Петар Прерадович — австрийский генерал с сербскими корнями и символ хорватского романтизма

В самом центре Загреба, неподалёку от сербского православного храма, стоит памятник одному из самых известных хорватских поэтов — Петару Прерадовичу.

Petar Preradovic kip Zagreb
Фото: SpeedyGonsales

Стоит памятник на площади, носящей его имя, но среди загребчан она больше известна как Цветочная площадь, из-за расположенных там многочисленных цветочных киосков. И это символично, ведь Прерадович считается самым ярким представителем хорватского романтизма.

Происхождение и ранние годы

Но начать наше повествование о Прерадовиче придётся не с самого романтичного аспекта его биографии, а именно с его происхождения. По сей день хорваты и сербы «делят» Прерадовича между собой. Есть сведения, что род Прерадовичей ведёт своё происхождение из Сербии, а его представители переселились на территорию Австрийской империи только в XVII веке. Известно, что предки поэта на протяжении многих десятилетий занимались военным делом, составив целую офицерскую династию. Они жили и несли свою службу на территории той самой Военной границы, где жили и предки уже известного читателям автора хорватского гимна Йосипа Рунянина. В семье унтер-офицера австрийской армии Ивана Прерадовича, в селе Грабровница неподалёку от хорватского города Беловара 19 марта 1818 г. и родился будущий поэт.

Когда Петару было 10 лет, ушёл из жизни его отец, и заботу о воспитании мальчика взяла на себя армия. Он учился в военной академии в Беловаре, затем стал воспитанником академии в Винер-Нойштадте вблизи Вены. Следует сказать, что нахождение вдали от родных мест сильно повлияло на раннее самосознание Прерадовича. О своих сербских корнях, да и в целом славянском происхождении он забывал чем дальше, тем больше. Первые стихи, которые Прерадович написал во время учёбы, были на немецком языке. Известно, что он был крещён в православии, но в официальных документах, оформленных на него во время обучения, его записали как католика, против чего Прерадович не возражал. Своё образование он завершил в 1838 г. и, уже в чине поручика австрийской армии, был направлен на службу в Милан, который тогда находился в составе Австрийской империи. Казалось бы, перед нами биография типичного австрийского военного, для которого продвижение по служебной лестнице было куда важнее его национального происхождения, родного языка и культуры. И действительно, военная карьера Прерадовича складывалась как нельзя лучше. Забегая вперёд, скажем, что он дослужился до генерала австрийской армии.  Но одно событие в жизни Прерадовича навсегда изменило его судьбу.

Расцвет как литератора

Preradovic Petar
Общественное достояние

В 1840 г. в Милане он познакомился ещё с одним австрийским офицером, хорватом Иваном Кукулевичем-Сакцинским. У него, в отличие от Прерадовича, с национальным самосознанием было как раз всё в порядке — помимо военной службы, Кукулевич-Сакцинский писал стихи и пьесы на хорватском языке, позже возглавил просветительское общество «Матица хорватская», был активным деятелем хорватского национального возрождения, во имя которого занимался и политической деятельностью. Под его влиянием Прерадович вспоминает о своём славянском происхождении, он постепенно всё больше начинает ощущать себя хорватом, интересоваться хорватской культурой, родным языком. Тем более что в 1840-е гг. этому способствовала и общая атмосфера в хорватских землях — на пике находилось иллирийское движение, участники которого боролись за сохранение и процветание хорватского языка и культуры. В 1843 г. Прерадович, находясь на службе в Задаре, пишет первое стихотворение на хорватском языке — «Послание Шпиро Димитровичу» (хорватский военный, политик и деятель иллиризма — прим.авт.). По просьбе задарского журналиста Анте Кузманича, который тогда был редактором журнала «Зора далматинска», в 1844 г. Прерадович пишет патриотическое стихотворение «Заря светит, день настанет» для первого номера журнала. Впоследствии он даже неофициально участвовал в редактировании этого журнала (официально редактором он быть не мог по причине своей службы в армии).

В поэтическом творчестве Прерадовича нашлось место и пресловутому вопросу о его происхождении. Стихотворение «Хорват или серб» с загадочным посвящением «одному приятелю» свидетельствует не только о том, что Прерадовичу за жизнь довелось выслушать немало упрёков в забвении своих сербских корней, но и о том, что он сам прекрасно это знал, однако выбор сделал всё же в пользу хорватской идентичности. Впрочем, Прерадович не считал нужным ввязываться в конфликты по этому поводу.

Ты сердишься, хоть мы и побратимы,
Твердишь, что сербское ношу я имя,
Что сербами прапрадеды все были,
На Косово святую кровь пролили.
А я, их внук, о сербах забываю,
В Хорватии постылой проживаю!
Укор твой, брат, гнетёт меня, однако,
Не будь солдатом, я бы мог заплакать;
Но я прощаю эти обвиненья.
Другие лезли б в драку, без сомненья.
Но если поединок всё же нужен,
Седлай коня, скачи сюда, мой друже.
Мы секундантов по местам расставим
И сердце от мучения избавим…
Оставив память твёрдую, как камень,
Что оба брата были дураками!

Политическая деятельность Прерадовича. Последние годы жизни

Помимо написания стихотворений, Прерадович продолжал и свою военную службу. На рубеже 40-50-х гг. он служил и в Загребе, и в итальянских городах Кремона и Верона, которые в то время также находились под властью Австрийской империи. Довелось ему принять участие и в боевых действиях с Италией в середине 1860-х гг. Заслуги Прерадовича не остались незамеченными на самом высоком уровне. В 1864 г. император Франц Иосиф I удостоил его дворянского титула, на что будущий генерал и поэт откликнулся верноподданническим стихотворением:

Светлая корона, добрый господин!
Как радуюсь я этому дару,
Как ты осчастливливаешь им меня
Я не могу описать словами.
Этот дар приличествует тебе,
Но он больше моих заслуг,
Я склоняюсь перед тобой в порыве благодарности
И я целую твою дарящую руку.
Пока седеет моя голова
И в сердце живут стихи любви,
Они будут звучать, как скрипки,
Слава тебе и благодарность за дар!

Звание генерала было присвоено Прерадовичу вскоре после получения дворянского титула, в 1866 г. Спустя пять лет он даже рассматривался в качестве кандидата на пост хорватского бана (правителя), но к тому времени здоровье его уже было подорвано. В том же 1871 г. Прерадович отправился на лечение в Баварию, потом в Австрию, в город Фарафельд, где и скончался от водянки 18 августа 1872 г. Похоронен он был в том же году в Вене, но в 1879 г. по желанию хорватской общественности его останки перенесли в Загреб, на главное городское кладбище Мирогой.

Petar Preradovic Mirogoj
Фото: SpeedyGonsales

Петар Прерадович был именно тем творцом, чьи заслуги были признаны ещё при его жизни. Во время его загребских похорон вся торговля в городе была прекращена, а тогдашний градоначальник Загреба, писатель Аугуст Шеноа, спел у надгробия Прерадовича написанный им гимн в честь поэта. Уже упоминавшийся памятник Прерадовичу в Загребе был установлен менее чем через 15 лет после его кончины, а его память продолжала увековечиваться в Хорватии на протяжении всех последующих десятилетий, вне зависимости от менявшихся политических режимов. И это самое яркое свидетельство истинного признания таланта бывшего австрийского генерала с сербскими корнями, который вошёл в историю как один из самых знаменитых хорватских поэтов.

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх