fbpx
Now Reading
«Страшно далеки они от народа»: сепаратизм санджакских политиков

«Страшно далеки они от народа»: сепаратизм санджакских политиков

Катарина Лане
+38
View Gallery

В последнее время в Рашской области Сербии отдельные представители националистических движений мусульманской части населения снова заговорили об отделении Санджака — исторического региона, который включает в себя не только Рашский округ, но и часть Черногории. Как на это смотрят обычные люди, православные сербы и бошняки-мусульмане, читайте в нашем репортаже. 

Нови-Пазар начинается внезапно, резко и шумно вовлекая в свою галдящую орбиту. Жизнь в городе кипит, выплескиваясь через край: бесконечен поток автомобилей, машины пробираются по узким, залитым солнцем улочкам, водители машут руками. Сербская речь кругом с небольшим своеобразным акцентом. Закутанные в разноцветные хиджабы женщины, опустив подведённые глаза, спешат по своим делам. Мусульманки смело сочетают платья в пол и кроссовки. Среди горожанок выделяются те, кто демонстрирует напоказ свою религиозность. В жару они носят перчатки и паранджу, похожую на плащ-палатку с прорезью для глаз. Впрочем, на тех, кто одет в облегающие джинсы или супер-короткие шорты, никто осуждающе не смотрит. 

В центре продают свежий рахат-лукум, варят крепчайший турецкий кофе на углях, пекут воздушный хлеб: Нови-Пазар хлебосольный и щедрый город. Мужчины сидят в кафе, пьют газировку или кофе. Алкоголь в большинстве заведений запрещён к продаже. На центральной улице  развеваются флаги партии Демократического действия Санджака (СДА). Ее лидер Сулейман Углянин выступает за отделение Санджака от Сербии. Партия обклеила весь город плакатами, призывающими переименовать улицы Нови-Пазара в честь санджакского нациста времен Второй мировой Ачифа-эфендии Хаджиахметовича, президента Боснии и Герцеговины Алии Изетбеговича и других «героев» недавних балканских событий. 

— Что думаете об этом? — спрашиваю высокого загорелого мужчину, проходящего мимо. 

Тот машет рукой.

— Не обращайте внимания, Сулейман Углянин раньше был министром, потом лишился власти, теперь не знает, что ещё придумать, чтобы привлечь к себе внимание и вернуть влияние, — говорит прохожий.

Он снимает солнечные очки и рассказывает: 

— Понимаете, эти политические игры народ не поддерживает, у Углянина все меньше и меньше сторонников. Поэтому его идеи становятся все более радикальными.

Интересуюсь, как здесь уживаются сербы с бошняками, православные с мусульманами. Он в ответ смеётся.

— Ох уж эти СМИ, рассказывают про нас небылицы. Да у нас тут ни одного инцидента не было: мы — мирные люди, живем дружно! Не верьте слухам, все у нас хорошо!

Машет на прощание рукой и улыбается:

— Добро пожаловать в Нови-Пазар! Желаю приятно провести здесь время!

В витрине опрятного, пахнущего лавандой сувенирного магазина вывешены футболки с надписями «Санджак». 

Спрашиваю у продавщицы: 

— Что такое Санджак?

Она объясняет, что это всего лишь турецкое название региона Сербии. 

— Слышала, что политики предлагают отделиться Санджаку, — говорю ей. 

Она упаковывает подарок и смеётся: 

— Не слушайте вы их, не хотим мы отделяться. 

На площади напротив мэрии огромное белокаменное здание Исламского Института. Обучение здесь стоит 250 евро за семестр. В фонтане рядом плещутся цыганские дети. На щите прикреплены объявления о похоронах, которые красноречиво свидетельствуют о соотношении числа православных и мусульман, живущих в Нови-Пазаре. 

Согласно переписи населения 2011 года, в городе живет 66 527 жителей, из которых 82% мусульмане и только 15 % православных. В центре города стоит православная церковь святого Николая, поодаль высится мечеть. 

По узким извилистым улочкам идём к дому сербки Юлианы Янкович. То тут, то там попадаются кафе, у дверей которых стоят ящики с пивом. Это уже сербские заведения, здесь можно выпить алкоголь. Юлиана рассказывает, что в разговорах с коллегами или знакомыми тему религии и национальности сербы деликатно избегают.

— Бошнякам неприятно слышать, что они на самом деле по происхождению сербы, принявшие ислам, чтобы спастись от турков. Поэтому мы об этом не говорим. Мы в добрых отношениях. Они поздравляют нас с нашими праздниками, а если кто-то умер, то всегда придут, предложат помощь, выразят сочувствие. 

Юлиана рассказывает, что большинство мусульман женятся на «своих», но есть и смешанные браки, которые старшее поколение не одобряет. 

— Наша знакомая мусульманка вышла замуж за серба и уехала в Белград. Так отец с ней перестал общаться. 

Но в целом, рассказывает Юлиана, легче увидеть ссору серба с сербом или бошняка с бошняком, чем между сербом и бошняком.

По узкой дороге поднимаемся к Петровой церкви, которая была построена в IX веке. Вокруг церкви — старинные каменные надгробия с сербскими именами, свидетельства того, как давно на этой земле живут сербы. 

Недалеко от церкви, в горах расположен монастырь XII века Джурджевы Ступови. Он посвящён святому великомученику Георгию и находится под охраной ЮНЕСКО. По извилистым трещинам в стенах можно определить границы между старинными камнями и поздней надстройкой. Синие фрески кое-где пестрят надписями в духе «Здесь был Вася» из времен коммунизма, когда монастырь находился  в руинах. Реставрировать его начали в 1960 году.

Экскурсоводом здесь работает студент Стефан, который на днях собирается в Москву к русской возлюбленной Ане. Он рассказывает, что в монастырь приезжает очень много российских паломников. 

— Русским вообще здесь очень нравится, пазарцы гостеприимны, даже иногда слишком, обожают принимать гостей, угощают по высшему разряду. С мусульманами мы живём дружно, никаких между собой конфликтов у нас нет. В школе учимся все вместе, правда, я с ними на тему ислама разговаривать не могу, у меня, православного верующего, на этот счёт своё мнение, которое никому из них не нравится, поэтому я его держу при себе, — сообщает Стефан. 

Он говорит, что ислам в последнее время стал занимать агрессивную позицию в обществе. 

— Современные мусульмане в Нови-Пазаре хотят быть большими мусульманами, чем саудовские арабы. Я даже слышал, что исламские организации платят деньги за то, чтобы девушки носили хиджабы, — делится Стефан. 

— Да, они не пьют алкоголь, но это потому, что они не знают меры, поэтому и запретили его совсем. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы у людей был выбор: выпить стакан пива или газировки. У них такого выбора нет, потому что они не остановятся на одном стакане, — рассказывает он и извиняется: приехала группа туристов из России. Стефан уходит показывать им церковь. 

На Радио-Телевидении Нови-Пазара готовят вечерний выпуск. Коллектив тут смешанный: сербы и бошняки работают вместе, суматоха перед эфиром такая же, как во всех телекомпаниях мира. Зоран Максимович, ведущий телеканала, готовит новость о расклеенных Партией Демократического действия Санджака плакатах с призывами переименовать улицы Нови-Пазара. 

Не отрываясь от клавиатуры, он говорит: 

— Эта партия постоянно устраивает скандалы разного рода: заявления делает, то инициативы выдвигает. Хотят власти, а ее нет. Народ их не поддерживает. 

На телекомпании встречаемся с бывшим журналистом, а ныне — директором школы Элмиром Хабибовичем. 

— Пойдём, угощу тебя настоящим пазарским кофе. Для нас пить кофе — значит проводить время, общаясь с друзьями, — зовет он. 

Пазарский кофе оказался очень хорош. Элмир рассказывает, что сербские СМИ создают о бошняках неверное представление. 

— Мы недавно реализовали проект, в котором дети из Нови-Пазара жили в семьях у детей из Крагуевца и наоборот. Сербы не хотели отпускать к нам своих детей! “Там ваххабиты с ножами, афганские душманы”, — говорили они. Наши тоже своих детей к сербам с трудом отпустили. А после того, как школьники съездили, увидели, кто как живет, пообщались и подружились, мы их в конце три часа не могли в автобусы загнать: они обнимались друг с другом, плакали и не хотели расставаться! — смеётся он. 

Элмир считает, что необходимо именно таким образом учить людей с детства жить в согласии друг с другом. Он рассказывает, что с момента основания города (а это произошло 558 лет назад) мусульмане и православные всегда жили здесь вместе. 

— Возможность жить в мультикультурной и мультирелигиозной среде, учиться у своих соотечественников — это богатство. Понимаете, мы выросли в Югославии и все ещё делим людей не по национальному и религиозному признаку, а по принципу “хороший-плохой”, — рассказывает Элмир. 

— Мы в детстве спрашивали родителей, почему мы не красим яйца на Пасху. А наши друзья-сербы спрашивали у своих, почему они не ходят в мечеть во время Байрама. У меня в соседях жила сербка из Шумадии, она была замужем за мусульманином. Другие соседи были из Косово, православные сербка и черногорец. С другой стороны дома жили мусульмане. Мы уважали обычаи и традиции друг друга, на праздники ходили друг к другу в гости, — вспоминает Элмир. 

Говоря о том, как обстоят дела сейчас, он признает, что 90-е годы и происходящие тогда события «разбудили в людях демонов». До сих пор находятся политики, которые во имя собственных интересов подогревают национализм, шовинизм и сепаратистские настроения. Комментируя идею отделения Санджака от Сербии, Элмир усмехается. 

— Меня лично интересует уровень жизни. А здесь он достаточно низок. В этом регионе нет аэропорта, нет автобана, нет железной дороги, а это сильно бы помогло развитию области. Это достаточно бедный район, живущий за счет Сербии,  и смешно говорить о какой-то его самостоятельности. Но, к сожалению, эта идея используется политиками в их собственных националистических интересах, — считает Элмир. 

Он говорит о том, что необходимо развивать эту область, потому что стабильность в ней важна для всего региона. 

— Развитая инфраструктура открыла бы этот край миру, а за этим могли бы последовать инвестиции. Ведь когда люди живут в достатке, их не волнуют политические вопросы, — заключает он. 

Тем временем на Нови-Пазар опустился вечер, но город все не унимался. Будничную дневную спешку сменил вечерний променад, улицы заполнил гомон и  смех, из кофеен поплыл кальянный дым. О том, что мы находимся в Сербии, а не в Казани или Уфе, напоминали только никому не интересные националистические плакаты о переименовании улиц.

Катарина Лане
Фото Дмитрия Лане

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top