Лидер бошняков Сербии: «Национализм — это путь в никуда»

Лидер боснийских мусульман Сербии, глава Партии правды и примирения Муамер Зукорлич дал развернутое интервью порталу «Балканист», в котором рассказал о политической программе партии и представил собственную точку зрения на решение актуальных региональных вопросов.

Партия правды и примирения на минувших парламентских выборах получила  четыре кресла в парламенте Сербии. Муамер Зукорлич признает, что для влияния на политические решения этого мало, однако, по мнению политика, и четырех мандатов может быть достаточно для того, чтобы сгладить напряжение в вопросах межэтнических отношений в регионе. 

— Мы считаем, что события прошлого столетия ясно показывают необходимость примирения — на всех уровнях и во всех направлениях. Это касается и настроений народов, населяющих Балканы, но особенно это важно в плане межэтнических отношений. У наших наций куда больше исходных данных для сближения, нежели причин для конфликтов. История развивалась так, что наши народы меняли место проживания, перемешивались. К сожалению, это провоцировало конфликты, а не способствовало сближению. Национализм стал использоваться для утверждения собственной идентичности. 

Мы считаем иначе: надо начать устанавливать близкие связи, для которых есть все основания — этнические, культурологические, соседские. Наша партия, в первую очередь, представляет бошняцкий народ. К сожалению, война в Боснии и Герцеговине оставила незажившие раны, и для нас, бошняков, которые живут в Сербии, это особого рода вызов: идея примирения для нас особенно важна. Мы намерены развивать тему примирения, которая в принципе не привлекательна. В первую очередь, мы хотим вынести ее на обсуждение и сделать так, чтобы о ней заговорили. Сейчас мы находимся на этапе популяризации идеи, а это невозможно без участия в политическом дискурсе, который задает настроение в обществе. 

Тридцать лет назад разговоры привели к войне, конфликтам, изгнаниям. Слово стало ядом, а слово — это подготовка сознания к действиям. На том перекрёстке, где мы свернули не туда, настало время выбрать другое направление. Даже выступая в парламенте, дискутируя, мы тщательно подбираем слова, не желая обидеть своих политических противников. Это наша основа и методология. Важно, чтобы политики начали говорить о необходимости примирения, — говорит мусульманский лидер. 

Zukorlic 002

Для того, чтобы укрепить собственные позиции, Партия правды и примирения подписала соглашение с Сербской прогрессивной партией лидера страны Александра Вучича. 

— Мы подписали с правящей Сербской прогрессивной партией договор о коалиции. Его положения утверждают сохранение и развитие отношений сербского и бошняцкого народов. С нашей стороны это первое подобное соглашение, которое подписано с правящей партией. Я рассматриваю его как большой шаг к стабилизации отношений, — говорит Муамер Зукорлич. 

К слову, и президент Сербии неоднократно высказывался за налаживание диалога между народами, живущими в Сербии. В частности, он выступает за то, чтобы партии, защищающие интересы национальных меньшинств, были шире представлены в парламенте. 

Муамер Зукорлич объясняет причины, по которым ранее бошняки и сербы не могли прийти к согласию. 

— Первая ключевая вещь, которая угрожала нашим отношениям, это межэтническое отрицание. Риторика тех лет звучала так: «Вы не существуете, ваш язык — выдуманный, а мы существуем, ваши предки говорили на нашем языке». Мы считаем такой подход неприемлемым. Пусть каждый будет тем, кем хочет. Как относиться к этому — с пониманием или без — проистекает из культуры каждого человека. Национализм — это примитивно, это низший уровень сознания. Из того, что вы получили, не прилагая усилий, что дано вам просто так, по праву рождения, вы пытаетесь сделать ценность, объявить неким достижением, еще и судите по нему других! Нет никакой заслуги в том, чтобы родиться сербом, бошняком, русским или албанцем. Мы говорим об этом, потому что считаем это шагом к взаимному уважению. И подбирать правильные слова в межконфессиональной, межнациональной коммуникации крайне важно. Я, конечно, реально смотрю на вещи, но точно знаю, что дорога к благополучному будущему не предполагает ничего, кроме примирения. Любой другой путь ведёт в пропасть. Войны уже показали, что победителей в них нет. Нет тех, кто может сказать, что он после войны стал жить лучше. Все понесли те или иные потери, кто-то больше, кто-то меньше. Тысячи погибших, миллионы беженцев. Вот и на примере бошняков и сербов мы видим, что все равно мы все живём вместе — и в Боснии, и здесь, в Сербии. Нам нужно открыть чистую страницу и начать писать нашу общую историю бережно, сделав выводы, усвоив уроки, — а не копать могилы, утверждаясь в своём самосознании. Это все равно, что у вас лицо на затылке, и вы все время смотрите назад. К сожалению, в нашем регионе такое все ещё имеет место. Социализм создал огромную духовную пустыню, и вместо того, чтобы заполнять свою внутреннюю пустоту, мы обвиняем других в наших общих бедах, — уверен лидер Партии правды и примирения.

Zukorlic 003

В 2012 году, будучи главным муфтием исламского сообщества Сербии, Муамер Зукорлич принимал участие в президентских выборах и набрал 54 492 голоса, что составило 1,39%. Следующие выборы президента пройдут в Сербии весной 2022 года, но политик считает преждевременным заявлять о своём участии. 

— Я считаю, что пока рано говорить о президентских выборах. На прошлых я добился отличных результатов, учитывая то, что на тот момент возглавлял мусульманское сообщество. Среди тех, кто меня поддержал тогда, было около 20 тыс. сербов, что дало мне повод к размышлениям по поводу идеи примирения. Я, будучи в головном уборе муфтия, получил столько голосов православных, не обладая при этом никакой партийной инфраструктурой! У меня не было даже наблюдателей! Тогда я понял, что в нашем обществе есть много здравомыслящих добрых людей, — делится лидер мусульман Сербии. 

Он объясняет, почему решил променять религиозную деятельность на политическую.

— Мусульмане на Балканах неоднородны. К примеру, есть Сулейман Углянин —  глава Партии демократического действия Санджака. Мы с ним придерживаемся диаметрально противоположных взглядов. Партия правды и примирения ведёт более сбалансированную политику. Да, мы боремся за наш народ, но ни в коем случае не за счёт ущемления прав других. Наша политика мудрая, его — примитивная. Его партия так и плывёт по инерции 90-х, когда оказались первой бошняцкой партией, а люди возлагали на них большие надежды. Сегодня эти мусульмане разочарованы. Партия Углянина сохранила  власть лишь в муниципалитете Тутин, и я рассчитываю, что мы их победим. Бошняки долгое время были заложниками политики Сулеймана Углянина и Расима Ляича — лидера Социал-демократической партии Сербии. Они представляли две стороны экстремистской политики: одна — примитивистская, вторая — услужливая. Они устраивали разборки между собой, деля власть. Оба боролись за свои личные интересы, поступаясь интересами нашего народа. Углянин — националист, а национализм всегда приносил больше вреда, чем пользы. В общем, я занялся политикой потому, что не мог больше смотреть на то, что они делают с нашим народом. Я хотел показать, что есть другой путь. Можно быть мусульманином и бошняком, защищать свои интересы, но не разрушая отношений с сербами. Моя политика — это политика «И — И» — политика интеграции, а не взаимоисключения. Раньше в Санджаке (регионе компактного проживания мусульман, который исторически включает в себя не только Рашский округ Сербии, но и часть Черногории — прим. К.Л.) считали, что, если сербы что-то получили, значит, бошняки в проигрыше, — и наоборот. Мы первыми подняли знамя примирения. В Сербии хватит места всем: и сербам, и бошнякам. Наша программа — за бошняков, но не в ущерб интересам сербского народа. Да, в истории отношений сербского и бошняцкого народов, Белграда и Санджака, было много печальных страниц, но я не желаю разрушать государство, в котором живу. Я рассматриваю его как наш общий дом, и, если сжечь одну квартиру, сгорит целое здание. Все, что мне не нравится в нашем общем доме, я буду пытаться исправлять мирно, путем переговоров и проявляя уважение по отношению ко всем жителям нашей страны, — заявил Муамер Зукорлич. 

Исламское сообщество Сербии проживает, в основном, на юге страны — в Рашской области. Город Нови-Пазар является своеобразной мусульманской «столицей» Сербии. Впрочем, стоит отметить, что в этом регионе этническая картина неоднородна, и мусульмане-бошняки живут бок о бок с православными сербами относительно мирно. 

Подробнее: «Страшно далеки они от народа»: сепаратизм санджакских политиков

Однако градус напряженности повышается по мере приближения к границе с Косово. Чувствуется, что там население придерживается более радикальных взглядов. Возможно, все дело в том, что юг Сербии населен не бошняками, а албанцами. Скажем, уже в городе Прешево, который находится на территории Сербии, нет даже вывесок на сербском языке. 

Читайте также: Приоткрытый ящик Пандоры: что Сербии делать с «Прешевской долиной»?

Муамер Зукорлич считает, что среди албанского народа, населяющего юг Сербии и Косово, пока нет политиков, подобных главам Татарстана, Дагестана, Чечни, которые наладили коммуникацию с центром — Москвой. Косовские албанцы, увы, пока не обладают таким уровнем политической культуры, чтобы установить мирные отношения с Белградом на благо народов, населяющих территорию Косово и Метохии. 

— Я полагаю, что время подобного рода политиков ещё не настало. Косово — это особенно чувствительная тема. Эмоции обеих сторон ещё слишком свежи. Если бы в сербском и албанском корпусе появились политики типа меня, они бы не получили поддержки среди народа. Даже меня в свое время отговаривали менять название и курс партии, так как это могло обернуться потерей голосов от нацменьшинств, которые не могут быть замещены голосами «универсальными». Но я счастлив, что я рискнул! Я верю, что эта идея может оказаться успешной. Думаю, что люди оценили мою искренность и поверили мне. Представители бошняцкого народа не отвернулись от меня. Но я все же исключение, как ни крути. Я — единственный священнослужитель за последние сто лет, который стал относительно успешным политиком. В нашем народе других таких не существует. Попытки были, но они не увенчались успехом. Я на собственном опыте убедился, как трудно бороться за универсальные ценности, ведь националистическая риторика приносит больше очков, и их легче заработать. Поэтому потребуется время, чтобы такой политик появился у косовских албанцев и у сербов и чтобы за них проголосовали избиратели Косово, — уверен Муамер Зукорлич.

Zukorlic 005

Он полагает, что Сербия должна твёрдо придерживаться курса на поиск компромисса с Приштиной, что положило бы конец косовской проблеме. 

— Что касается решения косовского вопроса, я очень осторожно высказываюсь на эту тему. Это сербско-албанская проблема, которая имеет глубокие корни и существует очень долго. Вмешательство третьей стороны было бы неосторожным поступком, потому что это может негативно отразиться и на бошняках, живущих на территории Косово. Я часто навещаю этих людей в Призрене и других городах. У нас в Санджаке с одной стороны соседи-сербы, с другой — албанцы. Мы не хотим проблем ни с той, ни с другой. Косовский вопрос сегодня достиг кульминации, пора делать выбор: замороженный конфликт или какое-либо решение. Наша партия считает, что косовскую проблему необходимо решать с помощью диалога, а решение должно быть посередине, и с ним должны согласиться обе стороны. Два года назад я считал, что концепция «двух Германий» может стать если не  окончательным, то хотя бы временным решением. 

За последние тридцать лет в проблему Косово вложено столько эмоций, что даже те политики, которые готовы к переменам, не рискуют менять риторику, так как сразу лишатся голосов. Однако я хочу предостеречь о риске другого рода. Как вы думаете, что есть выход для Косово? Отдельные западные страны признали его суверенитет, и таковых солидное число. Для Косово важно получить кресло в ООН. Для Приштины даже признание со стороны Сербии значит не столь много, как место в ООН. Сербия с Россией им мешают. И какая может быть альтернатива у косовских албанцев?

Я напомню, что ранее Китай имел проблемы со вступлением в Совет Безопасности ООН! Пекин тогда договорился с Тираной (возможно, использовав коммунистический режим как повод к сближению), и Албания представляла Китай в ООН. Китайские корабли по всему миру ходили под албанскими флагами. И некоторым  политикам в частных беседах я говорил о том, что, если вы избежите признания Косово, вы толкнете его в албанские объятия. У Приштины просто не будет иного выхода. Причём им необязательно объединяться: достаточно двустороннего соглашения о том, что Албания готова представлять Косово в Совете Безопасности ООН. Приштина таким образом реализует все свои права через Тирану. А Сербию, вместе с тем, серьезно беспокоит великоалбанская идея. Поэтому в интересах Белграда найти решение, компромисс. Сербия тратит на Косово очень много энергии и огромные деньги. Эта проблема — просто препятствие на пути развития страны. Однако все понимают, что выпутаться из неё не так-то просто. Но любое решение лучше, чем вообще никакого. Изменение границ — очень сложная тема для любой страны, но особенно для балканской. Любая перекройка здесь вызовет «распечатывание» всего региона. Слишком велик риск последствий для всего полуострова. 

Zukorlic 006

Комментируя открытие диппредставительства Косово в Иерусалиме, Муамер Зукорлич уверен, что приштинские власти взвесили все риски и понадеялись на выигрыш. 

— Иерусалим — это очень деликатный вопрос для всего мира. Это святыня, которая дорога в равной степени и мусульманам, и христианам. Мне жаль, что Иерусалим превратился в локальную политическую проблему. Это должна была быть столица трех религий, — но это лишь моя мечта. Мы, мусульмане, которые живут среди неисламского большинства, эмоционально воспринимаем все события, которые происходят с братьями по вере по всему земному шару. Тем не менее мы видим, что в исламском мире происходят некоторые изменения. Некоторые страны Ближнего Востока установили с Израилем добрые отношения, что свидетельствует о переменах. Вероятно, палестинцы со своей стороны смотрят на ситуацию не менее эмоционально, но мы же все понимаем, что политические решения вызваны, прежде всего, прагматичными интересами. Очевидно, что в Вашингтоне приштинские власти взвесили, что они получат и чего лишатся, — полагает лидер Партии правды и примирения.

Напомним, что принципиальная договорённость об установлении дипломатических отношений между Израилем и Косово была достигнута при посредничестве предыдущего президента США Дональда Трампа в начале сентября 2020 года в рамках Вашингтонских переговоров Белграда и Приштины. 

Муамер Зукорлич полагает, что мирное сосуществование разных народов в одном государстве возможно. Более того, он считает, что именно мультикультурное, интернациональное сообщество способно принести пользу всему государству. 

— Я считаю, что именно в мультикультурной среде есть все возможности для развития. Посмотрите, какие великолепные произведения создавали ваши русские писатели и поэты, познакомившись с исламской культурой. Поэтому, если бы я выбирал, жить ли мне в чисто мусульманском обществе или в обществе разных культур, я бы выбрал, несомненно, второе. Культурный обмен — это смысл и причина развития, и именно соединение разного ведёт к прогрессу. Если сажать  растения далеко друг от друга, они не будут переопыляться и приносить урожай. Им нужна не только своя пыльца, но и пыльца других цветов. В противном случае они останутся бесплодными. Точно так же с народами. Вести националистическую  политику намного легче, но она низводит гражданское общество на уровень стада. Я ненавижу национализм, и я никогда бы не допустил, чтобы мой народ заразился этой идеей и оскудел душой и умом. Ненависть разрушительна, она ведёт в тупик, — заключает Муамер Зукорлич.

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх