Венгерская «головоломка» вокруг России и Украины

Менее чем через две недели в Венгрии пройдут парламентские выборы. Многолетнему премьеру Виктору Орбану противостоит пёстрая коалиция из шести политических сил. Один из главных водоразделов между ними – отношение к России: в этом вопросе оппозиция настроена куда критичнее нынешней власти. В то же время даже антироссийские силы не готовы прощать Украине ущемление прав венгров в Закарпатье. А венгерские крайне правые и вовсе заняли радикально пророссийский и антиукраинский полюс.

Главная интрига венгерских выборов, запланированных на 3 апреля, — сумеет ли Виктор Орбан и его партия «Фидес» (вместе с постоянными союзниками из Христианско-демократической народной партии) удержать власть. Противостоит премьеру разношёрстная коалиция из шести политических сил – левой Социалистической партии, левоцентристских «Демократической коалиции» и «Диалога для Венгрии», либеральных партий «Политика может быть другой» и «Моментум». К ним примкнул и правоконсервативный «Йоббик».

Формальным руководителем коалиции выступает бывший соратник Орбана, консервативный католик и многодетный отец Петер Марки-Зай. Однако всё указывает на то, что подлинным «мотором» антиправительственного блока является многолетний оппонент премьера, бывший глава кабинета Ференц Дюрчань, ныне руководящий «Демократической коалицией». В качестве второй знаковой фигуры оппозиции стоит выделить лидера «Диалога для Венгрии», действующего мэра Будапешта Гергея Карачоня.

На протяжении месяцев основная полемика велась вокруг уровня демократических свобод (в ущемлении которых оппозиция обвиняла Орбана сотоварищи), отношений ЕС и НАТО, прав ЛГБТ-сообщества и так далее. Однако в последние недели центральное место по понятным причинам заняли Россия и Украина. Особо отметим, что во многом это отдельные сюжеты, так как «украинская тема» подразумевает в том числе и решение вопроса венгров Закарпатья, а с Россией он напрямую не связан.

Пророссийский курс Орбана

За последние восемь лет у нас сложилась картина: «говорим „Венгрия“, подразумеваем „Орбан“». Он действительно сумел выстроить по-настоящему особые отношения с Россией даже несмотря на то, что русофилом отродясь не был. Расширение поставок российских газа и нефти, участие в «Турецком потоке», постройка с помощью «Росатома» новых энергоблоков для АЭС в Пакше… Плюс венгерские официальные лица выражали подчёркнутое несогласие с антироссийскими санкциями ЕС – хотя в итоге за них каждый раз голосовали.

И в последний месяц Орбан вёл себя «неформатно» для европейского политика. Да, формально Венгрия осудила российскую спецоперацию на Украине, однако категорически отказалась разрывать энергетические контракты. Кроме того, премьер признал, что конфликт во многом спровоцировало нежелание ЕС и НАТО учесть озабоченность России вопросами своей безопасности. Наконец, Орбан отверг возможность оказания военной помощи Украине. Да, своё небо для российских самолётов венгерские власти закрыли, но и то — с большой неохотой.

Такое поведение Орбана во многом связано с тем, что десять лет назад начали ухудшаться его отношения с Евросоюзом. Усиление роли исполнительной власти, нежелание Венгрии приютить беженцев с Ближнего Востока, принятие ряда законов по ограничению ЛГБТ-пропаганды побудили венгерского премьера искать партнёров за пределами коллективного Запада. Естественно, наиболее перспективными ему показались Россия, Китай и Турция. Но что бы ни двигало Орбаном, факт хороших отношений с ним налицо.

fiXL23hDA3WyvQHX4TAqyAbeV9KYWnMn
Павел Баранов, Life

Ещё один фактор сближения позиций Венгрии и России – споры с Будапешта с Киевом по поводу положения венгров в Закарпатье. Именно действующий премьер в своё время начал раздавать там венгерские паспорта и предоставил местным мадьярам возможность голосовать на венгерских выборах. На протяжении многих лет Орбан настаивает на создании в регионе территориальной венгерской автономии. Из-за принятия на Украине законов, резко сокращающих право нацменьшинства на родной язык, отношения Венгрии и Украины, естественно, достигли точки замерзания.

Читайте также: Вернется ли юго-запад Закарпатья в Венгрию?  

Антироссийская оппозиция

Противостоит Орбану весьма пёстрый альянс. Главное, что сплачивает перечисленные выше оппозиционные силы, – неприязнь к премьеру и его политике. Его ругают за недопустимое отдаление от ЕС и НАТО, ограничение демократических свобод, излишний консерватизм в вопросах ценностей. Развитие связей с Россией также с самого начала было одним из центральных моментов несогласия с Орбаном: его оппоненты хотят как минимум свернуть это направление внешней политики Будапешта. Так что если оппозиция вдруг прорвётся к власти, Венгрия немедленно покинет ряды критиков санкций. 

Впрочем, в рядах противников Орбана нет единства мнений насчёт России. Самую непримиримую позицию занимают левоцентристские и либеральные партии – «Демократическая коалиция», «Диалог для Венгрии», «Политика может быть другой» и «Моментум». Для них Россия – это образец «азиатской диктатуры и мракобесия», и отношения с ней следует полностью свернуть. Естественно, они поддерживают санкции в максимально жёсткой форме и настаивают на отказе от всех совместных проектов.

Несколько мягче настроены Соцпартия и «Йоббик». Они поддерживают санкции, но в целом хотя бы выступают за то, что диалог с Россией надо сохранять. Примечательно, что до 2016 года «Йоббик» и вовсе ратовал за отмену санкций. Однако затем партия пережила трансформацию и встала на антироссийские рельсы. 

Сегодня традиции старого «Йоббика» продолжает движение «Наша Родина», выступающее против санкций и имеющее шанс преодолеть пятипроцентный барьер, необходимый для попадания в парламент.

Что касается социалистов, то они перешли на относительно антироссийские позиции ещё в 2012 году, и с тех пор ничего не изменилось. Куда более глубокая метаморфоза случилась с их бывшим лидером, а ныне руководителем «Демкоалиции» Дюрчанем. В 2004-2010 годы именно он, давний оппонент Орбана, многое сделал для налаживания российско-венгерских отношений. А сегодня не стесняется называть Россию «тиранией» и готов разорвать все те совместные проекты, к которым некогда приложил руку.

Украина и плюрализм мнений

Если же говорить об отношении к Украине, то сегодня почти вся венгерская оппозиция подчёркнуто заняла её сторону. Петер Марки-Зай демонстративно закрепил на лацкане пиджака жёлтую и синюю ленты.

Snimok ekrana 2022 03 23 v 08.41.28 e1648038459299
Соцсети

Однако осуждение российской спецоперации не означает полную поддержку всего, что творит Киев. И хотя эту страну воспринимают как «жертву агрессии» ещё с 2014 года, а большинство оппозиционных партий хотят видеть её в ЕС и НАТО, проблема положения мадьяр в Закарпатье вносит свои коррективы.

Безоговорочными сторонниками Украины можно считать две партии – «Моментум» и «Диалог для Венгрии». Они считают, что вопрос закарпатских венгров автоматически решится с вхождением страны в ЕС и НАТО. Мало того, питомцы фонда Сороса из «Моментума» ещё до 24 февраля считали, что требовать от украинского руководства — «жертвы агрессии» — в принципе ничего нельзя. Разумеется, партии не настаивают на особом статусе венгерского языка и даже не говорят о возобновлении работы венгерских школ в Закарпатье.

А вот социалисты — «Демократическая коалиция» и «Политика может быть другой» — не готовы прощать Киеву всё. Они требуют отмены закона, сокращающего употребление языков нацменьшинств. Они считают, что за закарпатскими венграми необходимо оставить право на двойное гражданство. Единственное, на чём социалисты, в отличие от премьер-министра, не настаивают, это на создании Венгерского национального района. 

Если даже проевропейские и антироссийские силы не снимут неудобную для Киева тему с повестки двусторонних отношений, тем более не сделает этого «Йоббик», чья программа в закарпатском вопросе ничем не отличается от орбановского «Фидеса». Более того, партия полагает, что без предоставления венграм территориальной автономии о членстве Украины в ЕС и НАТО и речи быть не может. Получается, что в данном случае российский и украинский сюжеты строго разведены.

Наконец, «Наша родина», следуя курсу прежнего «Йоббика», открыто предъявляет Украине территориальные претензии и желает повторить в Закарпатье «крымский прецедент».

Нынешние опросы показывают, что, несмотря на бурные события последнего месяца, предпочтения венгерских избирателей особо не меняются. «Фидес» и христианские демократы, скорее всего, потеряют конституционное большинство, но сохранят простое. Это значит, что Орбан должен остаться во главе правительства. Однако тогда давление на него со стороны оппозиции существенно вырастет. Этот факт способен повлиять на политику в отношении России: Будапешт может отдалиться от Москвы.

Что же касается Украины, то даже некоторое охлаждение Венгрии к России не будет означать, что о закарпатских мадьярах забудут. Не забудут — и продолжат ставить перед украинским руководством неприятные вопросы. А если понадобится, то и начнут спасать соплеменников явочным порядком. Причём разворот Венгрии к ЕС и НАТО (в том числе и при сохранении власти Орбана) приведёт к тому, что в Брюсселе услышат и примут во внимание именно венгерскую позицию, а не официальную украинскую. 

Вадим Трухачёв,
политолог, доцент РГГУ

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх