— Бери часы, со скидкой отдаю! — кричит сурового вида македонец в кожаной куртке вслед темноволосой женщине. Та что-то отвечает, не оборачиваясь, мужчина меняется в лице. 

— Соседям тоже скидка, можешь левами заплатить, — говорит он, безнадёжно махнув болгарке рукой. 

На Балканах слово «соседи» в отношении стран по другую сторону границы имеет презрительный оттенок. Государства, всю жизнь прожившие бок о бок, отчаянно грызутся между собой, соревнуясь в размерах независимости, которая определяется поощрительными похлопываниями по плечу со стороны Евросоюза. 

Македонии приходится, пожалуй, тяжелее всех. Её имперское самолюбие было тяжело ранено на пути евроинтеграции. 

Маленькая Македония (территория страны составляет всего 25 тысяч квадратных километров с небольшим) считает себя «праматерью героев, истоком славянских языков, колыбелью мировой культуры».

— Я в России никогда не был, но как представлю, что в каждой церкви от Калининграда до Камчатки читают молитвы на моем языке, мурашки охватывают, — горделиво говорит македонский старик, с почтением показывая на монументальный памятник создателям славянской письменности Кириллу и Мефодию. 

Дмитрий Лане

Как сильно Македония гордится своими «выходцами», становится понятно сразу, когда выходишь в город. Буквально на каждом углу в Скопье установлены  памятники… всем. 

Египтяне с их львиноголовыми богами расплакались бы горючими слезами от зависти при виде исполинских памятников македонским героям. Я смотрю на гигантскую статую Александра Македонского на центральной площади, и с моей головы падает шляпа — такой он высокий!

На реке Вардар пришвартованы три мощных галеона в память о великом судоходном прошлом македонского народа. Это тоже новоделы: внутри расположены рестораны. 

Дмитрий Лане

Через реку перекинут Мост искусств — настоящий «ареопаг» македонской культуры. Тут стоят десятки статуй художников, музыкантов, писателей, поэтов — символы богатой македонской культуры. Теперь очередь плакать от зависти должна настать для греков. Тем более, что они не додумались, в отличие от македонцев, устанавливать на мостах инфракрасные отпугиватели комаров. 

Дмитрий Лане

Забавная история с этим мостом произошла у болгарского политика Антона Кутева. Гуляя среди скульптур, он однажды наткнулся на памятник своему дяде, болгарскому композитору Филиппу Кутеву, которого македонцы «записали» в свои ряды. «Дядя, наверно, сильно удивился бы  этому факту», — смеётся болгарский социалист.

Маленький, но гордый народ (тут нужно отметить, что македонцы, как правило, невысокого роста, а живет их в стране всего чуть более двух миллионов человек), ведомый страшно амбициозными лидерами, с 2005 года топчется в приёмной Евросоюза, где европейские «соседи», Греция и Болгария, играют с Македонией на раздевание, срывая с неё одну за другой «имперские»  одежды. 

Первой начала Греция. В июне 2019 года Македония повелась на ее шантаж. Ради вступления в ЕС подписала Преспанское соглашение и сменила название на Северную Македонию. Кроме того, власти страны переименовали памятник Александру Македонскому (тот самый) в «Воина на коне», автобан «Александр Великий» — в «Дружбу», а одноимённый аэровокзал — в Международный аэропорт Скопье. А еще они фактически отреклись от своей истории и национальных героев. 

Дмитрий Лане

Затем в игру вступила Болгария, у которой также есть право вето при голосовании по поводу вступления новых членов в европейскую «семью». 1 августа 2017 года нынешняя правящая партия заключила с Болгарией Соглашение о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, которое вызвало крайне негативные последствия.

София настаивает на том, чтобы Скопье признало, что «македонцы до 1944 года были болгарами», требует от Македонии отказаться от национального языка и признать его «диалектом болгарского», переписать историю после Второй мировой войны, обелив роль болгар и удалив все упоминания об их связи с фашистами. 

Все переговоры с соседями (надо признать, очень успешно для них) ведёт бывший премьер-министр страны Зоран Заев — четырежды любимый «пациент» российских пранкеров Лексуса и Вована. 

— Вы почему его так часто разыгрываете-то? — спрашиваю Лексуса.

Он смеётся. 

— Он просто не очень умный, — говорит Алексей Столяров. 

  • Подробнее: Македонский премьер пообещал пранкерам дать взятку патриарху Варфоломею

Зоран Заев может быть, и не очень умный, но, судя по всему, очень гибкий.  На пути Македонии в НАТО и Евросоюз он сделал, кажется, невозможное. А именно полностью лишил страну национального достоинства. 

В прошлом году он подписал Преспанское соглашение с Грецией, проигнорировав мнение президента страны и народа и по сути нарушив Конституцию. В этом году ему удалось сделать Македонию частью Североатлантического альянса, куда македонцы в основной своей массе не стремились. 

Вот он по-пионерски старательно вытянулся во фрунт рядом с госсекретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. 

А вот с улыбкой дарит «дорогому другу» бутылку македонского вина в честь «осуществления мечты целого поколения».

Вне всякого сомнения, он пойдёт и на уступки болгарам, по сути требующим от македонцев отказаться от национального самосознания. 

«Мы найдём решение с друзьями-болгарами», — сообщил Зоран Заев, публикуя в своем инстаграме лучезарную фотографию с болгарским главой кабмина Бойко Борисовым и подписью «Мы знаем, кто наши лучшие друзья». 

Зоран Заев возглавляет правящую партию Социал-демократический союз Македонии, или сокращённо СДСМ. Хотя правильнее её было бы назвать «БДСМ»: уж больно жестоко она обращается со своим народом, загоняя его пинками в европейскую «семью», тянет его в ЕС, как корову на верёвке. 

«Он тащит нас на дно!» — кричит оппозиция. «Мы на правильном пути!» — с улыбкой твердит  Заев. 

Рейтинги правящей партии, подогреваемые административным ресурсом, пока опережают уровень поддержки противников. Правда, ненамного: разрыв составляет всего пару процентов. 

Главные политические оппоненты СДСМ обладают более длинным именем. Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия македонского национального единства, или ВМРО-ДПМНЕ, обладает девятью буквами и дефисом в названии, а также внушительной историей, восходящей к 1893 году и борьбе против Османской империи. 

Кстати, у соседей, а именно у болгар, тоже есть своя ВМРО, правда, она не столь популярна в народе, как её македонская тёзка. 

ВМРО-ДПМНЕ в Македонии отстаивает национальные интересы, в отличие от еврофанатиков из СДСМ, хотя и не скрывает, что с евроинтеграционного пути уже не свернуть. В начале 90-х она активно продвигала идею независимости Македонии от Югославии, и можно смело утверждать, что воспринимает страну «наследницей империи Александра Македонского». Именно эта партия, возглавляя правительство в 2010 году, представила амбициозный проект «Скопье-2014», благодаря которому и возникли все эти колоссальные памятники прошлому, от которого новая власть отрекается в угоду Евросоюзу. 

«СДСМ пришла в власти в 2017 году в результате большого скандала, связанного с прослушкой разговоров представителей на тот момент правящей ВМРО-ДПМНЕ (тогда ее функционеров уличили в коррупции и связях с криминальными кругами). Теперь есть большая вероятность, что именно в результате аналогичных записей разговоров и видеодоказательств случаев криминала и коррупции СДСМ и сама потеряет власть», — считает македонский аналитик Дарко Тодоровски.

ВМРО-ДПМНЕ со своим лидером Христианом Мицкоски намерена — в случае победы на парламентских выборах  и после «проникновения» в Евросоюз — обнулить соглашение с греками, подписанное Заевым. 

Христиан Мицкоски

«Конечно, будущее Македонии связано с евроинтеграцией. Как ни крути, это хоть какой-то шанс поднять экономику страны», — рассуждает владелец городского кафе, затягиваясь элегантной сигариллой. Впрочем, так думают почти все македонцы, которых Евросоюз пока не спешит принять в свои ряды. 

В стране все ещё разгребают последствия коронавируса, который отодвинул парламентские выборы на 5 июля. Похоже, что неопределённость — это самое привычное для  Македонии состояние. 

Власти долго не могли назначить дату парламентских выборов, ссылаясь на сложную эпидемиологическую обстановку. Оппозиция хотела, чтобы они состоялись как можно позже, чтобы избиратель окончательно пресытился наглостью властей. Те, наоборот, были готовы устроить голосование «хоть завтра», пока люди не успели отойти от коронавирусной депрессии. 

«В январе 2019 года, после ряда политических скандалов, крупнейшие политические партии наконец заключили договор о том, что выборы в стране должны пройти 12 апреля 2020 года. Тогда же было создано техническое правительство в которое вошли министры от правящей партии и от оппозиции. Но 17 марта, вследствие эпидемии коронавируса, президент Пендаровски ввел в стране чрезвычайное положение сроком на один месяц. В апреле он продлил режим на еще один месяц. 15 мая Пендаровски продлил ЧП только на 15 дней — чтобы в июле в стране наконец состоялись выборы. Однако эпидемия в Македонии вовсе не идет на спад, о чем красноречиво свидетельствует статистика. В июне в среднем в стране выявляют около сотни зараженных каждый день, ежедневно проводится около 500 тестов, число заболевших составляет около 9% на один миллион. 4 июня в стране снова ввели комендантский час. Непонятно, как выборы будут организованы в условиях эпидемии: страна далека от внедрения системы электронного голосования или волеизъявления посредством почты. В некоторые регионах, где живут преимущественно албанцы, люди ходят на голосование толпами. Понятно, что в СДСМ хотели, чтобы выборы прошли пораньше. Там знают, что в стране скоро наступит экономический коллапс и усугубится рецессия экономки. Многие закроют свой бизнес, потеряют работу, и рейтинг партии (который и так падает) обрушится окончательно. Из-за эпидемии СДСМ так и не успела заработать очки на вступлении Македонии в НАТО в апреле 2020 года и продавить назначение даты о начале переговоров с ЕС в мае (что бы восстановило рейтинги партии)», — рассказывает Дарко Тодоровски. 

В стране процветает коррупция: согласно текущему индексу Transparency International, Македония находится на 106-м месте в мире. По шкале, где 0 означает наивысший уровень коррупции, а 100 — наименьший, страна «накопила» 35 баллов. Это на два балла меньше, чем в прошлом году — то есть уровень коррупции с каждым годом растёт. 

Митинг против безработицы в Македонии / Anadolu agency

Каменный мост в Скопье облепили попрошайки. По центральной площади слоняются «барыги», торгуя из-под полы всяким барахлом. 

По безработице два года назад Македония со своими 44,7% (которые обеспечили ей третье место в мировом списке), догоняла лидера «рейтинга» Южную Африку. 

«Когда СДСМ пришла к власти в 2017 году, то обещала, что средняя зарплата в стране достигнет 500 евро, коррупция и криминал будут искоренены, Македонию ждет экономический рост… Конечно, почти ничего из этого не было выполнено. Граждане Македонии недовольны политической и экономической обстановкой в стране, они не доверяют ни одной партии. Особенно высок процент недоверия среди молодежи: около 80% молодых людей хотели бы уехать навсегда», — комментирует ситуацию Дарко Тодоровски. 

Кирилл Минанов, общественный деятель и председатель НПО «Электромобильность»,  полагает, что у оппозиции есть шанс переломить ситуацию в свою пользу и забрать голоса разочарованных и униженных политикой Заева македонцев.

Srbin.info

«Учитывая гибельную политику правительства во главе с бывшим премьер-министром Заевым, унижение македонцев соглашениями, подписанными с соседними странами (в первую очередь — с Грецией и Болгарией), а затем антисемитские вспышки, создание толерантного отношения к фашизму и поощрение отдельных лиц и учреждений, которые открыто выступают за пересмотр антифашистской эпопеи (выпуск почтовой марки с изображением профашистского Независимого Государства Хорватия в день, когда мы празднуем 75 лет со дня Победы над фашизмом) плюс радикальную эмиграцию македонцев за последние 20 лет по всему миру (которая во времена этого правительства была чрезвычайно усилена вкупе с экономической безнадежностью и неизбежной ролью в политике крупных капиталистов), я думаю, что у оппозиции, которая, по сути, проводит сильную национальную и зачастую националистическую политику, есть шансы получить большинство голосов на выборах», — считает Кирилл Минанов. 

В старой антикварной лавке, до потолка забитой югославскими графинами и почерневшими чеканками, грустно сидит пожилой мужчина. На вопрос о политике он только обречённо машет рукой. Похоже, наблюдать битву политических сил у македонского избирателя сил уже не осталось. 

Впрочем, не исключено, что Заев, сделавший для Запада уже почти все, теперь обратится к Востоку. А сотрудничество с Россией и Китаем несёт только плюсы для задыхающейся македонской экономики. 

AP

«Если в мире не произойдёт новых эпидемиологических взрывов или кардинальных перемен на геополитическом поле, нет оснований ожидать смены власти в Северной Македонии после парламентских выборов. Опросы общественного мнения свидетельствуют о предпочтениях правящей партии, но даже если и это изменится и ВМРО победит на выборах, вряд ли они смогут сформировать правительство», — считает македонский журналист Деян Азески. 

Он, в свою очередь, не ожидает от ВМРО и его лидера Христиана Мицкоски действий, которые изменят настоящий геополитический расклад. 

«Во-первых, они уже обожглись на попытках противостоять Западу и, хотя были вдвойне сильнее противников, не смогли удержать власть. Во-вторых, от ВМРО откололось значительное количество прорусских политиков, которые формировали правящие партии. В-третьих, ВМРО была создана в 1990 году как прозападная партия, и этот элемент все ещё преобладает в их идеологии. Однако близость Мицкоского к [премьер-министру Венгрии] Виктору Орбану не гарантирует Македонии повторения венгерского пути», — считает эксперт.  

«С другой стороны, Заев и СДСМ уже доказали верность Западу, и сейчас, во втором своём мандате, смогут улучшить отношения с Россией и Китаем без риска повредить свою прозападную репутацию. Поэтому я считаю, что Москва ошибется, если открыто поддержит ВМРО. Это обрушит все возможности в ближайшей перспективе нормализовать отношения Македонии с восточными силами. В этой фазе неразумно ожидать от Македонии, что она превратится в Венгрию или Турцию. Мы можем попытаться стать Словенией — но не той, которой сейчас руководит премьер-министр Янес Янзе, а той, которая несколько месяцев назад ещё вела разумную политику в отношении Востока и Запада», — заключает Азески.

Вольготнее всего в Македонии чувствуют себя албанцы — они составляют от четверти до трети всего населения в стране. В Скопье отовсюду раздается пение муэдзинов, по улицам ходят женщины, закутанные в хиджабы, половина магазинных вывесок — на албанском языке. 

Албанцы — третья политическая сила в стране, которая под шумок продвигает свои интересы. Они по-хозяйски обосновались в Скопье, где живут целыми кварталами, успешно продавили права на использование  своего языка в госструктурах. В некоторых сёлах, где живут албанцы, уже не встретишь ни одной надписи на македонском языке. Министр обороны Северной Македонии Радмила Шекеринска фотографируется  с Фатмиром Дэхаири, мэром города Кичево и депутатом албанской партии «Демократический Союз за интеграцию» на фоне албанского флага и эмблемы АОК (Армии освобождения Косово, которая устраивала гонения на сербов и резню во время гражданской войны 90-х в Косово). 

Не считаться с албанским фактором основные игроки не могут себе позволить. 

«Опросы общественного мнения, проведенные в 2019 году, показали, что ВМРО-ДПМНЕ опережает правящую партию на 2%. Из-за этого в начале 2020 года СДСМ вступила в  коалицию с албанской партией БЕСА. В результате последние опросы показывают, что рейтинги у двух партий почти одинаковые, и преимущество ВМРО ДПМНЕ — минимально:  СДСМ удалось нивелировать разницу за счет голосов албанцев. А если исключить их из расчета, то преимущество ВМРО-ДПМНЕ перед СДСМ среди македонцев составит около 6%», — говорит Дарко Тодоровски. 

Однако он указывает и на другие итоги опросов. 

«Между тем социологические исследования говорят и о том, что явка на выборах будет очень низкой и составит около 45% (в 2016 год она составляла 66,7%)», — констатирует он.

Солнечный Скопье уныло смотрит в свое политическое отражение, где, судя по всему, никогда не бывает просвета в грозовых тучах. Страна будто зависла в политическом чистилище. Мутный Вардар катит свои волны мимо гигантских скульптур героев и уносит их отражения в прошлое, принося на своих горбатых гребнях лишь грязную, серую пену, оседающую на боках македонских галеонов.

Дмитрий Лане