fbpx
Now Reading
Окончательное решение сербского вопроса в Черногории?..

Окончательное решение сербского вопроса в Черногории?..

Платон Беседин

Один умный человек сказал: «Язык и вера – только за них и держись». Это я к тому, что люди, исповедующие одну веру и говорящие на одном языке, всегда будут образовывать своего рода единое государство, даже если формально оно находится в ином государстве. Status in statu, как писал Достоевский. И тут, собственно, разговор о главном – о том, что называется идентичностью. Неважно, какой цивилизационный подход вы поддерживаете – Тойнби, Хантингтона или Данилевского, – суть одна: язык, культура, вера являются фундаментальными основами любой цивилизации. 

Однако современное общество – вернее, та матрица, что контролирует его, – больше всего боится именно бунта идентичности. Когда один человек, второй человек и наконец много человек вспомнят, кто они есть на самом деле. Вот тогда матрица может пошатнуться, не в силах сдерживать гнев бунтовщиков. И вера – прежде всего, вера – может стать им в этом великим, главным подспорьем. 

Монастырь Джурджеви-Ступови в городе Беране 28 декабря / Демократический фронт Facebook

Происходящее сегодня в Черногории это в полной мере подтверждает. Иллюстрирует столь ярко, словно мы листаем «Сатанинский вестник» для «оккультно-приходских» школ. Сначала черногорцев убедили в том, что они никакие не сербы, придумав для них новую идентичность. Но её нельзя закончить, оформить, расписать в полной мере до тех пор, пока не будет выдворена из Черногории Сербская Православная Церковь. Поэтому ожидаемо атаковали её.  

Основой данной агрессии стал закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин». Его приняли в парламенте Черногории в ночь с 26 на 27 декабря. Президент страны Мило Джуканович подписал его 28 декабря. Потенциально закон подразумевает полное изгнание Сербской Православной Церкви из страны вместе с отъёмом её собственности. В том числе, могут быть отобраны и знаковые монастыри — Цетинский или Острог. Ясно, что подобная инициатива не могла не вызвать массовых протестов. И они начались по всей стране и за её пределами. Фактически правительство Мило Джукановича втянуло Черногорию в серьёзный социорелигиозный конфликт. 

Митинг в поддержку СПЦ в Белграде 28 декабря / sveosrpskoj.com

Хочется, конечно, сказать, что религия и политика идут отдельно друг от друга. Что одна говорит с человеком как с социальным животным, а другая – как с образом и подобием Божием. В теории так, да. Но вся история человечества, к сожалению, свидетельствует об обратном. Религия, вера становятся мощнейшими политическими инструментами, – и первым это в полной мере реализовал Карл Великий, подчинивший Церковь под свои нужды. 

За десятки веков механизмы влияния не изменились. Население, проживающее на той или иной территории, должно забыть своих предков, отцов, дедов и прадедов, а после  — отречься и от веры, чтобы попасть в яму бездуховности (не в христианском даже понимании, а сугубо в практическом). Люди, лишённые своей веры, – лишённые разными методами (от замены до полного вытеснения, как в Чехии), — остаются в пустоте идей и смыслов, и, собственно, тут им надиктовывается новая программа, согласно которой они должны – без альтернатив – жить. Это тот самый «прекрасный новый мир», о котором писал Хаксли. 

Ситуация в Черногории очевидно напоминают ту, что мы уже наблюдали на Украине. Добились ли раскольники успеха в незалежной? Сомнительно. Они скорее расшатали страну и общество, но не смогли вытравить фундаментальной базы. Будет ли происходить нечто подобное и в Черногории? 

Да, ситуация, с одной стороны, похожа. Но необходимо понимать, что Балканы – это не Украина. Последняя охвачена вооружённым конфликтом, да. Однако Балканский полуостров по сути есть одна горячая точка, не снижающая температуры кипения – скорее, лишь корректирующая её, – много-много лет. Тут, хотя мне могут возразить бойцы украинских добробатов, привыкли в буквальном смысле насмерть стоять за свою кровь, за свою веру. На Балканах до последнего бьются за свою идентичность. Беда в том, что их, этих идентичностей, слишком много – и многие из них ложны. 

Крестный ход в Герцег-Нови 28 декабря / Демократический фронт Facebook

Поэтому, когда епископ Будимлянско-Никшичский Иоанникий (Мичович) заявил, что «будут сформированы местные комитеты по защите церквей, монастырей и святынь Сербской Православной Церкви», то это не просто слова. При определённых раскладах столкновения данных комитетов с захватчиками могут привести к крови. Черногорское правительство сознательно ввергает свою страну в хаос, используя старый, проверенный, но подлый и крайне опасный способ окончательного решения сербского вопроса. Возможно, мы наблюдаем зарождение нового масштабного конфликта на Балканах, который способен изменить сложившиеся и без того весьма шаткие конфигурации. 

Стоит заметить, что Москва по обыкновению может остаться сторонним наблюдателем в данной истории. Возможно, даже столь капитулирующим, как и в 1999 году. Однако может и вспомнить, что защита Православия на Балканах – давняя традиция российского государства. Вспомнить это было бы весьма полезно. Не в военной форме, конечно, а в контексте различного взаимодействия с теми, кто готов стоять не сгибая спины, дабы защитить свою веру от тех, кто по-фарисейски пробует играть с Христом в грязные игры в угоду не менее грязной политике.

Той, что уже стоила Балканам сотни тысяч сломанных судеб и жертв. 

Фото: standard.rs

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top