Новая модель распределения власти в Македонии все больше напоминает Ливан (подобно македонцам и албанцам, ливанские шииты, сунниты и христиане тоже имеют обособленные «представительства» в парламенте). Как и в случае с Ливаном, в Македонии США и ЕС тоже проводят с 2001 года разные политические эксперименты по устройству государственных институтов. Как и ожидалось, под давлением Вашингтона и Брюсселя правительство оказалось сформировано партией Социал-демократический союз Македонии (СДСМ) Зорана Заева и ее коалицией «Мы можем», а также албанскими силами — Демократическим союзом за интеграцию (ДСИ) Али Ахмети и Демократической партией албанцев (ДПА). В ожидании решения косовской проблемы именно такую ​​комбинацию предпочли и в США, и в ЕС. 

Напомним, что по итогам соглашения, достигнутого между СДСМ и ДУИ, было принято решение, что кабинет министров снова возглавит Зоран Заев, который за сто дней до истечения мандата уступит свой пост премьеру-албанцу.

Корреспондент Frankfurter Allgemeine Zeitung на Балканах написал о формировании в Македонии нового парламента и правительства следующее: «В Северной Македонии наблюдается распад парламентской системы, где каждый голос одинаково ценен, в пользу этнической пропорционально-консенсусной демократии, в которой самое важное — уже не то, что будет сказано, а то, кто это говорит и какое у него этническое происхождение. В принципе, это не является чем-то новым для Северной Македонии, но постепенно она становится все более разделенной».

Очевидно, что «старо-новое» правительство четко будет следовать указаниям с стороны Вашингтона и Брюсселя.  

«Поздравляем Зорана Заева с получением мандата на формирование правительства Северной Македонии. Мы рассчитываем работать с новым кабмином после его формирования. Мы поддерживаем приверженность страны демократическим принципам, верховенству закона и ее европейскому будущему», — написала посол США в Македонии Кейт Мэри Бернс в своем сообщении в Twitter. В ЕС тоже поздравили Заева и пообещали оказать ему поддержку в деле вступления Македонии в ЕС.

Правительство новое, но все  по-старому

Новое правительство будет пользоваться в парламенте поддержкой 62 депутатов из 120. Ввиду столь незначительного перевеса, ему будет тяжело проводить реформы, которых требуют от Скопье Вашингтон и Брюссель, а также европейские законы, для принятия которых нужны голоса 80 депутатов. Ввиду этого, никто в Македонии не считает, что новые власти смогут провести серьезные реформы. Многие эксперты и вовсе полагают, что через два года в стране пройдут новые досрочные выборы, так как у СДСМ и ДСИ разные политические концепции.

Если говорить о правящей македонско-албанской коалиции, то мы видим, что по итогам выборов СДСМ ухудшил свое положение, а ДСИ улучшил. В ходе переговоров с Заевым Ахмети оказался сильнее и мудрее: это отразилось в распределении министерских портфелей. 

В новом правительстве вместо 26 министров теперь будет девятнадцать. СДСМ и коалиция «Мы можем» назначат тринадцать своих, трое из них будут министрами без портфеля. ДСИ получил шесть мандатов, но при этом будет контролировать ключевые министерства – финансов, иностранных дел и экономики. 

Кроме того, несмотря на то, что «первым» премьер-министром станет Зоран Заев, в реальности в правительстве появится и «теневой» премьер Артем Груби от ДСИ, который займет должности первого заместителя главы правительства и министра политической системы. 

В ходе переговоров о формировании нового кабинета и СДСМ, и ДСИ заявляли, что ищут «новые и честные кадры», но в итоге 80% министров — это старые, скомпрометировавшие себя политики, которые в новом правительстве лишь пересели в другие кресла, что уже породило в соцсетях волну шуток. Между тем население встречает старо-новый кабмин без какого-либо намека на доброжелательность: техническое правительство перед своим уходом подняло цены на электричество c 7,5% до 8%, что вызвало в нескольких городах Македонии массовые протесты.

Вместе с тем граждане понимают, что СДСМ и его коалиция «Мы можем» не сдержали своих предвыборных обещаний. В ходе кампании Заев заявлял, что отправит ДСИ в оппозицию (а ДСИ, к слову, является правящей партией с 2002 года за исключением небольшого периода 2006-2008 годов), потому что Союз замешан в коррупционных и криминальных делах. Далее, девиз Заева и его коалиции «Одно общество для всех» потерпел фиаско. Страна разделилась на этнические «таборы»: то тут, то там снова разжигается национализм. Наконец, не сдержал он еще одно ключевое обещание о равномерном в гендерном отношении распределении мандатов. Так, в новом правительстве будет 15 министров-мужчин и только 4 женщины.

Как дела у оппозиции?

Коалиция «Альянса за албанцев» и еще одной албанской партии «Альтернатива», заявила что не будет участвовать в работе нового парламента и поддерживать новое правительство, так как премьером страны так и не стал албанец, а ДСИ обмануло ожидания народа.

Македонская оппозиция во главе с ВМРО-ДПМНЕ на пороге серьезного внутренного раскола, так как ее лидер Христиан Мицкоски перед выборами утверждал, что подаст в отставку с поста главы партии, если не выиграет гонку и не сможет сформировать правительство, а теперь заявляет, что не будет покидать свой пост.

Тем временем новая партия «Левица», которая впервые вошла в парламент с двумя мандатами, стала настоящим «хитом» в Македонии, особенно среди молодежи. «Левица» придерживается пацифистских взглядов и выступает за то, чтобы страна вышла из НАТО и поддерживала хорошие отношения не только с США и ЕС, но и с Россией и Китаем. 

Македония в шаге от федерализации

Новое правительство Македонии ознаменовало собой движение к официальной федерализации страны (неофициально же Македония является федерацией с 2001 года). 

Согласно положениям договора между СДСМ и ДСИ, в будущем, при организации новых выборов, в стране не будут созывать технический кабмин: вместо этого в последние 100 дней мандата правительства албанцы назначат своего премьер-министра. 

Спикер парламента, албанец Талат Джафери вел учредительное заседание на албанском языке и в конце поставил подпись на латинице, хотя в Конституции Македонии сказано, что виза должен быть на кириллице.

А накануне технический министр МВД, албанец Агим Нухиу подписал законодательные акты, согласно которым в тех районах страны, где албанцы составляют 20% населения и больше, сотрудники полиции будут носить нашивки на македонском и албанском языках. 

Последнее оказалось особенно болезненным для македонцев, ведь и без того все движется в сторону албанизации. Так, к примеру, в зданиях администраций городов, где мэром является албанец, или в офисах албанских партий вы не увидите македонские флаги — зато там есть албанский, американский, натовский и ЕС-овский. В дни государственных праздников македонские флаги там также отсутствуют — вместо них везде албанские. 

На западе Македонии, где проживают албанцы, есть деревни и маленькие общины, где никто не платит налоги и не оплачивает счета за электричество, а полиция туда очень редко заходит. 

Теперь еще и ожидается, что распределение бюджета между македонцами и албанцами будет в пропорции 50/50, кроме того, продолжится прием албанцев на госслужбу. Казалось бы, что плохого в последней инициативе? А тут уместно отметить, что в министерстве политической системы и межнациональных отношений уже числится 1406 албанцев, которые получают зарплату и не ходят на работу…

Внешняя политика: сдача македонских интересов

Один из лидеров ДСИ Артем Груби уже написал в своем аккаунте в Facebook, что теперь три албанца будут возглавлять министерства иностранных дел по всем Балканам (в Македонии, Косово и Албании), и что все они будут работать на осуществление «албанской мечты». 

Когда албанец Буяр Османи возглавит министерство иностранных дел, дальнейшая деградация македонской дипломатии по всем направлениям будет только продолжаться: МИД Македонии теперь будет согласовать свою внешнюю политику с Тираной и Приштиной. Не исключено, что Скопье предоставит косоварам свои посольства и консульства, причем даже в тех странах и регионах, которые не признают независимость самопровозглашенной республики. А это приведет к коллапсу и без того плохих отношений с Сербией. 

Кроме того, это будет означать ухудшение и без того шаткой позиции Македонии на переговорах с Софией, которые посвящены Соглашению о добрососедстве. В итоге Македония может пойти на уступки и признать «государственную и этническую вторичность» перед Болгарией. В Софии, к слову, уже порадовались назначению албанца на пост главы МИД. 

Из-за эпидемии коронавируса сегодня Македония переживает экономическую катастрофу и кризис системы здравоохранения. Страна вошла в список «лидеров» Европы и по числу зараженных на 1 млн человек, и по количеству летальных исходов. Экономика ее «летит» в свободном падении: эксперты ожидают, что снижение уровня ВВП достигнет отметки между 8 и 10%, а дефицит бюджета составит около 35%. Скопье нуждается в новых кредитах, которые приведут к росту внешнего долга до показателя 70%. Из-за централизации власти возможность трудоустройства получат только члены правящих партий, что вызовет новую утечку мозгов в сторону ЕС. 

…А Македония тем временем продолжает свой путь «ливанизации»…


Интересно, что когда-то Ливан называли «Швейцарией Ближнего Востока», а Македонию «Балканской Швейцарией». Безусловно, сходство между Македонией и Ливаном есть. И состоит оно в том, что обе эти страны ныне одинаково далеки от Швейцарии.