Сербское единство как пример русскому

Размышления о природе национальных праздников

В прошлом году на встрече двух сербских лидеров – президента Сербии Александра Вучича и члена президиума Боснии и Герцеговины Милорада Додика — было принято решение об учреждении нового, одного на всех сербов праздника – Дня сербского единства, свободы и национального флага. Формально приуроченный к дате прорыва Салоникского фронта 15 сентября 1918 года, новый праздник скорее имел своей целью объединить всех сербов по обе стороны Дрины (где проходит граница между Сербией и Республикой Сербской в составе Боснии и Герцеговины). А также стать сербской альтернативой широко отмечаемому Дню албанского флага 28 ноября. Надо отдать должное: сербы с интересом восприняли 15 сентября в новом качестве, поскольку мечта о воссоединении в рамках единого государства до сих пор остаётся одной из главных в их национальном сознании. 

На это есть множество причин. Среди всех балканских народов только сербы и албанцы остаются по-прежнему разделёнными национальными границами на несколько государств. Отсюда постоянное напряжение в регионах компактного проживания при столкновении с представителями других этносов, зачастую настроенных настороженно-негативно, если не агрессивно. Республика Сербская, как один из двух составляющих Боснию и Герцеговину энтитетов (наряду с мусульмано-хорватской федерацией), давно стала бельмом на глазу ЕС. Её лидер Милорад Додик находится под американскими санкциями, да и в Европе с ним не сильно общаются. Мусульмане при поддержке Эрдогана и Запада стремятся к унитаризации, то есть де-факто — к пересмотру Дейтонских соглашений и ликвидации самостоятельной Республики Сербской. С этим связана директива бывшего Верховного представителя по БиГ Валентина Инцко о введении уголовной ответственности за отрицание геноцида 1995 года в Сребренице, выпущенная за неделю до истечения его полномочий. Нового Верховного представителя Кристиана Шмидта сербы, как и Россия с Китаем, не признают в силу отсутствия у него мандата Совета Безопасности ООН. При этом уже упомянутый «султан Эрдоган» регулярно приезжает в Сараево по поводу и без: последний раз он там был на свадьбе дочери лидера боснийских мусульман Бакира Изетбеговича, а на обратном пути лично открывал генеральное консульство Турции уже на территории Сербии – в мусульманонаселённом регионе Санджак. В многочисленных интервью местным СМИ он открыто говорит, что «Косово — это Турция», а Анкара «несёт историческую ответственность» за судьбу Балкан. 

В таких условиях сербам жизненно необходимо единство! И не только на словах – ещё пару лет назад при обсуждении концепции «разграничения» Косово на сербские и албанские районы ответным шагом рассматривалась вероятность присоединения Республики Сербской к Сербии. Об этом же год назад писали в экспертном докладе, выпущенном под эгидой премьер-министра Словении. 

Уверен, объединение сербских земель под крышей одного государства – неизбежно. И это лишь вопрос времени, когда откроется снова окно возможностей. А на Балканах всегда были сильные политические ветра, так что форточки возможностей открывались довольно часто. При этом внутренняя политическая ситуация в Сербии это позволяет сделать: у страны есть сильный президент Александр Вучич, претендующий на то, чтобы быть главным балканским лидером. На фоне политической неразберихи в Албании, Косово и Македонии, а также большой турбулентности у болгарского премьера Борисова это становится особенно очевидно. 

Албанцы хоть и оказались более успешны в защите своих национальных интересов благодаря поддержке Запада, всё равно остаются разделёнными на два признанных и одно непризнанное государство – Албанию, Северную Македонию и Косово. Их мечта жить в единой Албании тоже стоит на политической повестке ближайшего десятилетия. Что характерно: проект единой Албании уже практически не противоречит проекту объединения Сербии. При правильном разграничении в Косово все остальные территории уже поделены. А вот для единой Македонии он составляет реальную угрозу.  

В такой ситуации справедливым было бы сравнение природы Дня национального единства у сербов с аналогичным, недавно учреждённым праздником в РФ – 4 ноября. И это сравнение, к сожалению, будет далеко не в нашу пользу. Далёкий и малопонятный День народного единства в борьбе с польскими интервентами не даёт ровным счётом никакого ответа – с кем мы собираемся объединяться сегодня? А ведь после развала Советского Союза за бортом России осталось более 25 миллионов русских, которые никуда не девались: в Латвии и на Украине, в северном Казахстане, в Молдавии и в Белоруссии, и много где ещё. Эти люди и их дети давно приняли местное гражданство (за исключением Латвии, где есть специальный институт неграждан), став лояльными резидентами своих новых государств, однако же не утратили чувство русскости. Они говорят и думают по-русски, ходят в русские театры, читают русские книги, смотрят русское кино и ТВ.  Вот только Россия о них, увы, подзабыла – правильные слова нового главы Россотрудничества Евгения Примакова о том, что «важнее и престижнее всего должна быть работа на постсоветском пространстве, а не в далёких заграницах», пока остались просто словами, а русское коммьюнити Риги, Киева или Кишинёва по крайней мере до вчерашнего дня жило абсолютно своей, «островной», оторванной от большой России жизнью. Проводило свои местные выборы, издавало свои русские газеты, по-русски ругало Россию в русскоязычных местных СМИ. Как будто русская эмиграция в 20-х годах в Париже или Белграде. Эти люди вряд ли станут латышами или украинцами (хотя последнее — вероятнее). Они останутся русскими до тех пор, пока будут чувствовать своё единство с Россией. А когда таким единством и не пахнет, очень скоро их дети или уже внуки забудут о своих русских корнях. И мы потеряем десятки миллионов соотечественников. 

Не правда ли, есть о чём задуматься в связи с Днём сербского единства?!

Олег Бондаренко,
Директор Фонда прогрессивной политики,
руководитель проекта «Балканист»        

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх