Восстание Орлофика: Как русские научили греческих корсаров бороться с турками

2 июля в Афинах торжественно открыли программу событий перекрестного Года истории России и Греции, который приурочен к 200-летию начала Греческой революции. В связи с этим значительная часть мероприятий — а их запланировано более ста сорока — будет посвящена роли России в национально-освободительной борьбе греческого народа. Одним из первых событий стала выставка «Корсары Средиземного моря», которую подготовили Институт славяноведения РАН и организация «Подводное археологическое общество». Виртуальная экспозиция рассказывает о том, как греческие моряки воевали в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. на стороне России. Что важно, впоследствии этот опыт помог грекам начать борьбу за собственную независимость от Османской империи.

В 1821 году греческий народ поднял восстание против турок и боролся за независимость на протяжении девяти лет. Для победы Греции был необходим сильный флот, однако каким образом у страны, превращенной в турецкую провинцию еще в XV веке, могли появиться военные корабли?

Примерно за полвека до этих событий между Российской и Османской империями разгорелся очередной конфликт. Турция хотела устранить российское влияние в Речи Посполитой и присоединить украинские Волынь и Подолию, обещанные ей Барской конфедерацией (ее ядро составляла польская шляхта, рассчитывавшая свергнуть короля Станислава-Августа Понятовского). Россия же намеревалась получить выход к Черному морю.

В конце 1768 года фаворит Екатерины II Григорий Орлов предложил императрице направить российскую эскадру в Эгейское море с особой миссией — подбить христианские народы Балканского полуострова – в частности, греков, — на восстание против турок, а также нанести Османской империи удар с тыла. В июле 1769 года флотилия под командованием графа Алексея Орлова (брата Григория) выдвинулась к Средиземному морю. Это предприятие стало именоваться Первой Архипелагской экспедицией.

Orlov Chesmenskiy
Алексей Орлов / В. Эриксен

Во времена правления Екатерины II острова Эгейского моря называли Греческим архипелагом, отсюда и название экспедиции — Архипелагская. А восстание, поднятое греками в 1770 году на полуострове Пелопоннес, в западной традиции получило название «Орловское» (греч. Ορλωφικά).

marshrut ekspeditsii 1
Маршрут Первой Архипелагской экспедиции / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

Чесменское сражение: триумф Российского флота

Переход оказался трудным и едва не поставил под вопрос продолжение экспедиции: сказалось отсутствие опыта в организации дальних походов. Однако при помощи союзных Англии, Дании и Тосканы, предоставивших морякам провиант и доки для ремонта, русские корабли сумели достичь Эгейского моря. Для обретения контроля над его водами России было необходимо устроить генеральное сражение, впоследствии вошедшее в историю как Чесменское. Еще накануне этой битвы было очевидно, что российские эскадры проигрывали Турции как численно, так и в огневой мощи. Однако ожидания Орлова оправдались: летом 1770 года в Греции вспыхнуло восстание. Греки дезертировали и присоединялись к русским морякам, а также пополняли нашу флотилию своими торговыми судами.

shema chesmenskogo srazheniya
Схема Чесменского сражения / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

Ровно 251 год назад, 5 июля 1770 года, эскадры сошлись у острова Хиос. Обе стороны потеряли по одному линейному кораблю, однако нам удалось оттеснить турок в бухту Чесмы. В течение следующего дня турецкие корабли подвергались плотному обстрелу, и в их сторону направились четыре брандера (лодки, нагруженные взрывчаткой и горючими веществами). Несмотря на то, что цели достиг лишь один, его огневой мощи (как, впрочем, и многочисленных пушечных залпов) хватило, чтобы все османские суда загорелись. К утру 7 июля сражение в Чесменской бухте было окончено. Эта дата вошла в историю как один из Дней воинской славы России.

ajvazovskij chesma
И. Айвазовский. «Чесменский бой» / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

В этом бою Турция потеряла около 11 тыс. человек и все 15 линейных кораблей: 14 из них сгорели и затонули, а последний, «Родос», был захвачен. Потери российской стороны в Чесме не превысили 20 моряков (крушение линкора «Святой Евстафий» формально относится к Хиосскому сражению и в зачет не идет).

linkor fregat shebeka
Линкор, фрегат и шебека / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

Линейный корабль — самое крупное судно флота. Его средняя скорость и низкая маневренность компенсировалась мощным вооружением. На трех палубах размещалось до 80 пушек, а экипаж насчитывал до 700 человек. Фрегаты — высокоскоростные универсальные корабли средней маневренности и осадки. Экипаж их насчитывал от 50 до 300 человек, а на одной-двух палубах размещалось до 36 пушек. Их использовали как русские моряки, так и греческие корсары. Шебеки — быстроходные и маневренные суда с малой осадкой вооруженностью до 24 пушек, которые использовались греческими пиратами.

Нанеся турецкому флоту сокрушительное поражение, Российская империя получила контроль над Эгейским морем. Граф Орлов намеревался пресечь турецкую торговлю в местных водах и блокировать доставку провизии в Константинополь. Однако для осуществления этих планов ему требовалось больше кораблей, ведь на момент победы при Чесме русская флотилия насчитывала лишь 8 линкоров и 3 фрегата. На помощь российским морякам пришли греческие купцы и корсары — лица, получившие от властей право на захват иностранных кораблей.

Первым греческим фрегатом, примкнувшим к русскому флоту, был «Святой Николай». Он принял участие в Хиосском, Чесменском, Патрасском сражениях, во взятии Бейрута в 1773 году и других корсарских рейдах. По окончании боевых действий в 1775 году был направлен в Россию, где стал одним из первых кораблей Черноморского флота Российской империи. «Святой Николай» поучаствовал в следующей войне с Турцией, и в 1788 году, в битве у крепости Очаков, взял в плен османский 64-пушечный линкор.

Патрасское сражение: попытка взять реванш провалилась

После поражения в бухте Чесмы и последующих боевых действий у турок не осталось кораблей в Эгейском море, однако они сохранили присутствие в Мраморном море, на Адриатике и у берегов Туниса. В октябре 1772 года османы решили объединить эти эскадры в единую флотилию и вновь захватить Греческий архипелаг.

Алексей Орлов, разведав об этих планах, направил в разные части Эгейского моря несколько корсарских эскадр (в частности, фрегаты «Святой Николай» и «Слава», шебеку «Забияка», полакры «Мадон» и «Ауза»), которые должны были определить курс турецких кораблей и не дать им воссоединиться. Османская эскадра из 9 фрегатов и 16 шебек обнаружилась в Патрасском заливе. На подмогу греческим пиратам пришли два русских линкора — «Чесма» и «Граф Орлов».

patrasskoe srazhenie karta
Карта Патрасского сражения / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

Османы почти втрое превосходили русских по числу пушек: 630 против 224. Несмотря на это, турецкая эскадра была обстреляна, загнана на мель и сожжена. Было уничтожено 19 кораблей, уцелеть удалось лишь шести шебекам. Между тем русские потеряли только одного офицера.

patrasskoe srazhenie
Я. Ф. Хаккерт. «Патрасское сражение» / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

После Патрасского сражения османы до конца войны даже и не предпринимали попыток атаковать русские и греческие боевые корабли в Средиземном море.

Шебека «Забияка» — греческий корсарский корабль, который участвовал в Патрасском сражении, в рейде на Бейрут в 1773 году и других военных операциях, в одиночку захватил крепость Кастро Россо на острове Клидес у берегов Кипра, а также несколько турецких торговых судов. Модель «Забияки», хранящаяся в Центральном военно-морском музее в Санкт-Петербурге, вероятно, единственная модель греческих кораблей времен Первой Архипелагской экспедиции, сохранившаяся до наших времен. Ее смастерил русский кораблестроитель Александр Катасанов в подарок императрице Екатерине II. Несмотря на масштаб (модель в 48 раз меньше оригинала), она выполнена с высокой степенью детализации, чтобы по ее образцу можно было создать настоящую шебеку.

model shebeki zabiyaka
Модель шебеки «Забияка» / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

Греческие корсары стали русскими адмиралами

В октябре того же 1772 года грек Панагиоти Алексиано, командовавший корсарским фрегатом «Святой Павел», начал рейд в дельту Нила. Он ворвался в гавань Дамиетта и стал обстреливать военные корабли турок. Тем временем другой корсар, капитан Паламидис, захватывал стоящие в порту торговые суда. Неподалеку от гавани они заполучили еще одно судно, на борту которого обнаружились турецкие офицеры и их военачальник Селим-бей. Граф Орлов был настолько рад этой победе, что отдал корсарам свою долю трофеев. Он забрал только турецкие знамена, которые без промедления отправил Екатерине II в Петербург. По окончании войны Панагиоти вместе с братом Антоном переехали в Россию, поступили на службу на русский флот и стали адмиралами.

panajotis portret
Панагиоти Алексиано / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

Победоносная для России война окончилась 21 июля 1774 подписанием Кючук-Кайнарджийского мирного договора (по названию деревни, расположенной на территории нынешней Болгарии). Согласно его условиям, российские торговые корабли получали в турецких водах — а это не только Черное, но и Средиземное море — те же привилегии, что французы и англичане. По сути, они получили право торговать со всем миром.

mirnyj dogovor
Мирный договор, подписанный Екатериной II / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

Но если товары у России были, то моряков недоставало, и эту нишу заняли греки. Они стали получать императорские патенты и могли ходить под торговым флагом Российской империи (при условии, что половина экипажа будет состоять из русских моряков).

korsarskij patent
Корсарский патент, выданный в 1807 году греку Георгию Бенардаки / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

Благодаря этому численность греческого флота многократно возросла. Местные купцы смогли доставлять свои товары вплоть до Америки, на чем хорошо разбогатели. А греческие корсары, защищая свои корабли от алжирских, тунисских и марокканских пиратов, приобрели ценный боевой опыт, пригодившийся им во время восстания 1821 года.

korvet agamemnon
Корвет «Агамемнон» — корабль героини греческой войны за независимость 1821-1829 гг. Ласкарины Бубулины. На фок-мачте — русский торговый флаг / Материалы выставки «Корсары Средиземного моря»

По завершении Первой Архипелагской экспедиции у Екатерины II родилась идея возрождения Византийской империи (так называемый «Греческий проект»). На престол должен был взойти внук императрицы Константин, даже имя получивший в честь основателя Константинополя. И хотя чаяния Екатерины реализовать не удалось, греки продолжили бороться за свободу и в 1832 году наконец обрели полную независимость.

Отношения Турции и Греции остаются напряженными и двести лет спустя, разве что сейчас предметом их споров стали Кипр и акватория Средиземного моря. Подробнее об этом читайте в материале Турция VS Греция: Большая игра началась.

Вместе с тем греки помнят, кто помог им получить долгожданную свободу. «Греция полностью признает и чтит решающую роль, которую Россия сыграла в создании независимого греческого государства в XIX веке», — подчеркнула нынешний лидер страны Катерина Сакелларопулу в начале июня.


С материалами экспозиции «Корсары Средиземного моря» можно ознакомиться на сайте Подводного археологического общества. Вместе с тем Институт славяноведения РАН анонсировал проведение выставки в Греческом Морском музее в Пирее.

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх