fbpx
Now Reading
Русские в Воеводине: кому здесь жить хорошо

Русские в Воеводине: кому здесь жить хорошо

Аватар

Воеводину, автономный край на севере Сербии, для своего постоянного проживания выбрали уже порядка двух тысяч россиян. На протяжении последних нескольких лет это число постоянно растет. О том, кто сюда едет, что здесь находит и чем Нови-Сад лучше Белграда, мы пообщались с теми соотечественниками, кто здесь уже давно и, вероятно, надолго.

Марианна Младенович, член Всемирного координационного совета российских соотечественников, привела официальные цифры присутствия здесь русских: порядка 1 260 человек. Однако уточнила, что реальное количество россиян в Воеводине, как и в целом в Сербии, не знает никто. По ее личным наблюдениям, за последние пять лет количество русскоговорящих в Воеводине увеличилось втрое.

С официальными цифрами статистики не согласна Марина Галогажа, которую в Воеводине называют «лицом русской диаспоры».

Марина Галогажа

Она живет в Сербии с 1995 года, с 2012 года возглавляет Общество соотечественников России «Луч» (самое большое по численности в Сербии), а с недавних пор еще и руководит Исполкомом Национального Совета русского этнического меньшинства в Сербии. По ее словам, в Сербии сейчас постоянно живет порядка 5-6 тыс. россиян. Тогда как, согласно статистике переписи населения, таких 3 750 человек. И наибольшая их концентрация именно в Воеводине, а точнее, в столице автономного края – Нови-Саде.  

— В Воеводине практически нет ни одного села, где не живет хотя бы один русский, — говорит Марина.

По ее словам, подсчитать точное число русских здесь невозможно из-за «визаранщиков» (тех, кто живет в Сербии наосновании сербско-российского Соглашения от 2009 года о праве безвизового пребывания в стране не более 30 дней подряд — прим. авт.), данные по которым очень приблизительные. 

 — Сюда едут за дешевой жизнью и за смыслом жизни, — объясняет Марина. — И то, и другое здесь можно найти. Хорошо здесь пенсионерам, которые, как правило, покупают дачу или небольшую квартирку. До недавнего времени они могли себе позволитьнормально жить здесь на деньги от сдачи внаем своей российской недвижимости. Но в последние два года в Нови-Саде резко выросли цены.

По словам Марины, в 90-е годы сюда из России в основном переезжали женщины, которые вышли замуж за сербов. Как, например, она сама. Со своим будущим супругом Марина познакомилась в 1992 году в Москве. По статистике, среди живущих в Сербии россиян традиционно 75 % женщин и только 25 % — мужчин. 

— Сейчас статистика немного меняется. Все больше сюда приезжают семьями cмаленькими детьми. Иногда, особенно в последнее время, приходится слышать, что русские семьи в Сербии распадаются. Печально, но факт. Русским мужчинам в Сербии непросто. Если они не аутсорсеры или не имеют стабильных финансовых источников извне, то здесь найти работу очень сложно. Плюс им сложно выдерживать конкуренцию с сербскими мужчинами, у которых изначально очень силен мачо-момент. Балканские мужчины — это такие мужики в прямом смысле этого слова. А русский мужчина — да простят они меня, — он ведь у нас часто сильно заморочен поисками внутренних смыслов. А вообще приезжает сюда гораздо больше, чем впоследствии остается, — делится наблюдениями Марина.

— Кто здесь не приживается? 

– Те, кто остается в рамках российских шаблонов «гречка-сгущенка-селедка» и не интегрируется в сербскую среду. Те, кто хочет заработать здесь деньги. Но денег здесь нет. Не приживаются люди с понтами, со своим «уставом». Потому что Сербия, и особенно Воеводина, таким очень быстро обламывает крылья.

— Чем русских так притягивает Воеводина? 

— Вообще, русские в Воеводине живут уже сто лет, и в следующем году мы будем отмечать большую и трагическую для нашего народа дату – столетие Великого Исхода, первой волны русской эмиграции в Сербии. Наше наследие здесь огромно, ведь здесь была солидная русская колония. Например, первый балет в Сербии был основан русскими в Нови-Саде. Русскими архитекторами здесь спроектировано много зданий. Иногда идешь по городу, что-то срезонирует, запоминаешь адрес. Потом смотришь – да, русские строили. Особенно если гуляешь по району Йодной Бани или в центре города. К столетнему юбилею запланировано много проектов. В рамках Национального совета русского этнического меньшинства мы уже начали подготовку к созданию каталога материального и нематериального наследия русских в Сербии и каталога русских, которые внесли вклад в развитие Сербии. Началась работа по инвентаризации русских захоронений по всей Сербии начиная с XIX века и времен Первой и Второй мировых войн. Здесь почти в каждом селе и монастыре есть русские могилы, многие из которых зарастают и исчезают: время делает свое дело, и на нас, потомках, лежит огромная историческая ответственность, как этого не допустить. На самом деле, работа предстоит огромная, и в нее включены не только русские, но и сербы, у которых болит душа за наше совместное историческое прошлое.

Марина Галогажа, слева от нее — Патриарх Сербский Ириней

— Безусловно, первая волна русской эмиграции оставила большой след. А новые волны что-то дают Сербии?

— Кроме того, что русские привезли сюда деньги и развратили ими население? (смеется) Если говорить серьезно, то могу отметить проекты, которые в последние годы здесь реализует «Россотрудничество» —  через Русский дом в Белграде. В целях продвижения русской культуры в Сербии они привозят сюда русские коллективы, причем приезжают и громкие имена: Юрий Башмет, хор имени Пятницкого, хор кубанских казаков, которых всегда принимают на ура и так далее. Наше общество «Луч» тоже пропагандирует русскую культуру на своем уровне. Мы организовали детский театр. Уже 8 лет делаем на Новый Год русскую елку, сейчас этот проект вышел на такой уровень, что теперь это главная русская елка в Сербии. Уже несколько лет в рамках Координационного совета российских соотечественников даем представления и в других городах помимо Нови-Сада: в Белграде на главной русской сцене Русского дома, в Крушеваце, куда съезжается вся русская детвора из центральной и южной Сербии, а еще уже три года подряд радуем детей Республики Сербской на площадке построенного знаменитым Эмиром Кустурицей Андричграда в Вышеграде.

— Что можете сказать про последнюю волну?

— Большой поток сюда мы наблюдаем с 2010-2012 года, про него можно уверенно сказать «понаехали». Последняя волна стартовала примерно 2 года назад. Мы эти волны отслеживаем так: если на Фейсбуке начинается массовый ажиотаж с вопросами,  где купить гречку и сгущенку, – значит, пошла новая волна. Прибывают действительно много: и на ПМЖ, и осмотреться. Что интересно, каждая предыдущая волна с подозрением и отторжением относится к следующей. Ну, может, кроме нас, старожилов (смеется). Мы на все смотрим философски: кому суждено – останется, кому нет – дальше поедут, а у нас своя жизнь бьет ключом независимо от всего и вся.

Не в последнюю очередь все эти потоки и волны созданы PR-усилиями двух россиянок, активно занимающихся в Нови-Саде консалтингом. Одна из них, Жанна Остроухова, много лет вела «пропагандистскую» деятельность на форуме Винского (популярный русскоязычный ресурс для путешественников и не только – прим. ред.). Другая, Оксана Воронянская, рекламирует Воеводину через свой блог и даже написала книгу о способах переезда в Сербию.

Оксана живет в Нови-Саде пять лет и сейчас говорит, что переезд в Сербию стал для ее семьи одним из самых больших джекпотов, выигранных в жизни.

— До Сербии мы много путешествовали, посмотрели полтора десятка стран в Азии: Индонезию, Вьетнам, Филиппины, Шри-Ланку, Гонконг, Сингапур, Мьянму, Непал, немного Индию и прочие. Также какое-то время пожили в Таиланде. Решение о переезде мы приняли в феврале 2014 года. К тому моменту все сложилось. Путешествий уже было достаточно. Мы хотели определенности. Мы примеряли на себя эмиграцию в самые разные страны. Готовили документы для переезда в Канаду. В какой-то момент думали про Францию. Были у нас и билеты в Чили в одну сторону, но мы ими так и не воспользовались. Вариант с Сербией был неожиданным. Она не была страной мечты, мы ничего о ней не знали, — рассказывает Оксана Воронянская.

— Изначально устраивало географическое положение страны, легкость получения ВНЖ — через покупку недвижимости. Из городов для проживания здесь рассматривали три — Суботицу, Нови-Сад и Белград. Суботица слишком маленькая. Белград на тот момент не понравился. Мы выбрали золотую середину. Для эмиграции, если планируется нормальная адаптация, нужен определенный набор возможностей. Нужны условия для обучения детей, медицина, инфраструктура, развлечения, требуемый уровень комфорта. Причем у каждого этот уровень и набор параметров свой. 

— По факту мы просто выбрали наиболее комфортное и благополучное место в стране, вот и все. Нови-Сад — уютный, красивый, со своим шармом, очень европейский: бывшая Австро-Венгрия. Для нас важно, что отсюда удобно ездить. Наши дети поездку в Вену или Будапешт не воспринимают как приключение: слишком близко. Да наш город и сам теперь в ТОП-3 лучших городов для путешествий в 2019 году по версии путеводителя LonelyPlanet. Здесь всегда много событий. Их даже больше, чем мы можем переварить. Культурной столицей Европы-2021 город стал совсем не даром, — поделилась Оксана. 

Оксана следит за ситуацией в экономике и социальной сфере Сербии и за последние пару лет наблюдает здесь значительные перемены.

— Перемены можно обозначить одним словом — развитие. Страна долго была под санкциями и не развивалась. Сейчас сюда инвестируют все кому не лень. В этом году Сербия уже получила 1,9 млрд евро иностранных инвестиций. Это на 30% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Financial Times назвал Сербию «номером один по объему прямых иностранных инвестиций в мире пропорционально размеру экономики». На данный момент Сербия привлекает в 12 раз больше инвестиций, чем характерно для экономики такого размера. Строится, меняется, растет, ремонтируется, развивается. И очень быстро, — прокомментировала она.

Жанна Остроухова переехала в Нови-Сад из Нижнего Новгорода более 8 лет назад и в 2012 году совместно с сербским партнером создала фирму «Русский офис» для помощи русскоязычным при переезде в Воеводину. По ее оценкам, за прошедшие 7 лет работы она «переселила» сюда порядка 150 семей.

Жанна Остроухова со своим сербским партнером Драганом Антуновичем на переговорах с мэром Нижнего Новгорода, 2013 год

— Ежемесячно мы обрабатываем порядка 15 обращений от клиентов. За год с нашей помощью сюда переезжает в среднем 20 семей. Из них только единицы уехали назад: от силы могу назвать пять человек. Среди наших клиентов также были те, кто рассматривал Сербию как промежуточный пункт на пути в Европу. Однако они пожили в Воеводине и решили здесь остаться, влюбившись в страну. К хорошему быстро привыкаешь! — делится Жанна.

Помимо Нови-Сада спросом пользуются Раковац, Беочин, Черевич, вся сторона Фрушки-горы вдоль Дуная.

Нови-сад Белграду предпочитают люди постарше, кому уже надоела столичная сутолока: здесь комфортнее, меньше стресса.

По наблюдениям Жанны, Белград в основном выбирают люди из регионов, кому в России не хватало столичности, и они этот пробел рвутся восполнить здесь. А москвичи, наоборот, чаще выбирают Нови-Сад.

Обобщенный портрет клиентов Жанны – это семьи с детьми, имеющие пассивный доход. И если раньше переезжали, в основном, люди, которым за сорок, то сейчас приезжает больше молодых. 

— Придумывают себе различные бизнесы: клубы, пекарни, салоны красоты, тату-салоны. Те, кто умеет что-то делать руками, однозначно могут себя здесь найти. Это технари, мастера по ремонту, специалисты в сфере индустрии красоты, общепита. Но с общепитом надо быть аккуратным. Дважды мои клиенты открывали здесь кафе. Не осмотревшись предварительно, не пожив, не поняв менталитет. И не прислушавшись к советам более опытных товарищей. В общем, учились на собственных ошибках в чужой стране. И прогорели.  Надо понимать, что Сербия – это не Германия, где много наших соотечественников, которые создают спрос. Спрос здесь только от местного населения, а сербы достаточно консервативны и предпочитают свое, привычное, — говорит она.

С Жанной согласна Оксана Клезович, мастер-парикмахер, которого в Нови-Саде наверняка знает любой постоянно здесь живущий русский. Сама Оксана из Санкт-Петербурга, где и познакомилась с мужем-сербом. Живет в Нови-Саде с 2011 года, довольно долго работала мастером по найму и недавно стала работать на себя.

По ее словам, потребности и запросы отечественной аудитории отличаются от сербских, и поэтому у русского мастера – если он с руками – здесь всегда будет своя клиентура. 

— Люди приезжают из России и ищут привычный им уровень сервиса, знакомые техники и технологии. К сожалению, индустрия красоты в Сербии еще на крайне низком уровне развития. Здесь нет своей сильной школы. Поэтому нам, мастерам, приходится ездить для повышения квалификации либо в Россию, либо в Европу, — рассказала Оксана.

На вопрос, прибыльно ли работать в сфере красоты в Нови-Саде и в какой сфере прибыльно вообще, Оксана отвечает: «Сербы любят поесть, хорошо выглядеть, занимаются спортом. Однако популярное не всегда коммерчески выгодное. Сербы могут много часов сидеть в кафе за одной чашечкой кофе и обсуждать с приятелями новости политики и спорта. Сербки привыкли делать укладку в салонах за смешные деньги. А спортивные секции здесь в основном за символическую плату».

Слова Оксаны подтверждает история еще одной нашей собеседницы.

Алена, тренер высшей категории по фехтованию, сейчас открывает в Нови-Саде свой фехтовальный клуб. Однако сама она свою работу здесь считает скорее хобби. В том смысле, что на спорте в Воеводине сложно заработать.

 – К тому же, у меня не самый популярный в Сербии вид спорта, – смеется она. — Численность сербской Федерации фехтования всего около 400 человек. Но мы растем. Вот, только в одном Нови-Саде открывается уже четвертый фехтовальный клуб. Вообще, фехтование — это идеальный спорт для развития ребенка.

Алена переехала в Сербию 14 лет назад вслед за мужем-сербом, с которым познакомилась в Москве. Ее семья живет в Нови-Саде, этот город им видится настолько комфортным для жизни, что другие варианты они даже не рассматривают. И это несмотря на то, что муж Алены работает в Белграде и практически каждый день ездит в столицу и обратно. 

— Мы жили в Белграде год. И могу сказать, что если у вас есть дети и вы имеете амбиции их всесторонне развивать, то лучшего варианта проживания, чем Нови-Сад, в Сербии не найти. Здесь все ближе и дешевле. И, что важно, в вечернее время в Нови-Саде намного спокойнее, чем в любом другом городе, — утверждает она.

Алена привыкла не только к Нови-Саду, но и к Сербии в целом, и о возвращении в Россию она пока не думает. 

— Первое время было очень сложно адаптироваться. Представьте, вы приехали из Москвы, где был полностью налажен быт, была работа, было понимание, как решать любую возникающую задачу. А здесь все с нуля. Особенно тяжело давался сербский язык. Когда начинала свою тренерскую практику здесь в 2011 году, я сербский язык вообще почти не знала. Как меня тогда понимали мои ученики – до сих пор загадка. Но мне повезло. Родители моих учеников поверили в меня, поддержали, многому научили, в том числе помогли понять менталитет сербских детей, — делится она. 

Сейчас Алена некоторые свои мысли пытается выражать сербскими словами и долго подбирает подходящий русский перевод. Но признается, что русский акцент, наша манера произносить буквы мягко, вероятно, останется с ней навсегда. 

Во время беседы Алене звонит муж. Она отвечает ему то по-русски, то по сербски. 

– Да, у нас мешанина: мы с мужем говорим обычно по-русски, сыну удобнее общаться по-сербски, а дочь использует оба. И сын, и дочь учатся на билингвальном отделении сербской гимназии.

— Я осербилась, наверное, во всем, кроме работы, — признается Алена. – Есть один нюанс, с которым мне сложно смириться.  Это сербская привычка многое откладывать на потом: сербское «полако». Хотя, возможно, это во мне говорит спортивный тренер, которому такой подход к жизни изначально чужд. И, да, здесь другое отношение к спорту. В России у меня тренировки могли пропустить только по 2 причинам – заболел или умер. А здесь более расслабленное отношение к спорту: могут не прийти, потому что у друга день рождения, например. 

Тем не менее более 90% учеников Алены имеют медали. 

— Только 5-10 % учеников, которых я тренировала и тренирую в Сербии, — без медалей, и то эти ученики изначально не относятся соревновательному типу вообще, они занимались фехтованием скорее любительски, — объясняет она.

Кстати, дочь Алены, Соня, второй год подряд является чемпионкой Сербии по фехтованию. 

Дочь Алены Соня фехтует в Париже на международном Paris Marathon

По личным наблюдениям Алены, в последнее время приток русскоязычных в Воеводину действительно увеличился – у нее трое новых учеников из России.

Лина Перфильева

Фото предоставлены автором и героинями

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top