Путешествие из Баня-Луки в войну

Из столицы Республики Сербской (РС) оказалось довольно нелегко попасть в Сребреницу, которая для западной публики стала символом «геноцида боснийских мусульман», а для боснийских сербов – синонимом лжи и несправедливых обвинений. 

Говоря «нелегко», я имею в виду не только транспортную доступность (впрочем, прямого автобусного сообщения между Баня-Лукой и Сребреницей нет). Теоретически туда добраться можно, но с двумя пересадками: через Биелину и Зворник, также входящие в состав РС. Но это крюк километров в пятьдесят. Прямая же дорога идёт через Тузлу, по территории уже другого энтитета Боснии и Герцеговины (БиГ) – мусульмано-хорватской федерации. Именно в Тузле мусульманские боевики совершили одно из своих первых кровавых преступлений в ходе гражданской войны, начавшейся в бывшей союзной республике Босния и Герцеговина. 

Тузланский капкан

15 мая 1992 года, согласно договору между Союзной республикой Югославией и властями в Сараево, 92-я мотопехотная бригада Югославской народной армии (ЮНА) без оружия выдвинулась из казарм на территории Тузлы в направлении Сербии. Однако на колонну 600 солдат и офицеров ЮНА вероломно напали около трех тысяч бойцов из полиции и сил территориальной обороны БиГ, а также «Зелёных беретов» – военного крыла Партии демократического действия Алии Изетбеговича, лидера боснийских мусульман (бошняков). 

По маршруту движения колонны ЮНА были установлены мины. Югославских военных, большинство из которых были солдатами-срочниками из Сербии, в упор расстреливали из окон жилых домов и общественных зданий, в том числе из больницы. Трансляцию бойни в прямом эфире вела местная телекомпания, сопровождавшая эфир антисербскими призывами. После получасового обстрела, когда все машины были подорваны или подожжены, бошняки начали добивать тяжелораненых. Легкораненых брали в плен. Тогда погибло более 200 солдат и офицеров ЮНА, более 140 человек попали в плен, где подвергались пыткам. Обменять их удалось лишь через год. 

Никто из организаторов и исполнителей этого военного преступления не понёс наказания. В 2003 году Международный  трибунал по бывшей Югославии в Гааге передал дело прокуратуре БиГ, которая его «похоронила». Потому неудивительно, что в первые годы после окончания войны сербы на территорию мусульмано-хорватской федерации старались не попадать. Да и сейчас они ездят там куда осторожнее, чем в родной республике.

Следы от пуль вместо памятников

Я проезжаю Тузлу в машине Даниела Симича, писателя и главного редактора издания «ФРОНТАЛ» из Баня-Луки — как указано на сайте, «единственного портала на кириллице на запад от Дрины» (по этой реке проходит граница между БиГ и Сербией). Уговорить Даниела поехать в Сребреницу было нелегко, поскольку, по его словам, «сербы такие акции не посещают». 

Как и много лет подряд, на 11 июля в Мемориальном центре  селения Поточари, что рядом со Сребреницей, были запланированы траурные мероприятия в связи с годовщиной событий, произошедших в 1995 году.

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.40

В Сараево и на Западе их окрестили «геноцидом мусульман-бошняков», якобы совершённом Армией Республики Сербской. Нынешние власти РС признают, что в то время в окрестностях Сребреницы был совершён ряд военных преступлений, в частности, убийство пленных, но не согласны с такой квалификацией событий, как геноцид.

Мы приехали в Подринье, как называют эту часть Республики Сербской, на день раньше. С одной стороны, нужно было забрать аккредитации, ведь перед самым началом мероприятий это было сделать проблематично. Однако главным поводом нашего приезда в Сребреницу 10 июля стало намерение поприсутствовать на заседании местной скупщины (совета), посвящённом памяти всех жертв гражданской войны 1992-1995 годов, и посетить мероприятия в соседней общине Братунац. Там отдавали дань памяти сербам Подринья, убитым бошняками во время военных лет. 

Мы проезжаем Тузлу, и Даниел вспоминает, как впервые увидел в детстве этот город с высоты птичьего полета: с позиций армии Республики Сербской на одной из окрестных гор. «Тогда мы и мечтать не могли о том, чтобы войти в Тузлу, — а сейчас мы тут спокойно едем. Вот только об убитых на этих улицах солдатах ЮНА напоминают лишь следы от пуль на стенах домов. Местные власти никогда не разрешат установить мемориальную доску, – это ведь не Сребреница», – грустно говорит он. 

Здесь буква — уже политическое заявление 

Даниел обращает моё внимание на то, что на всех без исключения дорожных указателях, установленных на территории мусульмано-хорватской федерации (или просто — федерации), отсутствует Баня-Лука. Расстояния указаны только до ближайших городов РС. 

«В Сараево игнорируют существование второго по величине города БиГ, не оставляя надежду ликвидировать Республику Сербскую. К примеру, в федерации создали из нескольких сёл общину Восточный Добой, демонстрируя таким образом претензии на город Добой в РС», – говорит Симич. 

С другой стороны, власти РС фактически с нуля построили Новое Восточное Сараево. Сегодня здесь находится мощный университет, а сам город является вторым после Баня-Луки административным центром республики. 

В целом, «война символов» не прекращается в БиГ ни на день. Наиболее активно ее ведут вблизи административных границ энтитетов. Несмотря на то, что все таблички с названиями населённых пунктов, информационные указатели и прочие дорожные знаки должны быть на кириллице и латинице, даже на главной дороге они могут быть лишь в одном варианте. Кроме того, другую версию нередко закрашивают вандалы: латиницу – в РС, кириллическую – в федерации.

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.19.51

Хотя община Сребреница является частью Республики Сербской, охраняют Мемориальный центр сотрудники Агентства расследований и защиты БиГ с центром в Сараево. А 10-11 июля вообще было ощущение, что в Поточарах объявили военное положение. Вся территория селения была под контролем силовых подразделений сараевских властей, причём не только спецотрядов полиции, но и Вооружённых сил БиГ. 

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.38 1

Мы встретили их колонну из четырёх грузовиков и «хаммера» в символическом месте – в селе Коневич Поле, где в начале июня, по решению Европейского суда по правам человека, был снесён православный храм. Хотя с тех пор прошёл лишь месяц, место почти полностью заросло травой.

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.40 1

Напротив участка находится заправочная станция, возле которой были припаркованы несколько машин Службы гражданской защиты БиГ, а несколько десятков представителей этой сараевской структуры пили кофе.  Основная работа ждала их 11 июля.

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.16.00

Геноцид, которого не было

Мы приехали в Сребреницу за час до начала мемориального заседания совета общины. В кафе напротив настойчиво просила милостыню цыганка с ребёнком – явно не местная. Один из мужчин (как позже оказалось, депутат) спросил, надолго ли она в городе. 

«Даст Бог, завтра уедем» – ответила женщина. 

Подтягиваются коллеги-журналисты, и все вместе мы перемещаемся в здание совета общины, построенное еще во времена Австро-Венгрии. На нём нет официальной вывески, зато есть табличка, что оно отреставрировано за счёт USAID (Агентства США по международному развитию). 

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.19.51 1

Мероприятие оказалось очень коротким. 

Председатель общины Младен Груйичич выразил  сожаление, что на заседание не явились депутаты от мусульманских партий, которые бойкотируют работу скупщины. Они устроили демарш, когда сербские депутаты, коих здесь большинство, приняли резолюцию о страданиях сербского народа на территории общины Сребреница  на протяжении всего ХХ века (то есть речь шла не только о последней войне, но также о Первой и Второй мировых войнах. Потом была объявлена минута молчания, и далее заседание проходило в закрытом режиме. 

На брифинге для СМИ после этого Груйичич подчеркнул, что власти общины чтят память всех жертв войны вне зависимости от их национальной и религиозной принадлежности, а на прямой вопрос сараевского телеканала заявил, что никогда не произнесёт слово «геноцид» в отношении событий в Сребренице.

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.40 2
Младен Груйичич

В беседе с «Балканистом» председатель общины отметил, что Запад и власти в Сараево распространяют по всему миру миф о том, что в Сребренице были убиты мирные и безоружные бошняки. 

«А кто же тогда убил более трех с половиной тысяч сербов Подринья – как в самой Сребренице, так и в соседних общинах Братунац, Зворник, Миличи?» – задал он риторический вопрос. 

Груйичич подчеркнул, что большинство преступлений мусульмане совершали в дни великих христианских праздников – Рождества, Пасхи, Троицы, Дня Святого Георгия и т.д. 

В память о первом таком массовом убийстве, произошедшем в день Святых Петра и Павла в 1992 году, на православном кладбище общины Братунац 10 июля был открыт памятный крест. В мемориальных мероприятиях приняли участие ветераны Армии РС, родственники погибших, высокопоставленные чиновники во главе с премьер-министром РС Радованом Вишковичем, который в годы войны был офицером Генштаба РС. Цветы к памятному кресту возложил и посол России в БиГ Игорь Калабухов. 11 июля в Поточарах представителей российского посольства не было — в связи с антисербской направленностью мероприятий.

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.39

Неудивительно, что 11 июля в Мемориальный центр приехали не только мусульманские и хорватские политики БиГ и дипломаты стран Запада и мусульманских государств. К ним присоединились деятели, которые ещё недавно называли себя сербскими патриотами, а ныне выступают с прозападных позиций. 

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.39 2

Так, из самой Сербии прибыл председатель Либерально-демократической партии Чедомир Йованович (по совместительству — советник члена президиума БиГ от хорватов Желько Комшича). Йовановичу, к слову, хватило совести заявить о том, что «Сребреница — наш грех и стыд». 

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.21.20 2
Чедомир Йованович

Соседнюю Черногорию представляли президент Мило Джуканович и вице-премьер Дритан Абазович, которые в июне 2021-го провели через парламент резолюцию об осуждении «геноцида в Сребренице» и запрете его отрицания.

Из этой же страны прибыли лидеры так называемой «Черногорской православной церкви», зарегистрированной как некоммерческая организация и не признанной ни одной из канонических православных церквей.

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.25.29
Представители НКО «Черногорская православная церковь»
WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.39 1

Как Запад и мусульмане оболгали сербов

Бошняки очень не любят вспоминать о своих преступлениях, и информацию приходится собирать по крупицам. Так, к примеру, в ходе поиска жертв «геноцида в отношении бошняков» в конце 1990-х были найдены и идентифицированы тела десяти сербов, убитых 12 июля 1992 года. 

Как вспоминает серб Боян Вегара, который всю войну провёл в осаждённом мусульманами пригороде Сараево – Хаджичи, тысячи сербов, которых удерживали в концлагерях на территории Сараево, были освобождены только в конце января 1996-го. Эти люди впоследствии хотя бы получили от Запада какую-то помощь и возможность уехать в США. Между тем более 100 тысяч сараевских сербов, переживших войну, вынуждены были уехать из родных мест на территории, которые по Дейтону закрепили за Республикой Сербской. Некоторые оказались в Сребренице и соседних общинах. Например, сам Вегара ныне житель городка Братунац. 

Боян не устаёт подчёркивать то, что прекрасно известно международному сообществу: в июле 1995 года ни в Сребренице, ни в её окрестностях не было убито ни одного мирного бошняка. Впрочем, эта истина давно никого не интересует. 

К концу 1990-х годов на Западе поняли, что «дейтонскую» Боснию и Герцеговину – с широкими правами энтитетов – не удастся превратить в унитарное государство, где титульной нацией будут мусульмане-бошняки. Тогда в западных столицах брали другую стратегию и решили дегуманизировать боснийских сербов, которые отказывались признать себя «агрессорами» и «национальным меньшинством» на родной земле. 

Для этого по принципу «спин-докторинга» была использована Сребреница, где «голубые каски» ООН стали фактическими пособниками убийц мирных сербов. 

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.38

Напомню, военные подразделения бошняков (т.е. Армии Республики БиГ) под командованием Насера Орича в 1993-1995 годах терроризировали сербское население Подринья, находясь при этом в Сребренице под защитой «голубых касок» ООН. Сам Орич за свои преступления никакой ответственности не понёс. 

Сребреница была достаточно широко известна в мире. Дело в том, что её занятие боснийскими сербами 11 июля 1995-го стало прологом к завершению войны в БиГ, поскольку ставило под угрозу два других мусульманских анклава, охраняемых ООН. Речь идет о Бихаче и Горажде, где также размещались базы бошняцких боевиков. И тогда фотографии колонны мирных мусульман, которые отправились из Сребреницы на подконтрольные Армии Республики БиГ территории, были выданы за фото людей, которых вскоре убили сербы.

При этом убийства пленных бошняков действительно были. Первое было совершено 16 июля 1995 года около села Пилица, что в нескольких километрах от Сребреницы. Тогда военные из 10-го взвода спецназа Армии РС расстреляли более 300 пленных. Но для западного обывателя это было слишком мало, и тогда услужливый свидетель Дражен Эрдемович на суде в Гааге заявил, что вместе с семью другими спецназовцами убил «от 1000 до 2000 пленных бошняков». 

Такого количества тел в указанных местах, правда, не нашли, но полковник Армии РС Любиша Беар, в чьём подчинении находился этот взвод, был осуждён Гаагским трибуналом на пожизненное заключение за «геноцид». А сам Эрдемович получил всего три года заключения, и ныне его больше ни в чём не обвиняют.

Боснийская «арифметика» 

Однако ещё до эксгумации массовых захоронений в окрестностях Сребреницы на Западе уже пересчитали «жертв геноцида». В начале 2000-х говорили о том, что их было «около семи тысяч». Сейчас насчитали уже «более 8 тысяч». 

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.37

Тут использовалась примитивнейшая фальсификация: в отчётах различных комиссий речь шла о количестве фрагментов человеческих тел, которые вдруг превращались в число жертв. Но для подтверждения установленных цифр реальных останков не хватало. 

В минувшем году судебно-медицинский эксперт, доктор Любиша Симич отмечал, что в ходе обвинения против полковника Любиши Беара речь шла о 3568 фрагментах тел, однако берцовых костей среди них было менее 2 тысяч (1919 правых, и 1923 левых). Если придерживаться принятых на Западе подходов, это и есть максимальное число погибших в окрестностях Сребреницы, — и оно близко к числу личного состава подразделений Насера Орича, которым не удалось вырваться из окружения. Кстати, среди бошняцких боевиков было немало 16-ти- и 17-тилетних подростков, которых ныне пытаются выдать за невинных жертв вооружённого конфликта.

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.41

Планка была задана, и на кладбище Мемориального центра в селении Поточари, созданного на деньги Запада и мусульманских стран, начали хоронить тела, найденные в десятках, а то и в сотнях километров от Сребреницы. При этом в список «жертв геноцида» вносили умерших при родах детей, а также людей, погибших за несколько лет до событий в Сребренице. 

Вопиющий случай: не так давно директор центра Эмир Сулягич перезахоронил на этом кладбище останки своего отца, погибшего в 1992 году в Братунце. 

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.41 1
Эмир Сулягич

Но даже с учётом подобной практики считается, что ныне в Поточарах похоронены останки 6671 человека, а ещё 237 «жертв геноцида» упокоились на обычных кладбищах. 

При этом ещё в 2010 году директор Историко-документационного центра в Сараево Мирсад Токача заявлял, что более пятисот человек, чьи имена выбиты на стеле в Поточарах, живы и здоровы. Большинство из них живы до сих пор, ведь ставилась задача пополнить список жертв за счёт молодёжи и подростков. Однако на камне у входа в центральную часть Мемориального центра написано, что «общее число жертв геноцида составляет 8372, и этот список не является исчерпывающим…». Подобной формулировке мог бы позавидовать даже доктор Геббельс.

Справка: что произошло в Сребренице 26 лет назад

11-12 июля 1995 года войска Армии РС, которые находились под общим командованием Ратко Младича (сам генерал был в те дни в Белграде), заняли мусульманский анклав в Сребренице. Эта территория более двух лет обладала статусом «зоны, охраняемой силами ООН». Будучи под защитой вооружённых голландских миротворцев, войска Армии Республики БиГ — отряды мусульман-бошняков под командованием Насера Орича — убили или изгнали всех без исключения сербов общины Сребреница, а после начали совершать вооружённые вылазки в соседние сербские города и сёла, прячась от возмездия за спины «голубых касок». 

Когда войска Армии РС заняли Сребреницу, часть военных Армии Республики БиГ попала в плен. Многие из них действительно были расстреляны, и боснийские сербы этого не отрицают. Однако большинство подчинённых Орича попыталось с боем  прорваться в направлении Сараево, и значительная их часть из них погибла в боях неподалёку от Сребреницы. При этом на территории селения Поточари, где в 1993-1995 годах находился штаб миротворцев ООН, а ныне создан «Мемориальный центр Сребреница» с огромным кладбищем, ни одного убийства бошняков не произошло. Все мирные мусульмане, находившиеся под защитой миротворцев ООН, были отправлены за счёт Республики Сербской  на территории, подконтрольные бошнякам. 

В военном госпитале Армии РС в Сокольце на протяжении 1992-1995 годов регулярно лечили мусульман из анклавов Сребреница и Горажде, а за одной девушкой из Горажде, которая находилась в критическом состоянии, генерал Младич даже посылал свой личный вертолёт. Она до сих пор жива и регулярно выступает в эфире сараевских телеканалов, обвиняя сербов в совершении «геноцида».

WhatsApp Image 2021 07 13 at 11.14.35

Фото автора

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх