, организованные оппозицией по примеру «желтых жилетов» в Париже. Декабрьские протестные волнения, ставшие новой «точкой сборки» для сербской оппозиции, не имели никакого формального повода, в отличие от прошедших за полгода до этого протестов жителей сербских городов против повышения цен на топливо. Выступления, связанные с подорожанием бензина и дизеля – вопросом, для сербов действительно крайне болезненным и имеющим практическое, жизненно важное значение – закончились довольно быстро и практически без последствий. Основным же смысловым фоном декабрьских массовых протестов стали очень неконкретные и расплывчатые обвинения в «недемократических условиях, которые в Сербии создал президент Вучич». Сопоставление двух этих обстоятельств вызывает как минимум недоумение, а как максимум – ощущение того, что раскачка ситуации в Сербии руками оппозиции произошла и продолжает происходить не без внешней поддержки. 

Протесты в Белграде в декабре 2018, mondo.rs

В пользу того, что протестная активность подогревалась и координировалась извне, говорит и другое обстоятельство. Сербская «несистемная оппозиция», которая до того момента ни разу не продемонстрировала ни внятной политической программы, ни способности к созданию жизнеспособных долговременных политических альянсов и коалиций, объединилась в «Союз за Сербию» (Савез за Србију – СзС). При этом ни собственной повестки, ни политической программы у оппозиции так и не обнаружилось. Оппозиционные силы выступили и продолжат выступать с общими утверждениями, что выборы в стране якобы «всегда» проходят в недемократической атмосфере, без свободных СМИ и сопровождаются преследованием оппозиции. При это сами оппозиционеры с начала 2019 года начали настоящую травлю сербских журналистов, сопровождавшуюся целой чередой угроз, нападок, публичных оскорблений и провокаций.

«Союз за Сербию» в данный момент бойкотирующий все политические и государственный институты страны, требует ухода Александра Вучича с поста президента и подготовку «свободных выборов». Примечательно, что оппозиция не оспаривала и не оспаривает легитимности победы на предыдущих выборах действующего президента и его партии, а также не требовала проведения досрочных парламентских выборов (и, скорее, опасалась возможности этого решения), так как понимает, что уверенно их проиграет.

Главные представители сербской «несистемной оппозиции» — Драган Джилас, бывший мэр Белграда и лидер Демократической партии; Вук Еремич, бывший министр иностранных дел и лидер набирающей определенную популярность, но не участвовавшей в предыдущих выборах Народной партии, и Бошко Обрадович, лидер популистского движения «Двери». В январе 2019 активизировалось полумертвое «Движение свободных граждан» (Покрет слободних грађана, ПСГ), созданное еще в 2017 году группой сербских интеллектуалов. В 2018 году его возглавил актер Сергей Трифунович. Через несколько дней после победы Трифуновича большая часть президиума ПСГ покинула движение, обвинив нового лидера в излишнем сближении с правыми и националистами, входящими в коалицию «Союза за Сербию», и создала свою организацию – Гражданский демократический форум. Во время выборов председателя Трифунович пообещал, что ПСГ не вступит в «Союз за Сербию». Формально свое обещание он выполнил, но подписал с «СзС» ряд ключевых соглашений, от которых ранее отказывались его соратники по движению…

Сергей Трифунович, nspm.rs

Разобрав предысторию и основных участников сербской политической пьесы, я вкратце изложил отцу содержание статьи, которую начал готовить, во время случившегося в конце весны короткого визита в Россию. Не дослушав мой обстоятельный отчет о происходящих в Сербии событиях, мой отец неистово замахал руками.

–  Всё, всё, остановись! От всех этих имен и названий у меня сейчас голова взорвется. 

–  Ты сам хотел понять, что происходит.

–  Я все понял. Спасибо. Мне ни к чему такие подробности. У меня давление. Лучше скажи мне, Гойко Митич как-то участвует в этом?

–  Чтоо?!

–  Ты говорил про какого-то актёра… Я сразу подумал про Гойко Митича. Никаких других сербских актеров всё равно никто не знает.

–  Господи! Нет, я не думаю, что Гойко Митич в чем-то подобном участвует.

– Тогда я спокоен. Продолжай следить за ситуацией. Если напишешь что-то дельное, – присылай, – резюмировал отец.

***

К началу лета я уже практически перестал думать о сербской оппозиции, скандалах, связанных с предстоящими выборами, и возможной роли Сербии в меняющихся мировых политических раскладах. Все мое время и внимание было занято книгой, которую мне нужно было сдать в издательство к очень жесткому сроку. Однако, как это часто бывает, посланный во вселенную «запрос» продолжал направлять его автору нужную информацию. На этот раз информация настигла меня, когда я просматривал новостные сайты за чашкой кофе в одном из белградских кафе во время паузы в работе над рукописью.

«Во вторник в посольстве США в Белграде собрали на обед лидеров сербской оппозиции. На встречу с официальным представителем Госдепа Мэтью Палмером пришли лидеры ”Союза за Сербию” Драган Джилас, Вук Еремич, Зоран Лутовац и Бошко Обрадович, а также председатель Движения свободных граждан Сергей Трифунович. Из посольства США сообщили, что Палмер встретился в Белграде с широким спектром собеседников, чтобы услышать разные точки зрения, о содержании беседы американцы не сообщают. Перед встречей с высокопоставленным американцем Вук Еремич заявил, что список приглашенных демонстрирует тот факт, что ”настоящая оппозиция стала легитимным собеседником международного сообщества”».

alo.rs

Эта новость заставила меня мысленно вернуться к перипетиям сербской политики и по-новому взглянуть на активность оппозиции. Возможно, что копаясь в земле и ёрничая по поводу «клубных» сербских политических объединений типа «Дверей» и «Движения свободных граждан», я как эксперт и политолог проглядел что-то значимое и важное.

Предвыборные тактики оппозиционных политических сил значительно изменились в сравнении с предыдущим циклом выборов. Увеличились их организационные и финансовые возможности. Благодаря организации протестов лидеры оппозиции стали более медийными и популярными политиками. Лишенные идеологического наполнения и внятной программы протесты оказались не так уж и бессмысленны. «Диванные» сербские оппозиционеры смогли обратить на себя внимание и получить кредит доверия у руководства западных государств.

Покопавшись в теме, я обнаружил еще один интересный факт. Начавший вещание на Балканах телеканал N1, находящийся во владении корпорации бывшего директора ЦРУ Дейвида Петреуса, открыто встал на сторону сербской оппозиции. 

Возможно, что сербская оппозиция не так салонна и глупа, как это может показаться и как воспринимается многими. По крайней мере, ее не стоит недооценивать. Тем более что текущий политический процесс в Сербии развивается в условиях, когда США усиленно давят и на президента Вучича, и на лидеров самопровозглашенной республики Косово в целях их взаимного признания и «примирения». В сербском обществе этот вопрос является наиболее чувствительным и болезненным. Таким образом, все шаги нынешнего сербского руководства по достижению соглашения с лидерами самопровозглашенной республики только играют на руку оппозиции и усиливают потенциал протестных движений (даже несмотря на то, что косовский вопрос лидерами оппозиции никак открыто не педалировался в ходе зимне-весенней активизации).

Протесты в Белграде, май 2019 / Дмитрий Лане

Созвонившись с отцом в конце лета, я рассказал о последних событиях и поделился своими умозаключениями и опасениями.

– Не знаю, не знаю… –  Задумчиво произнес отец. – Думаю, что и Вучича не стоит недооценивать. Он не так прост, как хочет казаться.

–  Почему ты так считаешь?

– А ты знал, что премьер-министр Сербии – открытая лесбиянка? –  Вопросом на вопрос неожиданно ответил отец.

–  Я как-то не углублялся в это, – уклончиво ответил я. 

–  А вот зря! Ты подумай об этом. Это очень хитрый и дальновидный политический ход. Между прочим, у вас там через неделю гей-парад. Так что Вучича голыми руками не возьмешь.

***

Действительно, Александр Вучич продемонстрировал хладнокровие и умение держать удар. Ни весной 2019 года, когда участники протестов попытались блокировать резиденцию главы государства и даже использовали грузовик, чтобы пробить кордон полиции, ни во время попытки захвата телецентра Вучич не потерял самообладания и не поддался на провокации.

Выслушав осаждавших президентский дворец протестующих, настроенных крайне агрессивно, Вучич пожелал им всего хорошего, сделав позже заявление. 

«Насилию — конец! Все, кто в нем  участвует, будут отвечать в соответствии с законом», — заявил сербский лидер, подчеркнув, что государство не потерпит насилия и политических изменений с его помощью.

Если бы Вучич поддался на провокации и пошел по пути, по которому власти разгоняли и давили протестные митинги в Москве, неизвестно, чем бы это могло закончиться в Сербии. Однако Вучич проявил выдержку, мудрость и сдержанность. Несмотря на явно агрессивное поведение толпы даже во время весенних протесов, когда радикалы пытались захватить телецентр, обошлось без насилия. Всего семь человек было задержано. За все время пика протестной активности количество задержанных исчислялось несколькими десятками. Никаких показательных жестоких избиений, массовых задержаний, карательных рейдов в офисы оппозиции.

Позже правящая партия организовала ответные контр-митинги сторонников СНС. А сам президент Вучич уже провел турне по Сербии, включающее серию встреч с жителями провинциальных городов, в которых он лично принимал участие. Не слишком оригинальный и вполне заурядный набор «инструментов», но это подействовало.

Александр Вучич / Tanjug

Как и предсказывал Вучич еще весной, протестная активность оппозиции спала. Однако это совершенно не означает, что ее лидеры отказались от достижения своих целей. В первой декаде октября лидер «Движения свободных граждан» Трифунович сделал провокационное заявление. По его словам, представители СНС от имени Вучича предложили ему взятку в полмиллиона евро «за коалиционное партнерство с правящей партией и выполнение их условий».

 Ничем, кроме слов самого Трифуновича, эта информация, понятное дело, не подтверждается. Нет ни факта передачи взятки, ни имен людей, которые ее предлагали. Зато есть хороший сюжет для оппозиционной прессы, которая тиражирует очередной «громкий скандал», больше похожий, правда, на открытое предложение сделки.

Наступила осень, а я так и не закончил писать статью о сербских протестах, о предстоящих выборах и возможных сценариях развития событий. Некоторое время я вместе с соседями напряженно следил за тем, как рекордными темпами в нашу деревню тянут газопровод, чтобы пустить «русский газ». В августе до моего села и даже до моего дома наконец добралась газификация. Мысленно я поставил Вучичу еще один «плюсик». Потом неожиданно дела позвали в Россию. А к моему возвращению уже начался сезон осенних работ «в усадьбе», и нужно было снова косить, обрезать, убирать, перестраивать. В итоге к обсуждению политической повестки я вернулся только в октябре, когда ко мне в гости приехал знакомый сербский журналист делать грушевую ракию.

– Ну и что ты думаешь обо всем этом? – Спросил я его, дегустируя вильямовку собственного приготовления. – Я имею в виду предстоящие выборы, перспективы оппозиции и вероятность того, что она будет бойкотировать выборы, или в Сербии будет реализован «армянский сценарий».

Деян лукаво усмехнулся, рассматривая на свет прозрачную ароматную жидкость в рюмке.

– С чего начать?

– Ну, начни с бойкота…

– До бойкота они могут и не дойти. Потому что переругаются и перегрызутся насмерть, как это уже было не раз. Джилас и Еремич (два главных лидера сербской оппозиции на сегодня — прим. авт.) никогда не договорятся и не уступят друг другу. Тем более что их «кураторы» сами не могут договориться по целому ряду вопросов. Ты же читал, что сказал Мэтью Палмер (заместитель помощника госсекретаря США по Европе и Евразии)? Американская администрация против бойкота выборов. И в этом смысле американцы гораздо умнее и дальновиднее сербской оппозиции. Потому что бойкот выборов будет означать для объединенной оппозиции политическую смерть.

Вук Еремич и Драган Джилас / novosti.rs

 – То есть, ты считаешь, что Вучичу – да и простым людям – не о чем беспокоиться и выборы пройдут планово и безо всяких неожиданностей?

Деян по-русски опрокинул рюмку ракии и только после этого ответил.

 – Ну, что касается общей обстановки перед выборами, спокойной она точно не будет. Чем ближе выборы, тем больше будет взаимных обвинений власти и оппозиции в насилии, обмане и «сдаче» национальных интересов. Ты прекрасно знаешь, как это у нас бывает… В данный момент перевес, конечно, находится на стороне действующего президента, обладающего значительными ресурсами и поддержкой великих держав. Можно предположить, что если бы выборы были проведены в ближайшие месяцы, то СНС одержала бы на них уверенную победу, как и в предыдущих электоральных циклах. Но все еще может поменяться. Как в ту, так и в другую сторону. Неожиданности будут. Даже не сомневайся.

Как будто в подтверждение слов моего приятеля, через несколько дней после этой беседы сербская оппозиция отметилась очередной порцией скандальных проалбанских заявлений по вопросу Косово, переплюнув Вучича с его непопулярными инициативами по решению косовской проблемы.

Отрефлексировав этот момент и решив, что я собрал достаточно материала для «серьезной статьи», перед тем, как отправить материал в редакцию, я решил показать его отцу. Почитав мои заметки, отец перезвонил вечером.

– Ну, в общем, теперь всё более или менее понятно. Но с названием ты перемудрил. «Сербская оппозиция. Точка сборки»… Ну что это вообще такое?! Не компостируй людям мозги. «Точка сборки» не имеет никакого отношения к политике. А уж к сербской оппозиции и подавно…

– Ну а ты что предлагаешь?

– Если уж тебе так важно поставить точку, напиши «Точка разборки»…

Обложка: Митинг «Будущее Сербии» в поддержку действующего правительства, апрель 2019 / Дмитрий Лане

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top