Сараевский подарок Гитлера

…Подарки бывают разные.
Бывают борзые щенки, розовые признания, брильянтовые банальные обещания…

А бывают символы.
Их дарят редко.
Потому что и сами символы — редкость.
Такой подарок к своему пятидесятидвухлетию получил Адольф Гитлер.

Эту фотографию, которая ныне находится в Баварской государственной библиотеке в Мюнхене, Генрих Гофман — фотограф Гитлера, снял 20 апреля 1941 года в вагоне спецпоезда «Америка», стоящем возле станции Менихкирхен железной дороги Вена — Грац.

Гитлер получил подарок. Подарок — символ. Для того чтобы его вручить Гитлеру, армия старалась как можно быстрее войти в Сараево. И 17 апреля 1941 года, войдя в город, первым делом, под стрекот кинокамер, солдаты сняли табличку, висевшую на стене здания возле Латинского моста. Ныне, когда смотришь архивные кадры, создаётся впечатление, что Сараево взяли только ради этого.

Подаренная Гитлеру табличка имела текст: «На овом историјском мјесту Гаврило Принцип навијести слободу. На Видовдан 28. јуна 1914». («На этом историческом месте Гаврило Принцип предвосхитил свободу»). Она была установлена 2 февраля 1930 года.

16210 600

Ветеран войны Адольф Гитлер, получив подарок, растрогался. Первая мировая для него, связного первой роты шестнадцатого баварского полка, — это ностальгическое воспоминание о молодости, о патриотическом угаре, фанатичном, почти религиозном, в котором он заходился приступами и который так в себе лелеял, считая, что это и делает его великим.

150937 600

Он нежно помнил те дни, когда «дорогую родину заволокли тучи», когда «Вена боролась за то, чтобы все народы Австро-Венгрии проявили максимум верности и преданности», когда «крики „На Белград!“ встречали живой отклик на улицах, свидетельствуя, что жители являют высокие образцы любви к отечеству».

150651 600

Гитлер, приняв подарок, объявил, что передаст табличку в музей в знак памяти о преступлении сербов, развязавших кровавую Мировую войну, поскольку они — какая наглость! — хотели объединить всех сербов в единое отечество — «За Краља и Отаџибину!»

Но мы-то знаем, кто имеет право на «Viribus unitis!», и руки прочь от святых принципов — «Fur Gott, Kaiser und Vaterland!»

Берлинские газеты ликуют, объявляя, что объединение немецкой нации, которое происходит ныне, — цель великая и призвана смыть позор Первой мировой. Оккупационные газеты на Балканах тоже захлёбываются в восторге: «Sarajvo je opralo sa sebe vidovdansku ljagu» («Сараево смыло с себя видовданское позорное пятно»). Кстати, Сараjво — это не опечатка, так было переименовали оккупированный город, видимо, решив искоренить и само название, неприятно напоминающее о прошлом.

Впрочем, через четыре года — 6 апреля 1945 — Сараево освободят партизаны. И, войдя в город, первым делом — уже 7 апреля — установят табличку на здание возле Латинского моста. Вообще, кажется, что и в 1945 году Сараево взяли только ради этого. И если установление таблички похоже на фигу, показанную немцам, то текст на ней — это высунутый в дразнилке язык:

«U znak vječite zahvalnosti Gavrilu Principu i njegovim drugovima borcima protiv germanskih osvajača, posvećuje ovu ploču omladina Bosne i Hercegovine — Sarajevo 7. maja 1945. godine». («В знак вечной благодарности Гавриле Принципу и его товарищам в их борьбе против германских захватчиков эту таблицу устанавливает молодёжь Боснии и Герцеговины — Сараево, 7 мая 1945 года».)

Много позже, готовясь к пятидесятилетию начала Первой мировой войны, журнал «Нью-Йорк таймс» печатает аж четыре репортажа из Сараево, причём журналист Джеф Берри удивляется тому, что «молодого сумасшедшего», как он называет Принципа, помнят как героя. В поисках ответа он расспрашивает жителей Сараево и публикует слова молодого мужчины, бывшего партизанского капитана, который рассказывает Берри об австро-венгерской оккупации Боснии, о котором журналист не знал даже на уровне швейковских художественных снимков из канцелярии следователя Берниса, любившего украшать свой кабинет снимками спалённых хат и сожжённых деревьев, ветви которых пригнулись к земле под тяжестью повешенных. ©

Лирическое отступление:
Кстати, дорогой читатель, как часто ты задумываешься о природе случайного?
…нет, не в казино, когда пытаешься алгеброй случайности измерить, и не на бытовом уровне, когда пытаешься случайности задобрить придуманными тобой эфемерностями, а вообще, в принципе.
…Нету, говоришь?.. Это всё фантазии досужего ума.
Согласна, рядовой Гитлер как сослуживец Швейка — смешно звучит. Но для меня, например, удивительным открытием было связать толстовское литературное — смотр в Браунау, с… Гитлером. Ну да, он, Гитлер, родился в Браунау.
Хотя, да… Фантазии всё это и томление интеллекта-с.

Так вот, если вы любитель отрицать арифметическую точность случайностей, то извольте: молодого капитана, разговаривающего с Берри, звали… Мурат Кустурица. У него уже растёт десятилетний сын Эмир.

Когда открывали Музей Боснии в 1953 году, партизанскую табличку было заменили другой с иной надписью:

«Са овог мјеста 28. јуна 1914 године Гаврило Принцип својим пуцњем изрази народни протест против тираније и вјековну тежњу наших народа за слободом». («На этом месте 28 июня 1914 года Гаврило Принцип своим выстрелом выразил народный протест против тирании и вековое желание наших народов, стремящихся к свободе».)

16470 600

В 1992 году, когда началась война, табличку сняли, и дальнейшая её судьба неизвестна. До 2004 свято место было пусто, а в 2004 установили табличку, которая висит и поныне:

«Sa ovog mjesta 28. juna 1914. Gavrilo Princip je izvršio atentat na austrougarskog prestolonaslednika Franca Ferdinanda i njegovu suprugu Sofiju». (На этом месте 28 июня 1914 года Гаврилой Принципом совершено нападение на австро-венгерского престолонаследника Франца Фердинанда и его супругу Софию».)

16751 600

Сухой язык фактов, и ничего о свободе.

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх