Al Jazeera Balkans: ятаган информационной войны

Телекомпания Al Jazeera Balkans, более десяти лет назад созданная на деньги из Катара для вещания на страны бывшей Югославии, в реальности является рупором исламистского клана Ченгичей из Сараево.

Если открыть сайт балканской «Аль-Джазиры», то в глаза бросится, что заголовки тут намного более проукраинские и манипулятивные, нежели у «родительского» портала Al Jazeera — государственного телевидения Катара. Последний хотя бы пытается изображать «беспристрастность» (правда, по образцу ВВС и CNN). А вот балканская «дочка» в разделе «Украина» фактически рекламирует вербовку наёмников («Украинское посольство в США: Американцы желают присоединиться к борьбе против России») и анонсирует провокации с химическим оружием в сирийском стиле.

К примеру, интервью с репортёром Мигелем Де Ла Фуэнте на Al Jazeera Balkans озаглавлено так «Испанский журналист: Страх и террор везде одинаковы – и в Сараево, и в Запорожье». Вот только от Запорожья, где сейчас находится испанец, до ближайших российских частей – несколько десятков километров, так что террор в этом городе могут осуществлять только украинские вооружённые формирования. Но, видимо, их Де Ла Фуэнте снимать не позволяют, и журналист делает репортажи о том, как непонятные люди в штатском готовят и бросают «коктейли Молотова». 

Понятно, что телекомпания со штаб-квартирой в Сараево, финансируемая одним из самых консервативных мусульманских государств, во всех своих новостях и аналитических программах пытается проводить одну и ту же мысль: гражданскую войну в Боснии и Герцеговине в 1992 году начали не мусульмане, но именно они стали главными жертвами этого вооружённого конфликта. В защиту этого тезиса СМИ не гнушается проводить параллели с нынешними событиями.

Чтобы разобраться, почему так происходит, нужно вернуться почти на сорок лет назад. 

В 1983 году в Сараево состоялся публичный процесс по делу группы исламистов во главе с автором «Исламской декларации» Алиёй Изетбеговичем. Изетбегович мечтал об «исламистской федерации от Марокко до Индонезии», куда входила бы не только Босния и Герцеговина (БиГ), но и все территории Югославии, населённые мусульманами. Правда, судили Изетбеговича и десяток его соратников не за тексты, а за создание конкретной экстремистской организации «Молодые мусульмане».

Одним из самых ярких обвиняемых на процессе был 26-летний Хасан Ченгич, сын Халида Ченгича — муфтия города Фоча и одного из самых влиятельных мусульманских священников, тесно связанного с Ираном. Хотя Алия Изетбегович получил приговор в 14 лет тюрьмы, а Хасан Ченгич – 10, все осуждённые на «Сараевском процессе» уже в 1988-м оказались на свободе. Ченгич-младший на пару лет уехал в Загреб и возглавил там Исламский центр, который активно сотрудничал с Тегераном через Вену. 

В 1990-м Хасан Ченгич вернулся в Сараево и стал одним из главных функционеров созданной Изетбеговичем «Партии демократического действия» (ПДД) – сначала её техническим секретарём, а потом и генеральным. После того как в 1992 году мусульмане развязали гражданскую войну в БиГ и создали «Армию Республики Босния и Герцеговина» (АРБиГ), Ченгич был назначен представителем её  Генерального штаба за рубежом и отвечал за поставки вооружений. При этом его отец, Халид Ченгич, фактически был «завхозом» этой армии.

До 1996 года Хасан Ченгич жил, в основном, в Тегеране и Стамбуле, причём сотрудничал не только с властями Ирана и Турции, но и с Аль-Каидой (запрещена в России). Он был членом наблюдательного совета созданной этой террористической сетью «гуманитарной организации» TWRA (Third World Relief Agency, Агентство помощи третьему миру) с центром в Судане. Но у TWRA был также офис в Вене и счёт в банке Erste. В 1992-1995 году на него было собрано более 350 млн долларов, из которых половину потратили на закупку оружия и боеприпасов для АРБиГ. Деньги поступали из Саудовской Аравии, Ирана, Турции, Судана, Брунея, Малайзии и Пакистана.

Вернувшись в начале 1996 года в Сараево, Хасан Ченгич был назначен заместителем министра обороны мусульмано-хорватской федерации (ФБиГ, одного из двух энтитетов БиГ). Но война закончилась, и Западу больше не нужны были откровенные исламисты на таких постах. Управление по контролю над иностранными активами (OFAC) Министерства финансов США включило Хасана Ченгича в свой «чёрный список», и тогда Алия Изетбегович вынужден был отправить его в отставку. 

Ченгич стал заниматься семейным бизнесом, а именно международной торговлей оружием, причём в серьёзных масштабах. Одним из партнёров клана Ченгичей был легендарный Виктор Бут — прототип оружейного барона в фильме Эндрю Никкола, которого сыграл Николас Кейдж. Выяснилось это в мае 2006 года, когда 200 тыс. «калашниковых», которые доставляли из БиГ для нужд армии Ирака, «потерялись» и попали в руки исламистов.

О влиятельности Ченгичей в Боснии и Герцеговине ходят легенды. Их семейная резиденция находится в селении Устиколина рядом с Фочей. По рассказам СМИ, Халид Ченгич здесь до сих пор ведёт себя как турецкий бек. А после переговоров в Дейтоне пресса в Сараево писала, что мусульманская сторона отказывалась принять подготовленную американцами карту разграничения между ФБиГ и Республикой Сербской (РС, второй энтитет БиГ), пока её не изменили так, что все семейные земли Ченгичей вокруг Устиколины не оказались в мусульмано-хорватской федерации.

Но Ченгичи не только торгуют оружием. Сразу после войны ими была основана частная корпорация под названием Bosnian Investment Organization (BIO), которая объединила десяток их различных компаний в сфере воздушного транспорта, сельского хозяйства, туризма, общественного питания, развлечений и т.д. Наряду с представителями нынешней финансовой и деловой элиты Сараево — среди которых и ряд соратников Хасана Ченгича ещё по организации «Молодые мусульмане» — BIO стала одним из ключевых инвесторов строительства бизнес-центра BBI в центре столицы Боснии и Герцеговины, в соседнем квартале с Президиумом БиГ.

Открытый в 2009 году, он много лет был самым престижным бизнес-центром Сараево, а 11 ноября 2011 года из студии на его верхних этажах впервые провела эфир телекомпания Al Jazeera Balkans. Пусть ее собственником и инвестором является Катар, но редакционную политику, особенно в плане местных и региональных новостей, определяет «семья» (в широком смысле) Ченгичей. 

Директором Al Jazeera Balkans является Тарик Джоджич, партнёр Ченгича по многочисленным логистическим и финансовым операциям по всему миру в 1992-1996 годы, а позже – руководитель корпорации BIO. Арт-директором – малайзиец Эдхем Фочо, женившийся на близкой родственнице Ченгича, Наде Лутвикадич. Сама Надя возглавляет отдел маркетинга государственной телекоммуникационной компании BHTelecom, которая является практически единственным рекламодателем Al Jazeera Balkans. А за рекрутинг молодой рабочей силы отвечает Фахира Фейзич-Ченгич, профессор кафедры журналистики на факультете политических наук Университета Сараево.

По информации СМИ, в первые годы работы Al Jazeera Balkans получала из Катара от 10 до 15 млн долларов в год, что позволило открыть студии в Белграде и Загребе, а также постоянные корпункты в Любляне, Подгорице, Скопье, Нише и Приштине. В последние годы финансирование увеличилось: телекомпания строит для себя огромное новое здание в сараевском районе Шип. Архитектор у него тот же, что и у BBI Center, – Сеад Голош, самый высокооплачиваемый в БиГ.

Учитывая состав руководства телекомпании, неудивительно, что и после смерти Хасана Ченгича в ноябре 2021 года редакционная политика Al Jazeera Balkans не претерпела изменений.

Так, в январе 2022 года канал подключился к травле израильского историка Гидеона Грейфа, одного из столпов мемориального музея «Яд Вашем». На сайте и в эфире телекомпании была распространена выдумка израильской газеты «Хаарец» о том, что профессор Грейф внёс исправления в отчёт Международной независимой комиссии по Сребренице, в котором ясно сказано, что в июле 1995 года рядом с этим городом было убито не более трёх тысяч мусульман. Естественно, это разрушает создаваемый десятилетиями миф о восьми с лишним тысячах жертв, «геноциде» и т.д. 

При этом Al Jazeera Balkans никогда не расскажет о тысячах боевиков-исламистов, которые в 1992-1995 годах прибыли в Боснию и Герцеговину, чтобы своими ятаганами резать местных сербов – как военнопленных, так и мирных. А ведь некоторые из головорезов не просто не понесли наказания, но и остались на территории ФБиГ! Конечно, с тех пор вид войны и её оружие изменились, вот только цель у Ченгичей и их спонсоров из исламского мира осталась прежней: построить унитарную Боснию и Герцеговину с мусульманским доминированием, а лучше и вовсе без национальных и религиозных меньшинств.

К сожалению, такая политика, как ни удивительно, — вполне в духе нынешнего западного мира. Так, 10 марта стало известно, что американская корпорация Meta из-за ситуации на Украине разрешит пользователям Facebook и Instagram в «некоторых странах» призывать к насилию против россиян и российских военных: об этом сообщило агентство Reuters со ссылкой на внутренние документы корпорации. Агентство утверждает, что соответствующие электронные письма уже направлены модераторам контента. По информации Reuters, призывы к насилию над русскими пропустят, если в сообщении будет явно говориться о спецоперации на Украине. Таким образом, речь идет об изменении политики в части запрета разжигания ненависти в соцсетях. А «некоторые страны» – это Латвия, Литва, Эстония, Польша, Словакия, Венгрия, Румыния, Россия и Украина. Боснии и Герцеговины в списке нет, но тут в социальных сетях за язык вражды по отношению к русским (как и к сербам) уже давно никого не банят.

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх