Откуда в Сербии пошла традиция рвать на молодых отцах рубашки?

Несколько дней назад с основателем и главным идеологом проекта «Балканист» Олегом Бондаренко случилась странная история: прямо в центре Москвы, среди бела дня (хотя, вообще-то, скорее вечером) в замечательном ресторане балканской кухни, название которого мы не приводим по коммерческим соображениям… так вот, на Олега Бондаренко набросилась группа граждан и порвала на нем рубашку. Были ли это неизвестные хулиганы? Отнюдь, дорогой читатель, это были ближайшие друзья Олега Владимировича. Замышляли ли они дурное против Олега? Опять-таки нет, они желали ему только добра. Так в чем же дело, за что они его так? ЗА ВСЁ ХОРОШЕЕ.  

Дело в том, что в Сербии есть обычай: счастливому отцу новорожденного ребенка друзья непременно рвут рубашку (хотя в последние годы это чаще бывает майка, иногда специально к этому случаю напечатанная, с именем младенца).

Откуда же пошел такой обычай и в чем его смысл? 

nikola rokvic

Начнем с того, что существенная часть сербских национальных атрибутов не такая уж и старая: национальный головной убор шайкача появился в 20-е годы ХХ века, национальное сербское приветствие тремя растопыренными пальцами — и вовсе в начале 90-х годов того же века. Оно могло спорадически использоваться и раньше, и даже наверняка использовалось, но общеупотребимым стало благодаря Вуку Драшковичу, о котором разговор отдельный. Веселее всего дело обстоит со старинной сербской народной песней «Пукни зоро», которую написал в 2013 году словенский певец Роберт Пешут (он же Манифико) для фильма «Монтевидео, божественное видение». При этом в интернете легко находятся люди, на полном серьезе доказывающие, что Пешут эту песню спел, может быть, даже аранжировал, но вообще это старинная сербская песня, которую пел еще их дед.   

Такова же история и с раздиранием рубахи на счастливом отце: что-то подобное могло бытовать в некоторых отдельных районах Сербии, но повсеместной практикой «насилие» над рубашкой становится только в 80-е годы прошлого века. Причем, по одной из версий, моду эту в Сербию принесли гастарбайтеры, в Америке и Германии перенявшие необычную традицию у греков. Якобы именно у греков, причем тоже не у всех, а конкретно из греческой Македонии и Фессалии, обычай рвать рубашку известен с конца XIX века. Но, конечно же, находятся люди, утверждающие, что «это не мы у них, а они у нас».

Screenshot 22

Но давайте для ясности допустим, что этот обычай — старинный (уж всяко более старинный, чем песня «Пукни зоро»). В чем же его смысл? 

Этнографы утверждают, что обычай свидетельствует о ритуальных ограничениях, накладываемых на женщину в традиционной крестьянской общине. Женская одежда считалась нечистой, ее нельзя было никак использовать ни мужчинам, ни детям мужского пола. 

Когда мы говорим «использовать», мы имеем в виду сшить из материнского передника ребенку жилет или кушак, а не что-то гендерфлюидное. 

Но что же делать, если беременная женщина пошла работать в поле и прямо в поле у нее начались роды? Априорно полагаем, что повивальные бабки и разного рода доулы (позвольте нам не объяснять, что это такое) в поле имелись по умолчанию. Таким образом, главной проблемой роженицы было, во что ребенка завернуть. Девочку можно в тот же передник или какую-нибудь нижнюю юбку, а вот мальчика — категорически нельзя. Мальчика можно заворачивать только в мужскую одежду. С другой стороны, тратить на новорожденного малыша целую рубашку жалко. Логичнее от нее оторвать необходимый по размеру для пеленки кусочек, а для всего остального может найтись и другое применение. На другие пеленки, в конце-то концов, их ведь в допамперсные времена было нужно много…    

В пользу этой версии свидетельствует то, что еще совсем недавно, в 90-е, рубашки рвали только родители младенцев мужского пола. Отцам девочек, глядя на это, конечно же было обидно. Опять же – мужские рубашки рвутся в честь мальчиков, но футболки-то это, по сути, унисекс. Так традиция пришла к тому, что мы имеем сейчас, когда весь сербский интернет завален фото и видео довольных папаш, разрывающих майки с надписью «Эльвира» или «Анджелина».  

Есть, конечно, и альтернативные версии происхождения обычая рвать рубашки. Чтобы все видели, что отец ребенка беден, так как ходит в рванине, и не просили у него денег на «выпить за здоровье». И наоборот, чтобы показать, что отец ребенка богат и ему ничего не жалко: налетай, народ, угощаю. Наличие взаимоисключающих трактовок, кстати говоря, это всегда хороший показатель того, что традиция действительно народная, фольклорная. Есть и специальные слова, которые должны говориться при разрывании рубашки: «Эту рубашку рвем, чтобы ты еще много себе купил, чтобы у ребенка было столько здоровья и ума, сколько у тебя будет рубашек, пока вы оба живы и здоровы». 

Честно говоря, автор никогда не слышал, чтобы кому-нибудь на самом деле говорили эти слова, но не будут же врать в интернете?   

Современные отцы, как правило, не апеллируют к традиции, а говорят проще: «Это делается, чтобы продемонстрировать изменения в психической ауре отца, чтобы показать, что старая одежда ему больше не подходит, поскольку рождение ребенка привело к изменениям его психики и его ауры». Это тоже из интернета, не судите строго. 

Как бы то ни было, коллектив портала «Балканист» от души поздравляет Олега Бондаренко с рождением сына, причем уже третьего. Кто-то из нас принял участие в праздничном разрывании рубашки, кто-то не смог, но все мы желаем Олегу и его малышу сил, здоровья и «много новых рубашек, пока вы оба живы и здоровы». 

Никита Бондарев,
кандидат исторических наук, доцент РГГУ

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх