Противостояние ревизионизму: Почему Сербия остается на правильной стороне истории

Пока сербский народ на многочисленных митингах, подобных «Бессмертному полку», каждый год напоминает о своей жертве и своем вкладе в разгром гитлеровских сил, в Загребе, Сараево, Подгорице и Приштине закрывают глаза на реабилитацию пособников нацистов.

Упорные призывы западных официальных лиц к Белграду выбрать «верную сторону истории» и усилившееся давление с целью заставить сербские власти безоговорочно поддержать евроатлантистов предшествовали и недавнему празднованию 77-й годовщины разгрома фашизма.

Пока сербы устраивали многочисленные митинги и шествия «Бессмертного полка», подчеркивая свой вклад в разгром гитлеровских войск, соседние государства, появившиеся на карте после распада Югославии, а также самопровозглашенное Косово, продолжили традицию умалчивания фактов времен Второй мировой войны. 

Вместо того, чтобы открыто посмотреть на проблему реабилитации собственных коллаборационистов времен Второй мировой войны, в Загребе, Сараево, Подгорице и Приштине снова прибегли к тезисам о том, что «укрепление военно-нейтральной Сербии представляет угрозу для региона». 

Хорватия, Босния, Черногория и Косово еще раз продемонстрировали лояльность Западу своей шумной поддержкой киевского режима. А в западных столицах при этом никто даже не задался вопросами: а не отвернулись ли эти страны (и Приштина) от правильной стороны истории, предпринимая попытки маргинализировать жертв зловещей системы концентрационных лагерей Ясеновац, существовавшей в так называемом Независимом Государстве Хорватия (НГХ) во главе с Анте Павеличем? Не заняли ли они неправильную сторону, агрессивно призывая к созданию «Великой Албании» — марионеточного фашистского государства времен Второй мировой войны? 

В одном из мест массовой казни сербских узников Ясеноваца за несколько дней до Дня Победы была отслужена панихида. На поминальной службе присутствовали иерархи Сербской православной церкви, руководство Сербии и Республики Сербской, а также представители цыганского и еврейского народов.

По этому поводу президент Сербии Александр Вучич заявил, что самое тяжкое преступление — геноцид, совершенный здесь [в Ясеноваце], — никогда не должно быть забыто, и нам нужно говорить о нем.

«Они твердят, чтобы мы не жили прошлым. Но когда речь заходит обо всех других народах и жертвах, они всегда будут настаивать на необходимости культуры памяти», — сказал Александр Вучич, отметив, что на Западе не особо принято говорить о жертвах сербского народа. Вместе с этим он напомнил, что «сербы должны сохранить существование Сербии и Республики Сербской». «И на фоне всей той несправедливости, которая по совершается отношению к нам каждый день, наш величайший интерес заключается в том, чтобы сохранить мир», — добавил президент Сербии. 

О неоднозначном отношении современной Хорватии к краху нацизма, пожалуй, лучше всего свидетельствует то, что словосочетание «День Победы» там ассоциируется не со Второй мировой войной, а с 5 августа 1995 года, когда в ходе операции «Буря» с территории Сербской Краины было изгнано 250 тыс. сербов. В предыдущие годы на праздничных мероприятиях в честь этой даты можно было увидеть символику хорватских фашистов-усташей, которая использовалась солдатами различных хорватских формирований во время войны в Югославии в конце прошлого века. 

Во время празднования годовщины «Бури» в Хорватии мелькала эмблема 369-го усиленного пехотного полка НГХ, известного как «Хорватский легион», который присоединился к вермахту в боях против Красной Армии под Сталинградом. А в Загребе рядом с усташской символикой недавно появилось граффити с лозунгом «Слава Украине», в то время как добровольцы из Хорватии отправляются на Украину помогать подконтрольным Киеву формированиям. И на этом ревизионизм не заканчивается. 

Пока Сербия изо всех сил пытается сохранить память о страданиях мирных жертв комплекса лагерей Ясеновац — при этом ни один научный авторитет в мире не оспаривает факт совершения геноцида в НГХ, — Загреб все чаще настаивает на том, что в конце Второй мировой войны было совершено преступление против «хорватских граждан». Речь идет о т.н. массовой резне в Блайбурге, где на самом деле отряды югославских партизан расправились с остатками усташских и других коллаборационистских формирований, виновных в массовых убийствах и бежавших на территорию Австрии в 1945 году. В предыдущие годы вместе с обожателями движения Павелича в Блайбург приезжали и официальные лица из Загреба. А Австрия, на территории которой находится место поклонения неонацистов, несколько раз запрещала [хорватские] сборы  – из-за массового скопления и открытой демонстрации усташской символики.  

В это же время в Сараево, с появлением в 1995 году Боснии и Герцеговины, стали прославлять и основателя этого государства Алию Изетбеговича. Во время Второй мировой войны он вступил в организацию «Молодые мусульмане» — молодежное крыло 13-й горнострелковой дивизии СС «Ханджар», составленной из лояльных гитлеровскому рейху мусульман. За такой поступок в 1946 году Изетбеговича арестовали коммунистические власти. 

Примеры Загреба и Сараево мало чем отличаются от современной Черногории, где режим президента Мило Джукановича отмечал День Победы исполнением гимна, в текст которого вошли стихи самого главного в этих краях пособника итальянских фашистов и Павелича – Секулы Дрлевича, от деяний которого официальная Подгорица ни разу явно не открещивалась. Так же, как и так называемые «власти» Косово, в Подгорице никогда не выступали против движения балистов — сателлитов фашистских оккупантов и тогдашней «Великой Албании».

Эти, мягко говоря, «исторические заблуждения» сегодня являются не просто примерами фальсификации истории, но и серьезной угрозой для региона. Пока в Хорватии переименовывают улицы в честь радикальных проусташских идеологов, в Косовской Митровице недавно пытались восстановить дом албанского коллаборациониста Джафера Дева. Более того, часть хорватских и косовских элит зашла настолько далеко, что попыталась приписать фашизм Сербии. 

Такая подмена ролей — чем-то напоминающая попытку западной общественности приуменьшить степень влияния нацистской идеологии в батальоне «Азов» на Украине и представить Россию как «исключительную угрозу» — сводит к нулю все шансы на примирение в бывшей Югославии. Кроме того, в Косово и, прежде всего, в Хорватии присутствует неприязнь не только к Сербии, но и к Народно-освободительной армии Югославии, одержавшей в 1945 году победу при содействии Красной Армии. Загреб и Приштина — как Киев в случае с СССР — сегодня упускают из виду тот факт, что границы сегодняшней Хорватии были созданы при социализме (как республики в составе Югославии), а Косово и Метохия тогда же получили статус автономного края с расширенными полномочиями в составе Сербии.

Если внимательно посмотреть на все пережитые сербами страдания, становится понятно, почему только Сербия обладает несомненным историческим мотивом праздновать День Победы. И в стране никто не предпринимает попыток прославлять отдельных представителей сербского народа, обвиненных в коллаборационизме. После всех понесенных потерь и с учетом с трудом завоеванной свободы очевидно и то, почему Сербия не отказалась от прошлого, не поддалась давлению, не умалчивает о роли Красной Армии в разгроме нацизма и не забывает о жертве русского народа. 

Оглядываясь на историю ХХ века, могу констатировать, что только полный отказ всего региона от ревизионизма является единственной гарантией того, что ужасы восьмидесятилетней давности не повторятся.

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх