Вернется ли юго-запад Закарпатья в Венгрию?

Венгерские власти и лично премьер-министр Виктор Орбан очень много делают для поддержки венгров Закарпатья. Работа эта ведётся планомерно на протяжении многих лет, а Украина, сама того не желая, своими топорными действиями только помогает воплотить «мадьярскую мечту» в жизнь. Таким образом, вопрос о том, кому должна принадлежать юго-западная часть региона, когда-нибудь может решиться в пользу Будапешта.

Когда 23 августа президент Украины Владимир Зеленский и его окружение собирали в Киеве форум «Крымская платформа», они явно не ожидали подвоха с венгерской стороны, хотя ранее сами дали соседней стране повод для критики. В июле на Украине вступил в силу скандальный закон «О коренных народах», согласно которому этот статус не получили не только русские, но и венгры Закарпатья, румыны Буковины, болгары Одесской области и многие другие общины. Это означает, что учиться на родном языке дети этих народов не смогут.

А двумя годами ранее, едва вступив в должность, Зеленский не стал пересматривать скандальный закон об образовании 2017 года, подписанный Петром Порошенко. Согласно документу, с 2020 года русский язык уходит из школ, а на языках ЕС (в том числе венгерском) можно будет преподавать только некоторые предметы. В ответ Будапешт заблокировал переговоры по линии Украина – НАТО и осложнил их по линии Украина – ЕС, требуя вернуть венграм право учиться на родном языке. Смена власти в Киеве не повлекла за собой перемен в этой ситуации. 

Президент Венгрии Янош Адер резко высказался как раз по этому поводу. «Если использование родного языка ограничивается и если те, кто использует свой родной язык, оказываются под угрозой наказания, это противоречит идеалам демократии и не приносит пользы титульным нациям. Мы надеемся, что Украина сможет обеспечить безопасное будущее для всех своих граждан и что венгры смогут чувствовать себя в Украине как дома», — сказал глава венгерского государства.

Зеленскому и его команде возразить по сути было нечего… Стоит добавить и то, что с 2019 года закарпатские венгры ещё и лишились своего депутата в Верховной Раде. А ведь он там был еще с 1994 года. Даже Порошенко включил венгра Ласло Брензовича в свою фракцию. Теперь же, благодаря украинским законодательным новшествам, жизнь венгров Закарпатья значительно усложнилась, более того, здесь их положение хуже, чем в любой другой стране. 

Наилучшим образом мадьяры чувствуют себя в Сербии. В Воеводине венгерский язык носит официальный статус. Венгры имеют своих представителей в сербском парламенте, а председателем Скупщины Воеводины и вовсе является венгр Иштван Пастор. 

В Румынии дело обстоит похуже, но в районах, где венгры составляют 20% населения и более, венгерский язык можно использовать наряду с румынским. Мадьяры могут получать образование на родном языке в Университете Клужа. В парламенте Румынии имеется фракция Демократического союза венгров. 

В Словакии положение венгров сложнее. Памятуя о том, как их принижали в Венгерском королевстве, словаки отказываются давать венгерскому языку какой-то статус даже на местном уровне. В 2020 году две венгерские партии впервые за долгое время не прошли в парламент. Тем не менее в неофициальной столице местных мадьяр Комарно работает венгероязычный университет, а во фракции правящей партии «Обыкновенные люди и независимые личности» есть депутаты-венгры. Так что и тут дела обстоят получше, чем на  Украине. 

В Хорватии и Словении венгров мало, но им гарантировано по одному депутатскому месту в парламенте. Есть у них и право проводить на венгерском заседания в сельсовете мадьярских деревень. Наконец, венгры компактно живут на востоке Австрии. Здесь они тоже могут изучать свой язык лишь факультативно, однако в ряде населённых пунктов дорожные указатели — на двух языках. Излишне говорить, что австрийцы могут предложить своим венграм совсем иной уровень жизни, нежели в Венгрии. А Украина сегодня беднее Румынии, не говоря уж и о Сербии.

Вопрос о венгерском меньшинстве появился не вчера и не сегодня, а ещё в УССР. Согласно данным 1959 года, венгры составляли почти 16% населения Закарпатья. Венгероязычных граждан было ещё больше, особенно учитывая то, что на этом языке говорит часть многочисленных местных цыган. К 1989 году доля мадьяр сократилась до 12,5%, в 2001 году – до 12,1%. Большинство населения венгры составляют в Береговском районе, значительное меньшинство – в Ужгородском, Мукачевском и Виноградовском. 

Насколько можно доверять украинской статистике – большой вопрос. Можно предположить, что реальное сокращение их численности не столь радикальное. А насчёт «некоренного населения» говорить просто смешно. Венгры прошли через перевалы в Карпатах ещё на рубеже IX-X веков. В XI веке современное Закарпатье стало частью Венгерского королевства, и в его составе оно оставалось до ХХ столетия. Вполне естественно, что венгры ставили вопрос о признании своего языка региональным с самого момента провозглашения Украиной независимости. 

Венгры живут достаточно обособленно. Свою привязанность к Украине они ощущали относительно слабо. Зачастую они едва говорят по-украински, несколько лучше – по-русски. У них есть свыше 70 школ, где преподавание ведется на венгерском и по венгерским программам. Высшее образование они могут получить в пединститутах Берегово и Мукачево и в Ужгородском университете. У общины существуют свои СМИ, свой театр в Берегово, где постоянно гостили венгерские артисты. Смотрят украинские венгры будапештское ТВ…  

Есть у них и своё политическое представительство. До 2006 года на выборах в Верховную Раду существовал «венгерский» округ. Потом венгры проходили по спискам Партии регионов или Блока Петра Порошенко. В Закарпатском облсовете и местных советах присутствовали Демократическая партия венгров Украины и Общество венгерской культуры Закарпатья, в 2015 году они объединились в Партию венгров Украины. На местных выборах 2020 года она набрала 11,6% голосов. Мэром Берегово остаётся венгр Золтан Бабяк.

Само собой, украинские мадьяры получали помощь из Будапешта. Ещё в 2001 году, с подачи Виктора Орбана, власти Венгрии приняли закон о льготах для соотечественников в соседних странах и ввели «карту венгра». 2,5 млн мадьяр из соседних стран могли иметь в Венгрии все права, кроме, разве что, избирательных. Венгерские политики стали постоянными гостями в Закарпатье. Постепенно от карт перешли к раздаче паспортов. Сначала это происходило по-тихому, но в 2010 году на сей счёт приняли официальный закон. 

Дальше – больше. Конституция Венгрии 2012 года стала обязывать руководство страны «нести ответственность за судьбу мадьяр за рубежом». А на парламентских выборах 2014 года заграничные венгры впервые получили право голоса в Венгрии. Сколько жителей Закарпатья получили заветную «корочку» — до сих пор загадка, но звучат цифры от 100 до 300 тысяч. Во втором случае получается, что каждый второй украинский обладатель венгерского паспорта не является этническим мадьяром… 

Популярность венгерских паспортов была отчасти обусловлена тем, что он даёт возможность свободно передвигаться по Шенгенской зоне и работать в Евросоюзе. Однако сыграло свою роль и то, что Украина и до Евромайдана была беднее Венгрии. Наконец, ещё в 2005-2009 гг., при Викторе Ющенко, начались героизация украинских националистов и попытки перевести на «мову» всё и вся. Естественно, закарпатские венгры отреагировали вот таким образом. Предоставление венгерскому языку  регионального статуса при Викторе Януковиче уже не могло остановить процесс.

Едва случился Евромайдан, Виктор Орбан дал понять, что не бросит своих соотечественников в беде. 

«Венгры, проживающие в Карпатском регионе, имеют право на двойное гражданство, на национальное сообщество и на автономию. Украина не может быть ни стабильной, ни демократической, если не предоставит местным меньшинствам, национальным общинам, в том числе венгерской, то, что они заслуживают», — говорил он ещё в 2014 году. И с тех пор свою линию официальный Будапешт не менял.

Более того, увеличились объёмы венгерской помощи региону. Деньги направлялись и местной венгерской партии, и школам, и иным центрам венгерской национальной жизни. Неоднократно на средства из Будапешта ремонтировались дороги. В Венгрии сделали прививку от коронавируса более 20 тысяч жителей Закарпатья… Вызывает ли такая политика симпатию к соседнему государству, — когда собственное ведёт себя так, как современная Украина? Вопрос риторический… 

Конечно, венгерские политики не были «белыми и пушистыми». Они порой грубо вмешивались в дела Киева, прямо агитируя на территории Закарпатья. Сам Орбан неоднократно приезжал туда. Бывал там не раз и нынешний глава МИД Петер Сийярто. Представители крайне правой партии «Йоббик» прямо заявили о необходимости повторить «крымский прецедент» на юго-западе Закарпатья и официально переименовать Берегово в Берегсас.

Украина же не нашла ничего лучше, кроме как ответить венграм угрозами и дать зеленый свет «Правому сектору» (организации, запрещённой в России). Сначала были нападения на венгерский культурный центр в Ужгороде, за ними последовали пресловутые языковые законы. Наконец, в 2020 году открыли ряд уголовных дел в отношении венгров – в том числе допросили экс-депутата Верховной Рады Ласло Брензовича. Не помогло… Депутаты сельсовета села Сюрте Ужгородского района демонстративно подняли венгерский триколор и спели гимн Венгрии. 

В итоге можно говорить о том, что в культурном и ментальном плане Украина уже потеряла юго-запад Закарпатья. Вскоре речь явно зайдёт и о политическом оформлении этой потери. В конце концов, Венгрия – член ЕС и НАТО. Конечно, «смутьяну» Орбану такой подарок Евросоюз сделать не может. Но более приемлемому политику – почему нет? Да, в Европе как огня боятся перекройки границ, это факт. Однако если Украина не способна нормально управлять собственным регионом и лишает его жителей всех прав, другого варианта, пожалуй, просто не останется.

Вадим Трухачёв,
кандидат исторических наук,
политолог, доцент РГГУ

Обложка: commons.wikimedia.org

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх