Фарс вокруг принятия Закона «О свободе вероисповедания», который начался еще в 2015 году, завершится завтра: то, что документ будет принят в парламенте Черногории, известно практически точно. Ключевые пункты этого спорного по своей сути документа призваны обосновать национализацию имущества Сербской православной церкви. Интересно, что с исламской общиной и с католической церковью власти Черногории при этом несколько лет назад подписали отдельные договоры, которые гарантируют неприкосновенность их имущества. 

 «Возрождение» того, чего никогда не было

«Наша задача – возрождение Черногорской православной церкви». Так звучит мантра, которую с лета повторяет Мило Джуканович. В последние дни ноября она вошла и в новую программу правящей Демократической партии социалистов. Не нужно иметь большого ума, чтобы понять, что закон «О свободе вероисповедания» является лишь средством на пути к заявленной цели. Вероятно, это будет первый случай в истории, когда церковь в светском государстве «возрождает» некрещеный атеист Мило Джуканович со своей политической партией. 

Можно было бы много написать и о том, насколько абсурдно заявление о «возрождении Черногорской православной церкви». Приведу лишь один пример. Митрополит Василие Петрович Негош скончался в Санкт-Петербурге в далеком 1766 году. Он похоронен в Александро-Невской лавре, надгробный камень венчает эпитафия: «На семъ Mъстъ погребенъ преосвященный Василiй Петровичъ митрополiтъ Скендеринскiй и Приморскiй Черной Горы и Патрiаршаго Сербскаго Фрона екъзарх».

Даже то, что надгробная плита владыки Василия ясно указывает, что черногорский митрополит одновременно был наместником сербского патриарха, демонстрирует абсурдность и ложность тезиса, что атеист Джуканович что-то «возрождает».

Спорные пункты в законе

Согласно закону, который должен быть принят завтра, церкви, монастыри и другие религиозные объекты, построенные до 1920 года, могут стать государственной собственностью. Основание для этого нашли в законах и актах, действовавших во времена Княжества и Королевства Черногории, по которым государство было обязано материально поддерживать религиозные объекты.

Эта идея абсурдна сама по себе. Значительная часть территории нынешней Черногории, например, регион Которского залива и Будва, никогда не входили в состав черногорского княжества или королевства. Кроме того, земли севернее города Мойковац вошли в состав страны только после Балканских войн, то есть всего за несколько лет до даты, которую обозначили законодатели.

Сфабрикованная история, выдуманная «воскресителем» того, чего никогда не существовало, продвигается теми же инструментами, что на Украине и в Прибалтике. В ней утверждается, что Сербия дважды «оккупировала» Черногорию: во второй раз в 1918 году, а в первый еще в XII веке, когда сербская династия Неманичей на этой территории, помимо «оккупации», насильно распространяла православие. По спорному закону, государство Черногория вправе конфисковать имущество «оккупантов» Неманичей, среди которых монастырь Морача и Петрова церковь в Белом поле. А это — место создания знаменитого Мирославова Евангелия, древнейшего кириллического памятника сербской письменности. Его 116-я страница до октября этого года находилась в Национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. 

Можно много говорить о том, сколько спорных и абсурдных положений несет в себе этот закон, который должен быть принят уже завтра. Отдельно стоит упомянуть пункт, связанный с процедурой переписывания имущества церкви на государство. Чтобы максимально упростить и ускорить этот процесс, прописан порядок. Вместо суда церковное имущество должна будет конфисковывать государственная администрация, а именно управление по работе с недвижимостью.

На первый взгляд кажется, что закон Мило Джуканович планирует использовать для того, чтобы свести счеты с Сербской православной церковью в Черногории. Однако все может быть совсем не так, как кажется на первый взгляд.

Что делал в Черногории Сэм Браунбек?

За свою долгую политическую карьеру Мило Джуканович ясно продемонстрировал, что для него нет ничего святого, что он легко меняет страну, идеологию и даже национальную идентичность. Однако время для принятия закона выбрано странное. Остается не более 10 месяцев до парламентских выборов, а спорный закон не то что не даст правящей партии новых голосов, более того, он может серьезно подкосить и без того шаткий рейтинг. Непонятно, почему политический прагматик Джуканович так спешит принять этот закон?

Не идет ли речь о неком внешнем давлении?

Ровно месяц назад Черногорию посетил человек, который может оказывать влияние на власти страны в вопросах религии. Это Сэм Браунбек, бывший сенатор и губернатор штата Канзас, с 1 февраля 2018 занимающий пост посла США по вопросам международной религиозной свободы. Именно после визита Браунбека закон появился в повестке, прошел все парламентские процедуры и ждет завтрашнего принятия. Стоит напомнить, что первые общественные слушания по этому законопроекту проходили еще в 2015 году, а в июне этого года в последний момент уведомление о запуске парламентской процедуры по этому закону было внезапно отозвано. Что характерно, закон о свободе вероисповедания появился в повестке скупщины Черногории сразу после визита высокопоставленного американского политика. 

aktuelno.me

Не секрет, что лоббистская деятельность Сэма Браунбека в Константинополе сыграла важную роль в прошлогодней эскалации церковного раскола на Украине. Создание хаоса внутри православной церкви – область, хорошо знакомая этому человеку. Взвешенная риторика Браунбека произвела позитивное впечатление и на Митрополита Амфилохия. Наиболее четко посол выразил свою позицию на пресс-конференции в Подгорице: «Нужен диалог, а не просто проталкивание закона», — сказал он.

Однако последующие события, связанные с направлением спорного закона в парламент, показывают, что заявление вполне могло быть проявлением американского внешнеполитического лицемерия. Еще свеж и не забыт случай, когда американцы якобы выступали против введенных Рамушем Харадинаем пошлин на товары из Сербии, но не сделали ничего, чтобы остановить эту меру.

Главный бонус, который США могут получить от принятия закона «О свободе вероисповедания» в Черногории, — это создание прецедента для будущей «власти» самопровозглашенной республики Косово. Чтобы те могли, сославшись на опыт Черногории, принять подобный закон и точно так же захватить Дечанский монастырь, Девич, Грачаницу, Печскую Патриархию, церковь Богородицы Левишки и другие сербские средневековые монастыри на территории Косово и Метохии. С учетом запланированных на весну парламентских выборов в Сербии, этот косовский закон может появиться в разгар предвыборной кампании. Может быть, поэтому в Черногории так спешат с принятием своего.

Давидович – черногорский Иванишвили?

Верующие показали свое отношение к закону на двух больших церковно-народных соборах: 16 июня в Подгорице, перед Собором Христового Воскресения, и 21 декабря в Никшиче, перед церковью Святого Василия Острожского. Несмотря на погоду, в Подгорице на более чем сорокоградусной тропической жаре собралось 15 тысяч человек, а в Никшиче при декабрьском ненастье – почти 20 тысяч. Впрочем, даже эти два мощных события не смогли поколебать намерений черногорской власти.

novosti.rs

Собор в Никшиче имел и неприятную предысторию, которая, к счастью, не привела к трагическим последствиям. В ночь на 11 декабря в белградском отеле «Краун Плаза» Епископ Будимлянско-Никшичский Иоанникий, который созывал собор на 21 декабря, получил легкое ранение во время покушения на известного черногорского бизнесмена Миодрага Даку Давидовича, с которым ужинал тем вечером. Давидовича (который, к слову, является благотворителем Сербской православной церкви и ктитором мемориального музея «Стари Брод», посвященного жертвам усташского геноцида во Второй мировой войне) нападавший ранил из снайперской винтовки в руку. Миодраг Давидович не испугался покушения и спустя 10 дней появился на Соборе в Никшиче. 

Дака Давидович и Патриарх Сербский Ириней

Этот успешный бизнесмен, владелец нескольких компаний, не замешанных в скандалах и разборках, уже несколько лет живет в Белграде. Он также известен как серьезный противник черногорского режима. Ожидалось, что в 2017 году он возглавит список от оппозиции на местных выборах в Никшиче и с большой вероятностью победит. Однако оппозиция при неясных обстоятельствах в последний момент вообще отказалась участвовать в гонке. Позднее в нескольких телевизионных интервью Давидович раскрыл свои политические амбиции в Черногории.

Исполнители покушения на Давидовича и ныне не привлечены к ответственности, а почти полное отсутствие следов, сожженное оружие и автомобиль, на котором они скрылись, указывают на серьезную организацию. Было бы неудивительно, если бы несостоявшееся покушение было связано с политическими планами Давидовича, а именно с его поддержкой в организации церковного собора в Никшиче.

Какую угрозу может представлять цельная личность с серьезной репутацией для диктатуры, власть которой держится на симбиозе с криминалом и на поддержке Запада, продемонстрировал случай Михаила Саакашвили. Целое десятилетие казалось, что грузинской диктатор Саакашвили недостижим для политических конкурентов, пока на парламентских выборах в 2012 году его политическому движению не перешла дорогу партия во главе с успешным предпринимателем Биджином Иванишвили. С тех пор и по настоящее время Грузией полноценно управляет партия Иванишвили «Грузинская мечта», а бывший диктатор Саакавшвили годами скрывается от обвинений в создании криминальной организации во время президентского мандата. 

Быть может, и для Черногории пришло время серьезного, храброго, настоящего человека, который сделал имя вне политики. Правда, на следующий день после собора в Никшиче Миодраг Давидович не  особо проявил себя на телевизионных дебатах. Однако неловкость в начале пути ничего не означает, начинать всегда тяжело.

Амфилохий ошибся и в третий раз?

sputnik.rs

В Черногории многих удивил призыв Митрополита Афмлохия к депутатам от оппозиции. Он предложил им завтра, когда начнется дискуссия и голосование по закону, покинуть парламент. При этом атмосфера в Скупщине в последние дни была накалена до предела. В оппозиционном Демократическом фронте даже прямо заявляли, что любой ценой не допустят, чтобы голосование состоялось.

В случае бойкота со стороны оппозиционных депутатов по просьбе митрополита Амфилохия вероятный гражданский протест теряет всякий смысл с учетом того, что православная церковь не зовет завтра граждан на новое массовое собрание.

Митрополит Амфилохий – личность, имя которой вписано в историю сербского народа золотыми буквами благодаря его подвигу в Косово и Метохии в 1999 году, после вывода сербской армии и полиции.

Однако в 1996 году он поддержал протесты оппозиционной коалиции в Белграде, которую возглавляли Вук Драшкович, Зоран Джинджич и Весна Пешич. Через год, осенью 1997-го, митрополит Амфилохий прямо поддержал Мило Джукановича, который посредством махинаций на выборах одержал победу над ныне покойным Момиром Булатовичем.

Православным верующим в Черногории остается надеяться, что отказом от дальнейшего сопротивления принятию закона о свободе вероисповедания Митрополит Амфилохий не совершил третью серьезную ошибку.

Обложка: Beogradski glas