Женя Kазанкина — единственный российский кинорежиссёр, участвующий в кинофестивале Эмира Кустурицы. Увы, в этом году мероприятие пройдёт онлайн, и Женина мечта увидеть заповедные места, где мэтр сербского кинематографа черпает вдохновение, откладывается на неопределённое время.

Женя живёт в Москве. В 2019 году она закончила режиссерский факультета ВГИКа, а её наставником был Владимир Xотиненко. Короткометражный фильм «Рио», который она прислала на «Kустендорф», — её дипломная работа.

«Эмира Кустурицу я люблю очень давно. Ещё на втором курсе я прочитала его книгу ”Где моё место в этой истории”, чтобы понять и определить для себя, что такое путь режиссёра, зачем люди начинают снимать кино и какие страхи они пытаются преодолеть. Помню, мне так понравилась мысль ”где же летать людям, как не в кино?”. Эта книга придала мне сил», — рассказывает Женя Казанкина. 

Будучи под впечатлением от прочитанного, она пошла на концерт Эмира Кустурицы и его музыкальной группы No smoking orchestra. Тогда ещё не было эпидемии коронавируса, и мэтр гастролировал по всему миру. 

«Концерт был весёлый, но когда появился Эмир Кустурица, мы поняли, что главное впереди. Когда он вышел на сцену, даже пространство вокруг преобразилось, —  я имею в виду энергетически. Я улавливаю от Эмира Кустурицы какую-то хтоническую, природную силу, даже магическую. Это такой огромный поток энергии, который поглощает, уносит, накрывает с головой», — признается девушка. 

Конечно, вслед за музыкой Женя влюбилась и в фильмы Эмира Кустурицы. 

«Любимые — Underground и ”Чёрная кошка, белый кот”, последний я смотрела около пятидесяти раз. Я помню наизусть диалоги, сцены…  Я вообще люблю пересматривать фильмы. Тогда-то я и узнала про фестиваль и загорелась идеей увидеть, как же это все происходит в реальности. Но увы… Очень обидно,  что не получится… Я думаю, что там [в Дрвенграде] — место силы», — с сожалением говорит Женя Казанкина. 

Российский режиссёр попала в конкурсную программу «Кустендорфа» чудом.  

«История с отправлением фильма на фестиваль получилась необычная. Я очень благодарна тем, кто отбирал ленты, и лично Нане Kустурица, с которой была на связи. Дело в том, что я собиралась отправить фильм вовремя, к 1 декабря, но конец ноября выдался настолько сумасшедшим, что я пропустила дедлайн и опоздала! Однако решила, что терять мне нечего, и написала на почту, которая была указана на сайте. Конечно, так не делается, но мне очень давно хотелось принять участие в ”Kустендорфе”! В общем, я отправила фильм на свой страх и риск позже указанного срока. Написала: ”пожалуйста, просто посмотрите мой фильм!”. Через пару дней мне ответили: ”Bаш фильм будет участвовать в конкурсной программе”»,- делится Женя. 

О своей ленте «Рио» режиссёру говорить непросто. Со съёмок прошёл целый год, много изменилось, но картина однозначно удалась и за короткое время успела принять участие во многих российских кинофестиваляx. 

«Единственное, что могу отметить, — это очень честный фильм. Все эмоции, которые в тот момент у меня были на душе, все они есть в фильме. Если коротко, то он об идее мечты, которой грезят люди. Особенно молодёжь (я это заметила и в себе, и в своих сверстниках) живёт так, будто их настоящая, красивая жизнь, где все хорошо и классно, начнётся когда-то потом, а до того момента надо потерпеть, подождать, пережить время до наступления момента взросления, — и тогда все будет. Человек всю жизнь живёт этим отложенным временем, в мечтах, ожидая, когда начнётся ”настоящая жизнь за некоей чертой инициации”. Эта тема меня волновала, и я решила снять об этом свой дипломный проект. А потом получилось так, что по всей Земле включился режим отложенной жизни, и мы все ждём, когда закончится это некое глобальное ”оно”, —  когда мы перейдём черту и заживём настоящей жизнью, какой и должны жить. Может быть, поэтому этот фильм и выбрали: потому что я предчувствовала эти события, — хотя мне не хочется так думать. Это не первый мой кинофестиваль (фильм, кстати, получил квалификацию и может рассматриваться американской и британской киноакадемиями в качестве участника их конкурсов), и каждый раз жюри отмечает его своевременность, хотя тогда, когда я его снимала, ни о чем таком не думала. Вообще, все, что я снимала до ”Рио”, я рассматривала как некие учебные работы. Я старалась выполнить задание наставника, чтобы чему-то научиться, нащупать свой стиль. А ”Рио” я сняла иначе. Я решила, что пора начать слушать себя, а не педагогов, пора делать так, как чувствую я, без оглядки на оценки и чужие мнения. И все сложилось», — говорит режиссер. 

Конечно, Жене очень хотелось бы приехать в Сербию, которую она полюбила заочно, по фильмам Эмира Кустурицы, прокатиться на знаменитом поезде «Шарганская восьмерка», знакомом по фильмам мэтра, увидеть его самого и пообщаться с ним. Возможно, все это ещё впереди. 

«Мне было бы интересно узнать у него, считает ли он, что съёмки фильма — это духовная практика? Я хотела бы услышать его рассуждения на эту тему. А вот подарить я ему бы хотела музыкальную пластинку. И тут, конечно, вопрос: с какой музыкой? Я бы долго думала над этим. Был бы это альбом одного исполнителя, а может сборник разных композиций? Выбрать то, что нравится мне, или то, что нравится ему? Это сложный вопрос. Но Эмиру я бы подарила музыкальную пластинку», — поделилась Женя Казанкина. 

К слову, снять фильм вместе с сербским режиссёром или снять его самого в своей картине Женя бы не хотела. 

» Oн — такая планета… Даже Луна, спутник Земли, оказывает на нее влияние, вызывает приливы, отливы… А представляете, что будет, если столкнуть две планеты (пусть даже одна из них маленькая) в одном фильме? Взрыв, наверно! Я опасаюсь приближаться к таким гигантам, я наблюдаю за ними издалека и думаю про них, фантазирую, представляю себе ход их мыслей: я люблю это делать», — признается российский режиссёр. 

Фильм «Рио», как и картины других участников, можно будет посмотреть на сайте кинофестиваля с 22 по 25 января.

Фото предоставлены героиней