fbpx
Now Reading
Кто на самом деле хочет создания «Великой Албании»?

Кто на самом деле хочет создания «Великой Албании»?

Милан Вукелич

Проект  «Великая Албания» — одна из вечнозеленых тем во всех странах Западных Балкан в последние годы. Не вызывает сомнений тот факт, что создание этнически «чистого» албанского государства — мечта многочисленных албанских националистов; идея, вокруг которой они объединяются вот уже без малого сотню лет. Однако едино ли албанское общественное мнение относительно этой концепции, или это только так кажется?

В эпоху освободительных войн балканских христиан против Османской империи албанцы-мусульмане воевали на стороне султана. Проект «Призренская лига», который часто называют «столпом албанского национализма», на самом деле не был ориентирован на создание албанского национального государства, а предполагал автономию для албанцев в рамках Османской империи, и никак иначе. В 1912 году албанское государство было формально создано, но албанцы-мусульмане признавать его не спешили. Уже в 1915 году мусульмане из центральной Албании подняли восстание, отвергая свою принадлежность к новой албанской нации и требуя вернуть власть своего религиозного лидера — халифа. Восстание возглавил глава местного ордена дервишей Хаджи Камили.

Марко Джони

С другой стороны, далеко не все албанцы-христиане, сторонники албанского национального государства, считали своих собратьев-мусульман достойными быть частью албанской нации. Так, католики, например, к мусульманам относились как к первобытным азиатам. Их целью было создание католической Республики Мирдита на севере Албании. Однако поскольку они были в меньшинстве, этот проект оказался недолговечным. Он не был никем признан и просуществовал всего шесть месяцев в 1921 году. Тогда предводитель католического клана Мирдита Марко Джони попытался воплотить национальный идеал албанцев-католиков, но центральное албанское правительство подавило мятеж сепаратистов. Позже, в 1930-е годы, католический богослов-францисканец и поэт-просветитель Гергь Фишта предлагал своего рода федерализацию Албании, выделяя северную (католическую), южную (православную) и центральную (мусульманскую) части страны, при этом сохранив на федеральном уровне доминирующую роль католиков. 

Православные албанцы, в свою очередь, также вряд ли прямо уж мечтали об одном государстве с мусульманами, зато были не прочь объединиться с Грецией: достаточно посмотреть на события, происходившие в регионе Северный Эпир с 1914 до 1921 года. Все это подводит нас к простому заключению, что сами албанцы не особо-то и стремились к созданию единого государства и некой единой албанской нации.

В итоге получается, что «Великая Албания» никогда и не была проектом самих албанцев.

Прежде всего, концепцию албанского национального государства продвигала Австро-Венгрия, чтобы пресечь растущее влияние Сербии (а косвенно и России) в этой части Средиземноморья. Пожалуй, лучше всего эти события исследовала болгарский историк Теодора Толева (1968-2011) в своей работе «Влияние Австро-Венгерской империи на создание албанской нации (1896-1908)». На страницах этого фундаментального труда, переведенного на многие языки мира, Толева очень хорошо доказывает и показывает, какие конкретные шаги предпринимали венские правящие круги для моделирования албанского национального самосознания, в своих интересах конструируя новую нацию из разрозненных в религиозном и языковом плане и враждующих между собой албанских племен.

Позднее, в 1941-1944 годы, существование «Великой Албании» фактически продвигала уже фашистская Италия, которая включила большую часть Косово и Метохии, западной Македонии и восточной Черногории в так называемое Королевство Албания, которое, в свою очередь, являлось итальянским протекторатом. Сегодня концепцию большого албанского государства поддерживают США, чтобы найти modus vivendi с исламским миром и дать понять Европе, что албанцы-мусульмане, с их точки зрения, могут быть основой светского европейского государства, каким американцы видят эту новую версию Албании.

Сами же албанцы и в наши дни, что бы ни говорили их политики о национальном единстве, не обладают каким-то общим представлением о будущем «Великой Албании».

Первым, кому создание такого государство не пошло бы на пользу, был бы албанский премьер Эди Рама с его Социалистической партией, которая сегодня является крупнейшей политической силой в стране. Рама неоднократно говорил об этом в своих выступлениях, а в 2018 году заявил следующее: «Даже среди самых ярых наших националистов я не знаю никого, кто бы выступал за ”Великую Албанию”. Эта концепция используется для оправдания этнических чисток». Также вполне очевидно, что цель Албании заключается в скорейшем вступлении в ЕС, а будучи частью некой «Великой Албании», они своей цели явно не достигнут. На эту тему Рама однажды сказал, что «никто в Албании не мечтает о Большой Албании, а мечтает о большой Европе, куда войдут все албанские территории и где будут жить все албанцы». 

Также очень важно иметь в виду религиозный фактор, который играет ключевую роль в понимании всей глубины проблемы. Несмотря на то что так называемая «Великая Албания» декларируется как светский проект — государство албанцев всех конфессий, — на практике она станет крупнейшим мусульманским государством в Европе, которое будет пользоваться мощной поддержкой богатых исламских государств Ближнего Востока. Политическое влияние католика Эди Рамы в таком государстве мгновенно свелось бы к нулю.

Папа Римский Франциск и Эди Рама / vecernji.hr

Кроме того, важно учитывать и идеологические разногласия между албанскими политическими партиями, которые также являются серьезной проблемой для реализации проекта «Великой Албании» в будущем. Эди Рама, чья партия является типичной левоцентристской силой, политически не близок тем партиям косоваров, которые, как ожидается, сформируют правительство в этой самопровозглашенной республике и которые на словах выступают за создание «Великой Албании». И хотя партия «Самоопределение» Альбина Курти — потенциального премьера правительства Косово, — позиционирует себя как социал-демократическая, вся ее деятельность говорит о том, что по факту она очень далека от заявленной идеологии и продвигает идеи скорее исламского фундаментализма.

Лучше всего это подтверждает заявление Висара Кореницы — члена «Самоопределения», который баллотировался на выборах мэра города Ораховац. Во время недавнего конфликта в Иерусалиме, вызванного решением израильских властей разместить металлоискатели у входа в мечеть Аль-Акса с целью предотвращения потенциальных терактов, что вызвало гнев местных палестинцев и всего исламского мира, Кореница на своей странице в Facebook обратился к израильтянам следующим образом: «Трусы, ваш народ рано или поздно будет стерт с лица земли, как это случилось со многими другими, вам подобными». Такому заявлению позавидовали бы и Аль-Каида с ИГИЛ (запрещенные в России террористические организации)…. 

Курти и его «Самоопределение» были замечены в своих симпатиях к радикальным исламистам и раньше, когда не поддержали своего же депутата Алму Ламу, выступившую против обязательного ношения хиджабов женщинами и обязательного преподавания основ ислама в государственных школах Косово. Мусульманские экстремисты подвергли депутата жестокой травле, оскорблениям и угрозам, а ее партийное руководство не сделало ничего, чтобы ее защитить. В скором времени она покинула ряды партии «Самоопределение». В то же самое время Альбин Курти, который всегда называл себя атеистом, предложил сотрудничество косовской Партии справедливости — политическому конструкту ярко выраженного исламистского толка, который в Косово представляет собой по сути филиал турецкой Партии справедливости и развития, возглавляемой Реджепом Тайипом Эрдоганом. 

Милан Вукелич,
докторант факультета политических наук Белградского университета, специализируется на вопросах исламского фундаментализма и экстремизма

Фото: novosti.rs

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top