Сегодня, 1 июня, лидер правящей партии Македонии и экс-премьер страны Зоран Заев заявил, что внеочередные парламентские выборы в стране состоятся 5 июля, и это решение является окончательным. 

Долгий путь к выборам

Изначально внеочередные выборы в парламент Македонии должны были состояться 12 апреля, однако были отложены из-за пандемии коронавируса.  Эпидемиологическая ситуация в стране оказалась столь серьезной, что президент Стево Пендаровски несколько раз продлевал режим чрезвычайного положения в стране. Последний раз он это сделал 30 мая, и в результате на сегодня ЧП в стране продлено до 13 июня. 

Вообще, согласно выборному законодательству, дату выборов назначает глава парламента. Однако последний самораспустился еще 16 февраля согласно достигнутым договоренностям о создании технического правительства из представителей всех политических партий с целью организации тех самых выборов.  

Правящая партия СДСМ и албанские движения настаивали на 5 июля: сегодня, 1 июня, лидер СДСМ и экс-премьер страны Зоран Заев заявил, что эта дата является окончательной. Для оппозиции же она неприемлема с точки зрения угрозы здоровью населения, ведь в стране по-прежнему растет число заболевших. На данный момент по числу заболевших на 1 миллион жителей страна находится на втором месте после соседней Сербии. 

Кто основные соперники?

На политическом фронте Македонии – без перемен. Со стороны политического блока по-прежнему будут соревноваться правящая СДСМ (Социал-демократический союз Македонии) во главе с Зораном Заевым и право-центристская ВМРО-ДПМНЕ (Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия за македонское национальное единство) во главе в Христианом Мицкоским. СДСМ будет бороться за голоса избирателей в коалиции «Можем» вместе с албанской БЕСА, а ВМРО – в коалиции «Обновление Македонии» вместе с македонскими «Интегра» и «Демократы». 

Зоран Заев

Судя по опросам, которые были проведены после президентских выборов 2019 года, у СДСМ и ВМРО-ДПМНЕ примерно одинаковый политический вес.

Албанский политический блок стал более многочисленным, хотя идеологически остался монолитным. Там по-прежнему доминируют социалисты-марксисты, для которых главная цель — расширение за государственный счет прав албанцев, чьи привилегии и политическое влияние в стране с 2001 года и так сильно выросли. Помимо Демократической унии интеграции (ДУИ) во главе с лидером бывшей террористической Освободительной национальной армии Али Ахмети и «ДПА» Мендуха Тачи, за голоса албанцев будут бороться БЕСА и «Альянс для албанцев». Последние возникли в канун местных выборов 2017 года, отделившись от первых двух. 

Отдельно свои силы будут пробовать македонская левая партия «Левица», «Никогда Северная – всегда Македония» и «Рабочая партия», чей удельный вес незначителен, и албанская ДУИ.            

Опросы общественного мнения, проведенные Центром политических исследований (ИПИС) в середине мая показывают, что недоверие к политическим лидерам очень высокое. 35,1% респондентов ответили, что не доверяют никому, в то время как 13,3% не станут голосовать ни за одну политическую партию. Это говорит о том, что избиратели в равной степени устали от действий македонских политиков. Правда, за оппозиционную ВМРО готовы проголосовать 24,1% опрошенных, в то время как за коалицию СДСМ и албанской БЕСА — 21,5%. Правящую албанскую ДУИ готовы поддержать – 4,8%, а коалицию «Альянс для албанцев» и «Альтернатива» — 4,4% соответственно. 

Христиан Мицкоски

Рейтинг доверия к лидерам македонских партий примерно одинаковый – 17,5% у Заева и 17,2% у Мицкоского. У албанцев традиционно намного ниже: 5,3% у Ахметы (ДУИ) и 3,2% у Села (БЕСА).

Что обещают кандидаты?

Предвыборные платформы всех партий пестрят одинаковыми красноречивыми лозунгами о приверженности евроатлантическому курсу и обещаниями улучшения уровня жизни граждан. Впрочем, программа ВМРО немного отличается предлагаемыми экономическими мерами и запланированными к реализации проектами. 

Платформы албанских партий традиционно соревнуются в своем националистическом максимализме — требованиями о расширении автономии албанцев и строительстве параллельных албанских учреждений за счет государства. 

Днес

Что касается строительства дорог, технического оснащения школ, детских садов, привлечения инвестиций, то это по-прежнему остается обязанностью македонских коллег. Ведь как раз именно они заинтересованы в сохранении унитарности своего внутренне разрозненного государства и ради этого готовы и дальше идти на любые уступки албанцам и внешнему фактору, которые плавно трансформируют македонскую политическую систему в двунациональную, несмотря на множество функциональных изъянов и структурных дефектов. 

Как показывает практика, чем болезненнее крах македонских надежд евроинтеграции, тем сильнее европейский энтузиазм у македонских политиков. В отсутствии собственных национальных платформ и видения развития страны, «европейская конфетка» — единственное, что можно предложить своим избирателям. 

 На фоне этого в последнее время выделилось несколько тенденций. 

Во-первых, это разобщенность голосов консервативно-настроенных избирателей из числа этнических македонцев. Они обвиняют ВМРО в попустительстве перед СДСМ и фактическом соучастии в антинародных политических процессах, в частности — смене названия страны. В итоге от ВМРО откололись фракции, из которых возникло несколько мелких консервативных партий. Именно среди них ротируются голоса «бойкотирующих» избирателей, которые разочаровались в партии, правившей Македонией рекордных десять лет. Тем не менее ВМРО рассчитывает на своих традиционных стабильных сторонников, на привлечение неопределившихся граждан и тех, кто чувствует себя использованными в «цветной революции» во главе с СДСМ. 

EPA/GEORGI LICOVSKI

Вo-вторых, существует тенденция к размыванию «этнических» границ македонской СДСМ. В силу катастрофически низкого рейтинга социал-демократов среди этнических македонцев, СДСМ с 2016 года стала привлекать в свои ряды этнических албанцев и даже формировать с ними предвыборные коалиции. Благодаря именно «мультиэтническим», в частности — албанским голосам, как это было на президентских выборах в 2019 года, в СДСМ надеются добиться необходимого отрыва от своего оппонента ВМРО и на предстоящих парламентских выборах. 

Каковы электоральные настроения?

Опросы общественного мнения показали, что всего 45,7% респондентов (среди них них 46,6% македонцев и 54% албанцев) готовы пойти проголосовать, если выборы состоятся в конце июня — начале июля. Этим и объясняется спешка правящей СДСМ выйти на выборы как можно скорее, ведь вирус отвлек общество от катастрофических в экономическом и политическом плане результатов ее правления. 

По итогам 2019 года внешний госдолг страны достиг 5,2 млрд долларов США (или 40,7% от ВВП), дефицит бюджета вырос до 1,7% от ВВП (в 2018 году был 1,1%), уровень иностранных инвестиций сократился на 172 млн долларов — до 477, а официальная безработица остается довольно высокой — на уровне 17,7%. 

Кроме того, очень характерно то, что 74,7% респондентов были бы готовы выйти на выборы в случае отсутствия вирусной пандемии! Теоретически это довольно высокая явка, а главное — она выше средней явки на парламентских выборах за последнее десятилетие. Примечательно, что подобный показатель наблюдался в первую десятилетку со дня независимости Республики Македонии. Тогда македонские граждане были охвачены демократической эйфорией и верой в открывшиеся возможности самостоятельно влиять на политическое будущее страны. Однако с 2001 года (когда, собственно, была совершена первая «атака» на конституционный правопорядок в стране под военным и международным диктатом) избирательная явка падает. А ведь именно она и была тем самым политическим индикатором, показывающим разочарование в легитимности существующей политической системы Македонии. 

NSPM

С тех пор насилие над македонской конституцией стало частью «политической морали» и «панацеей» от многочисленных искусственно вызванных политических кризисов.  А ведь конституция Республики Македонии от 1991 года в свое время была признана Комиссией ЕС под руководством французского конституционалиста Р. Бадентера соответствующей европейским правовым и демократическим нормам!

Последние несколько лет деградация правовой системы лишь усугубляется.  Практически не проходит и дня, чтобы какой-нибудь закон не приняли в обход конституционного порядка. Пиком издевательства над основным законом стало изменение названия страны вопреки воле народа, выраженной на всенародном голосовании от 30 сентября 2018 года. Но самое главное, что преступные методы, примененные правящей СДСМ, были молчаливо одобрены евроатлантическими бюрократами, которые столь усердно работали все эти годы  над «гармонизацией» македонской политической системы с европейскими стандартами.   

Таким образом, если обычно высокая явка — это традиционный показатель уровня политического доверия демократическим процессам, то в македонском случае все ровно наоборот. Это потенциальная готовность огромного числа граждан выйти на выборы в массовом порядке, чтобы отдать свой «протестный» punishment vote против политики правящей СДСМ, повлекшей за собой далекоидущие отрицательные последствия для развития страны. Это прекрасно понимают в рядах оппозиционной ВМРО, которая настаивает на том, чтобы выборы состоялись как можно позже, т.е. осенью сего года. 

Расчет ясен. В крупнейшей македонской партии рассчитывают, что время покажет, как низко пала правящая СДСМ. Оппозиция обвиняет правящую партию в том, что под видом борьбы с последствиями вируса она все больше кредитуется на внешнем рынке, причем средства вкладываются не в инфраструктурные проекты и развитие экономики страны, а в организацию политического подкупа пострадавших категорий граждан. К осени ожидается, что дефицит бюджета вырастет до 750 млн евро, а внешний долг — до 58% от ВВП. 

Дмитрий Лане

Почему СДСМ может уступить пальму первенства?

Правящая партия СДСМ пришла к власти под слоганом «Нет правды — нет мира», объединившим самые широкие слои общества, которое устало от десятилетнего правления ВМРО. Три года спустя данный слоган так и остался лишь пустым обещанием. Доверие к политическим учреждениям достигло дна, не было проведено никаких структурных реформ, департизации судебной системы и общества в целом, правовое государство осталось пустым лозунгом, а борьба против коррупции превратилась в инструмент преследования политических оппонентов. Даже спецпрокуратура, созданная под менторством ЕС и США, сама оказалась втянута в коррупционный скандал, а ее глава, близкая к правящей СДСМ, — за решеткой.  

Среди главных «достижений» СДСМ – оплата счетов внешнеполитических менторов в ущерб национальным интересам страны. Что вошло в этот «пакет»?

Во-первых, это принятие части условий т.н. Тиранской платформы от 2017 года, родившейся под покровительством албанского президента Эди Рамы. В частности, речь идет о введении албанского языка в делопроизводство страны в качестве официального. И это несмотря на то, что албанцы проживают на одной пятой территории и до этого уже обладали правом использования своего языка в местных органах власти, парламенте и частично — в правительстве. Данное нововведение в разы увеличивает экономическую нагрузку на македонских налогоплательщиков в виде оплаты труда растущей албанской администрации в стране. 

Јutarnij list

Во-вторых, это брутальная смена названия страны против воли граждан и готовность имплементировать все положения противоречивого с точки зрения международного права Преспанского соглашения с Грецией. Данное соглашение, помимо прочего, предоставило Греции право открыто вмешиваться во внутренние дела страны вплоть до того, чтобы решать, что македонские дети должны прочитать в учебниках по истории или какую символику граждане обязаны использовать не только в государственной, но и в частной жизни. 

В-третьих, это подписание противоречивого договора о добрососедстве с Болгарией. Под «добрососедством» подразумевается пренебрежение к  универсальным ценностям об уважении различий, в том числе национальных, культурных и языковых. От Македонии в качестве нового условия евроинтеграции в XXI веке требуется, чтобы македонский язык, — который уже десятилетиями является данностью и частью лингвистического разнообразия мира с научной точки зрения, — был признан властями «диалектом» болгарского. 

Есть ли у страны надежда на европейское будущее?

На майском саммите ЕС в Загребе Македонии был отправлен четкий сигнал, что расширения Евросоюза в ближайшим будущем не будет. Тут-то власти в Скопье получили самую сильную пощечину. Не успела страна поменять в угоду Греции название, как тут же его потеряла: в декларации, принятой на саммите, Македония не фигурировала ни как «Северная», ни как «Бывшая», ни как «Республика», а просто как «страна». Оказалось, греческие дипломаты не собираются останавливаться на достигнутом. Более того, в документе нашли свое отражение и болгарские требования, выдвинутые в качестве нового условия македонской евроинтеграции. 

С молчаливого одобрения Брюсселя Македонии фактически были выдвинуты двойные вступительные стандарты, изготовленные на Балканах под видом «европейских».

Тактические ошибки, которые допустило руководство СДСМ, дали повод всем македонским соседям свести с ней старые счеты и в нужный момент положить на стол свои требования, которые представили в качестве «пропуска» в европейский трамвай. Таким образом, внутриполитическая обстановка в Македонии напоминает ситуацию, царившую в канун Балканских войн 1912-1913 гг., когда македонцам пришлось выбирать меньшее из двух зол. С той лишь разницей, что ко всему прочему присоединился и албанский территориальный экспансионизм. 

К сожалению, ментальность македонских политических элит, считающих, что «ЕС будет кормить, а НАТО — защищать», лишь порождает новых лидеров, неспособных разглядеть возможности всестороннего сотрудничества в меняющемся многополярном мире и разработать альтернативную национальную стратегию развития страны. 

В этом смысле результаты предстоящих выборов будут такими же, как и все предыдущие.

Мария Третьякова