fbpx
Now Reading
Албанцы в Сирии — последняя линия джихада

Албанцы в Сирии — последняя линия джихада

В августе в балканских СМИ прошла новость о том, что Американская военная академия и Центр по борьбе с терроризмом в США опубликовали доклад, в котором сообщается об албанском подразделении «Исламского государства»* (запрещенная в РФ террористическая организация). В документе, который активно цитировали медиа, говорится, что эта боевая единица, действующая в районе Идлиба, – пожалуй, последнее присутствие активного джихада в Сирии. Также подчеркивалось, что албанцы – «единственные выходцы с Балкан, которые сформировали собственное этническое подразделение, а значит, имеют и достаточное количество бойцов, и авторитетных лидеров, и выстроенную иерархию».

Это сообщение подтверждает и ранее существовавшую информацию о ситуации на Ближнем Востоке. Так, уже было известно об этническом албанце Лавриме Муджахеди из Качаника, который командовал албанским подразделением. Широкую известность получила и женщина Джамила Тахири, которая руководила лагерем по боевой подготовке девушек албанского происхождения.

Боевая единица «Джамати Албан», упомянутая в американском докладе, включена в систему организации «Хаят Тахрир аль Шам» (новое название запрещенной в РФ террористической группировки «Джебхат ан-Нусра»). Составляют ее албанцы преимущественно из Косово и Метохии и Македонии. Во главе – 42-летний Абдул Яшари, известный как Абу Катада аль-Албани.

«Яшари широко известен в кругах боевиков и является военным советником Абу Мухаммеда аль-Голани, бывшего лидера «Ан-Нусры»*, а сейчас — лидера ХТШ*. Он, к слову, гражданин Северной Македонии и выступает за установление сотрудничества с движением Хураа аль-Дин* — органом Аль-Каиды*. В ноябре 2016 года американская администрация объявила Яшари одним из наиболее разыскиваемых террористов в мире», — комментирует доклад сербский эксперт по исламскому фундаментализму, докторант Факультета политических наук в Белграле Милан Вукелич.

«Группировка «Джамати Албан» также активно работает в области пропаганды. Так, в 2018 году они опубликовали 33-минутную видеозапись об албанском снайперском подразделении, его методах обучения, тактике, современном оружии. Об этом писало французское издание France Soir«, — добавляет эксперт.

Данные из американского доклада не стали новостью и для сербских служб безопасности. «Албанские террористы воевали под Алеппо и были в рядах «Ан-Нусры»* — наследнице Аль-Каиды* на войне в Сирии», — публикует белградская газета «Вечерние новости» комментарий представителя соответствующей местной структуры.

В мировой науке, публицистике, да и в политике распространено мнение, что албанцы – это светский народ, который преодолел свои религиозные противоречия ради национального идеала. На эту тему и балканские религиоведы писали научные труды не далее как в конце прошлого века. Даже борьбу Армии освобождения Косово принято было рассматривать как сепаратизм на этнической основе, хотя в составе этой организации сражались и иностранные выходцы из мусульманских государств, представлявшие сербов-христиан как неверных, а идею Великой Албании — «близкой халифату».

Спустя всего 20-30 лет ситуация стала прямо противоположной, и тому есть множество доказательств. Как хорошо известно, большую долю иностранных боевиков в Сирии и Ираке составляют албанские мусульмане, чаще всего из Косово и Метохии, которые «во имя Аллаха» ведут джихад за «панисламский халифат». По последним данным, 403 выходца из этого края присоединились к ИГИЛ*, среди них есть женщины и несовершеннолетние: самой юной «невесте» на момент отправки в Сирию было 15 лет. Из Албании поступило 107 боевиков, из албанонаселенных территорий Северной Македонии — 207. При этом албанские джихадисты из-за своей суровости и приверженности «идеалам» быстро занимают высокие посты в иерархии. А сейчас представители этой некогда светской нации становятся столпом джихадизма на Ближнем Востоке.

«Албанских мусульман, как и других боевиков, привлекает ваххабистское, или неосалафистское видение ислама. Ваххабизм развивается среди албанцев, особенно в Косово и Метохии, семимильными шагами, как ни на одной другой территории с мусульманским населением. По данным албанских источников, сейчас около 50 тысяч косовских албанцев исповедуют этот наиболее радикальный облик ислама», — комментирует этот феномен Вукелич.

Приштина ведет лояльную политику по отношению к возвращающимся с Ближнего Востока, говорится в американском докладе. Среднее наказание, которое получают боевики — всего три с половиной года тюремного заключения. 40% осужденных за терроризм в Косово уже отпущены на свободу. В минувшем апреле власти самопровозглашённого Косово приняли полный самолет возвращенных выходцев из этого края: 110 человек, преимущественно женщин и детей, но также и четверых мужчин. Спорное решение для территории с размытой государственностью и лояльной к террористам правовой системой, при том, что там зараженные ваххабизмом дети и подростки попадают в среду, где это течение развивается быстрее, чем где-либо в мире.

Исламизацию нестабильного региона, как рассказал финский юрист Симо Пьентиланен, проработавший четыре года в составе Европейской миссии в области верховенства закона EULEX в Косово, финансируют мусульманские страны. «Турция существенно усилила свои позиции в Косово. Также исламские страны вроде Катара финансируют строительство мечетей и поддерживают различные общественные процессы, например, пропагандируют закрытую одежду для женщин», — рассказал он в интервью местным СМИ.

Вопрос победы над ИГИЛ уводит нас в область не только военных возможностей международного сообщества, но также к эсхатологии радикального ислама. Вдохновляющая «воинов» идея исламского фундаментализма, которая делит свет на «мир мира» и «мир войны» до «установления мирового шариата», распространяется далеко не только с применением классического оружия. Пропаганда, планомерная радикализация мусульманского общества за пределами Ближнего Востока — тенденции, которые призваны обеспечивать его «свежей кровью».

И в этом контексте исламизация и радикализация мусульманского населения Косово и Метохии — реальность, с которой теперь пришлось столкнуться не только сербам, но и западным спонсорам приштинской «независимости», позиционирующих себя как «борцов с терроризмом».

Оксана Сазонова

* запрещенные в России террористические организации