fbpx
Now Reading
Приоткрытый ящик Пандоры: что Сербии делать с «Прешевской долиной»?

Приоткрытый ящик Пандоры: что Сербии делать с «Прешевской долиной»?

Власти так называемого суверенного «государства» Косово, с попустительства западных стран и благодаря своей безнаказанности, каждый день бросают Сербии новые вызовы. Так, «президент» Косово Хашим Тачи накануне встречи в Париже заявил, что самопровозглашенная республика, помимо признания, требует от Сербии «Прешевскую долину». Что это за территория и возможен ли ее обмен, читайте в материале Дмитрия Лане. 

«Прешевская долина» — это не географическое понятие, хотя три общины — Прешево, Буяновац и Медведжа, которые подразумевают под этим термином, действительно расположены вдоль Чёрных гор на границе Сербии, Косово и Северной Македонии. Политический термин «Прешевская долина» означает южные окраины Сербии, где превалирует албанское население.

Сколько албанцев живет в Прешево, Буяноваце и Медведже, точно не известно, так как они раз за разом бойкотируют перепись населения. В 2011 году, к примеру, причиной для этого стало якобы то, что перепись проводится на сербском языке и не охватывает тех, кто уехал отсюда в последние годы. 

Зоран Станкович, председатель координационного совета по делам Прешево, Буяноваца и Медведжи, утверждает, что последняя перепись, результатам которой можно было доверять, была проведена в 2015 году под наблюдением международных организаций. Её данные свидетельствуют о том, что в Буяноваце живёт 20 735 албанцев и 12 989 сербов, в Прешево — 27 035 албанцев и 2 294 сербов, в Медведже — около 7 000 человек, большинство их которых составляют сербы.

Светислав Величкович, председатель гражданского объединения «Комитет по правам человека», считает, что албанцы бойкотируют перепись потому, что хотят скрыть, сколько на самом деле их там проживает.

«По нашей информации, в Буяноваце живёт менее 12 000 албанцев, что в два раза меньше, чем утверждает перепись 2002 года, — рассказывает Светислав Величкович. В этом крае он отстаивает использование кириллицы, исчезнувшей с улиц городов и из документов. — На мои письма на кириллице никто не отвечает. Они нарушают конституцию, которая десятым пунктом даёт кириллице статус государственного языка!».

Действительно, Прешево, центральный город «долины», пестрит вывесками на албанском языке. Все, от мала до велика, говорят по-албански. По улицам ходят женщины в хиджабах, опрятные бородатые мужчины в тюбетейках сидят по кафе. Весь центр города абсолютно албанский. Сербы ранее жили в районе железнодорожного вокзала, но сейчас там запустение, и все больше албанцев строят дома в этом месте. 

Смотритель железнодорожного вокзала в Прешево Мики (Каракан) Петкович рассказывает, что хотя средь бела дня этнических столкновений почти не бывает, сильное давление на сербов со стороны албанцев чувствуется каждый день. 

«Нас раньше было больше половины от всего населения. А сейчас в городе и одного процента сербов не соберешь. Я пошёл бурек покупать, а мне албанка-продавщица не продаёт: проси по-албански, говорит! Вы с нами тут живете, должны учить наш язык!», — возмущен Мики Петкович.

Он рассказывает, как местные албанцы, не стесняясь, выгоняют сербов из «своих», по их мнению, владений: «Поехал на рыбалку на озеро Ораовица, а они там памятник своим героям поставили и прогнали меня. Тебе нечего, говорят, тут делать! У меня албанец знакомый раньше говорил: звони мне, если кто привяжется. А сейчас говорит: даже не звони мне! Если что, не вздумай говорить, что мы с тобой знакомы, сразу беги!».

Центр города Прешево, в отличие от ведущих к нему узких, заваленных мусором улиц, отремонтирован и чист. Напротив мэрии нарисован огромный флаг Евросоюза. Рядом с мэрией огромная мечеть. Спрашиваем, где находится церковь. Бородатый мужчина, с трудом подбирая слова на сербском (или делая вид, что подбирает), объясняет куда ехать. Голос муэдзина долетает до православной церкви. Она оплетена колючей проволокой и спрятана в лесу, на выезде из города.

Матушка Сладжана рассказывает, что на службу приходит от силы десять православных верующих, в городе нет ни одной сербской пекарни и даже дети сербов и албанцев учатся в разных школах. 

Единственное, что объединяет два народа в этом месте, — полное отсутствие перспективы. В крае нет ни одной фабрики, процветает лишь преступность и криминал. Прешево регулярно всплывает в полицейских сводках в связи с оборотом наркотиков и незаконной миграцией. Вот и сейчас район патрулируется силами полицейского спецназа, который пытается остановить очередную волну миграции с Ближнего Востока. 

Тем не менее для Сербии Прешевская долина, этот неустроенный и бедный район, — стратегическая земля, считает политолог Милияна Балетич.

«Она важна Сербии в военно-стратегическом смысле: для контроля всей Вардарской долины. Кроме того, для сербов имеет значение и психологический фактор: албанцы, которые оккупировали Косово и Метохию, «выплеснувшись» со своей родины, хотят, откусив палец, оттяпать всю руку. Косово и Метохия — не предел их намерений относительно сербских земель», — говорит эксперт.

Местных жителей такой расклад не устраивает. Милош Митич, геодезист, работающий в церкви святого Дмитрия в Прешево, считает, что албанские власти Косово требуют невозможного. 

«А куда мы денемся? Это же не личные вещи, которые ты «забрал-отдал». Тут люди живут. Сами албанцы на самом деле сомневаются, хорошая ли это идея, потому что они прекрасно знают, что за организованная преступная группировка управляет Косово. Там криминал, наркоторговля, поэтому им самим безопаснее и удобнее жить в Сербии. Им так выгоднее», — считает он.

Политолог Милияна Балетич уверена, что косовский вопрос и связанная с ним проблема южных окраин Сербии должны решаться в рамках Совета Безопасности ООН, где у Сербии была бы поддержка России и Китая. Более того, Милияна Балетич считает, что Белград должен вести диалог не с Приштиной, а с Тираной. Ещё в 2013 году политолог предложила свой вариант договора с албанцами

«Реципроцитет, или принцип взаимности («ты — мне, я — тебе»), подразумевает, что обе стороны одинаково получают и теряют. Сербы могут отдать часть Косово и Метохии албанскому народу (который спланированно захватил святую сербскую землю) только на условиях получения адекватной замены, например, выхода к морю. То есть города Шкодер», — считает она. 

Милияна Балетич создала карту раздела территории. По ее версии, Сербия оставила бы себе косовские святыни: Печскую Патриархию, монастыри Високи Дечани и Грачаницу, церковь Богородицы Левишки, города Призрен и Косово-Поле. Земли к югу, юго-востоку и северо-востоку от этой линии (вместе с Приштиной и Подуево) могли бы отойти албанцам. А те взамен отдали бы сербам часть юго-западной и северо-западной территории вместе с западной частью Адриатического моря. Эта полученная в результате обмена территория присоединилась бы к Сербии.

Шкодер, который находится в 20 км от берега Адриатики, многие сербские историки считают одним из важнейших городов Сербии VII века, основанных византийским царем Константином Багрянородным. Писатель Деян Лучич считает, что сербы не только вправе — они должны требовать Шкодер назад. 

«Необходимо требовать назад не только Шкодер, который мы построили, но и Эльбасан, где находятся мощи сербского короля Святого Владимира (что свидетельствует о том, как далеко простирается сербская территория). На ней сейчас живут сербы, которые во время диктатуры Энвера Ходжи были насильно албанизированы под страхом смерти. Освобождая Шкодер от турок, на этих землях во время Балканской войны погибли тысячи сербов. Это — наше отличие от албанцев, которые ничего никогда не освобождали. Их герой Скендербег был сербом, его мать звали Воиславой (как и мою бабку), а отец его похоронен на Афоне в православном монастыре Хиландар», — говорит Деян Лучич. 

Лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель выступает за то, чтобы в «Прешевскую долину» переехали сербы, живущие в одном из районов Косово. «Да, в Прешево большинство населения составляют албанцы: их там около 90 процентов. Но эта сербская территория — наша земля и, какой бы режим ни был у власти, речи о том, чтобы её отдать, быть не может. У меня была другая идея: я предлагал сербам из Штрпце, которые живут там в изоляции, переехать в Прешево и Буяновац», — говорит политик.

С развитием сербской инфраструктуры в целом и доведением до конца строительства федеральной трассы, связывающей север и юг страны, «Прешевская долина» (которая находится на этой магистрали и через которую проходит железная дорога) приобретает дополнительное значение. Это — потенциально важный для страны транспортный узел. По открытому президентом Александром Вучичем «Коридору 10», проходящему через Грделичское ущелье, дорога от Белграда до Прешево занимает три с половиной часа. Так что вполне возможно, что в ближайшем будущем данные районы станут интересны для иностранных инвесторов — партнеров Сербии. Особенно с учетом интенсивного развития дружественного Китая, арендующего порты в Эгейском и Адриатическом морях. 

О том, что в этих краях происходит медленный отток албанского населения, уже сейчас свидетельствует огромное число автомобилей с иностранными, преимущественно швейцарскими номерами. Албанцы уезжают за лучшей жизнью в Европу, а не в Косово, так как косовары, как рассказывает директор Международного института по делам Ближнего Востока и Балкан Зияд Бечирович, неохотно дают прешевским албанцам своё гражданство. «Таким образом они пытаются задержать народ на этих землях, чтобы остановить миграцию», — считает он. 

Геодезист Милош Митич рассказывает, что албанцы получают по сербскому паспорту рабочие визы и уезжают в Западную Европу. Возвращаются они только летом, с карманами, полными денег, которые потом вкладывают в недвижимость и дорогие автомобили. Сербы, говорит Милош Митич, уезжают в Белград или в Россию. Покупать квартиры в новостройках у них денег нет. 

Как считает журналист Живорад Янкович, ситуация в жизни общин медленно, но верно меняется все же в пользу Сербии. 

«Что касается «Прешевской долины» и Косово, налицо перемены в структуре общества. Албанцы больше не рожают «по пятнадцать детей», как некогда. Cейчас они заводят одного-двух, как во времена Энвера Ходжи. Молодые албанки все чаще носят мини-юбки и другую современную одежду. Исчезает иерархия в семье, когда старейшина руководил распределением денег и командовал членами семьи. Все это — следствие прихода американцев в Косово: они изменили тот порядок. И эти перемены на руку Сербии», — считает журналист. 

«Когда Евросоюз даст безвизовый режим косоварам, они начнут уезжать с территории Косово. За ними потянутся и албанцы «Прешевской долины». Это растянутый во времени процесс. Необходимо терпеливо дожидаться его итогов, подождав с окончательным решением», — заключает Живорад Янкович. 

Дмитрий Лане

Scroll To Top