fbpx
Now Reading
О «нордических албанцах», «иллирийских арийцах» и истоках албанского национализма

О «нордических албанцах», «иллирийских арийцах» и истоках албанского национализма

Юрий Ковальчук

История национализма в Албании (в нашем понимании этого слова) началась с итальянской оккупации 7 апреля 1939 года, продолжилась присутствием немецких войск, выведенных в декабре 1944 года, и возродилась накануне падения коммунистического строя в стране.

Режим Муссолини планировал не просто подчинить Албанию, но завоевать привязанность ее элит, в связи с чем активно заигрывал с националистическими кругами. Аннексия началась с создания временного правительства, которое возглавил бывший премьер-министр Албании, а затем шеф-инспектор Королевского суда Джафер-бей Ипи. Ипи стал автором письма к дуче, в котором «албанский народ» сетовал на свою неспособность к самоуправлению и просил Муссолини «спасти страну».

 Ахмет Зогу — второй президент Албании с 1925 по 1928 год, первый король Албании с 1928 года по 1939 год. С 1922 по 1924 год и в 1925 году — премьер-министр страны.

Профессор истории Университета Индианы Бернд Фишер в статье «Фашистские режимы в Албании в период Второй мировой войны» описывает созванное Ипи «Учредительное собрание», в котором приняли участие помещики, вожди племен и представители деловых кругов. Так, «Учредительное собрание» низложило короля Зогу и назвало Албанию «неотъемлемой частью Италии и достойным участником Фашистской Эры». Было сформировано новое правительство, причем лучшим описанием новой албанской «элиты» может считаться запись в дневнике Министра иностранных дел Италии графа Чиано, который после одного из приемов написал: «не досчитались восьми зажигалок для сигар, серебряного портсигара, шестидесяти ножей и вилок. Но для дебюта высшего общества Тираны этот прием был не так уж и плох».

В Албании возродилась фашистская партия, причем, пытаясь завоевать умы и сердца албанцев, Италия предоставила им равные с итальянцами права, что стало возможным после «сенсационного открытия» итальянских идеологов фашизма, которые нашли у албанцев «нордические корни».

«Итальянские власти рассчитывали на то, что, ”сформировав Великую Албанию”, им удастся создать предпосылки для успешного завоевания всех Балкан, оперевшись при этом на албанский национализм. Соответствующая пропаганда среди албанского населения началась уже в первую неделю оккупации, когда Чиано организовал в Албании массовые демонстрации, где требовали присоединения югославского Косова и греческой Химерии», — пишет Фишер. 

В Греции Италия и албанские батальоны потерпели сокрушительное поражение, зато Косово все-таки досталось Албании. 

Н.В. Устрялов в статье «Итальянский фашизм» пишет: 

«12 августа 1941 указом итальянского короля Витторио Эммануила фашисткой Албании были подарены территории Метохии, центрального Косово и западной Македонии. С усилением деятельности югославских партизан в конце 1941 года были сформированы албанские стрелковые полки – так называемые сacciatori d’Albania. Каждый полк насчитывал 2-3 тысячи бойцов в двух пехотных батальонах, пулеметной роте и артиллерийской батарее».

Для сербов и черногорцев присоединение края к Албании носило фатальный характер. Миранда Викерс в книге «Между Сербией и Албанией. История Косово» отмечает: 

«В результате тысячи славян были арестованы, интернированы или депортированы в принудительные трудовые лагеря, и еще многие тысячи были убиты. Дома поселенцев были сожжены, а их жители были вынуждены покинуть Косово. Согласно сербским источникам, нападения албанцев на славян привели к тому, что около 10 000 сербских и черногорских семей были вынуждены эмигрировать из Косово. Десятки православных храмов были разрушены и разграблены. Сербы и черногорцы, депортированные в принудительные трудовые лагеря в Приштине и Митровице, работали на шахтах в Трепче, другие были отправлены в Албанию для работы на различных строительных проектах. По всей Югославии начали появляться различные коллаборационистские организации…».

Территория Албании во время Второй мировой войны

После падения режима Муссолини в 1943-м коллаборационисты Албании приветливо встречали немецкую оккупацию. Формировались элитные воинские части, в том числе 21-я горная дивизия СС «Скандербег» и печально известный полк «Косово». Стоит отметить, что попасть в эти подразделения удавалось лишь наиболее обученным и физически развитым албанцам – две трети кандидатов отсеивались (то есть их количество превышало потребности фашистов).

Бердт Фишер так описывает оккупацию Албании Третьим рейхом:

«Немецкая оккупация, осуществляемая тремя дивизиями 21-го корпуса, прошла стремительнее и успешнее, чем итальянская, встретив лишь минимальное сопротивление девяти итальянских дивизий и нескольких групп албанского сопротивления. Итальянцы сдавались в плен в таких количествах, что немцы, у которых не было условий для содержания столь большого числа пленных, просто отпускали их на свободу. В конце войны в Албании все еще находилось около 20 тыс. измотанных и вызывающих лишь жалость бывших итальянских военных. При этом предполагалось, что о внутренней безопасности страны позаботятся сами албанцы. Эта цель и способы ее достижения были разработаны министром иностранных дел Германии фон Риббентропом, который понимал, что внутренняя безопасность потребует сотрудничества с Албанией и что оно предполагает создание нейтрального и лояльного Германии правительства. Первыми начали сотрудничать с немцами албанцы Косово, которые тем самым негативно отреагировали на намерение союзных войск возвратить край Югославии. Многие албанские лидеры в Химерии также поспешили начать сотрудничество с немцами, поскольку их надежды, как и надежды косоваров стать частью Большой Албании, также казались им зависящими от поддержки Германии. С предложением сотрудничества с Третьим рейхом выступили также некоторые известные представители”старой Албании”, такие как Мехди Фрашери».

Планы Риббентропа вполне удались: опираясь на беев и вождей племен, немецкий наместник Герман Нойбахер восстановил монархическую конституцию 1928 года, но вместо короля власть была передана Регентскому Совету и правительству, которое возглавил косовар Реджеп Митровиц.

Регентский совет. Крайний справа — Мехди Фрашери, рядом с ним — Реджеп Митровица

Албанцы встречали действия гитлеровцев их приспешников с энтузиазмом, однако вскоре зверства фашистов вызвали ненависть местного населения и заставили значительное количество организаций, в том числе националистического толка, развязать партизанскую борьбу, причем время от времени националисты и коммунистические отряды партизан, возглавляемые Энвером Ходжой, воевали вместе. Впрочем, в основном, силы националистов, в особенности возглавляемая Фрашери организация Balli Kombëtar («Национальный фронт»), воевали против сил Ходжи. 

Программа созданной в 1939 году националистической и антикоммунистической организации включала создание «Великой Албании», в состав которой должны были войти южная Черногория, Косово, западная часть Македонии и Эпир, и была созвучна политике фашистов, но противоречила позиции коммунистов. В связи с этим формально сторонники Balli Kombëtar — баллисты — должны были бороться с оккупантами, однако фактически выступали на стороне фашизма и активно воевали против отрядов Энвера Ходжи. Причем после 1943 года сотрудничество с рейхом носило открытый, если не сказать демонстративный характер. 

Энвер Ходжа, руководитель социалистической Албании в 1944—1985 годах

Историк Эдвин Джекс в своей книге «Албанцы: этническая история от доисторических времен до современности» приписывает идеологам Balli Kombëtar создание мифа о том, что албанцы — это «арийцы иллирийского происхождения». 

С 1943 года Энверу Ходже фактически пришлось воевать на два фронта – не только против фашистских оккупантов, но и против националистов (часть националистических организаций поддерживала то коммунистов, то Balli Kombëtar). Исключительные способности Ходжи позволили ему победить в этой войне. Но новый албанский лидер и его люди ничего не забыли. Миранда Викерс в своей книге пишет, что во время отступления гитлеровцев войска Ходжи куда больше внимания уделяли уничтожению коллаборационистов, чем немцев.     

К 1946 году борьба с последователями Balli Kombëtar в Албании завершилась. Малик-бей Бушати, Леф Носи, Антон Харапи и другие видные националисты были казнены, остальные бежали в США и Великобританию. Тем не менее идеологи организации отнюдь не сдались, продолжая лелеять ненависть к коммунистам и мечты о «Великой Албании».

Аго Агай — министр экономики правительства Реджепа Митровица (сам Митровиц умер в 1947 году в Турции) после падения фашизма в Албании эмигрировал в Египет, а потом в США. Агай активно поддерживал албанские антикоммунистические организации, состоял в Албанском демократическом союзе. Особое внимание уделял вопросу Косово, за что получил прозвище «Косовар из Влеры».  

Мидхад Фрашери, албанский учёный, политик, дипломат и писатель, один из создателей албанского алфавита, член первого правительства независимой Албании. Основатель движения «Балли Комбетар»

Создатель Balli Kombëtar и глава оккупационного правительства Мидхат-бей Фрашери в 1945 году эмигрировал в Италию, где совместно с Абасом Эрменьи и другими видными албанскими националистами пытался сформировать силу, которая при поддержке США и Великобритании свергла бы Энвера Ходжу. Стараниями Фрашери в Албанию несколько раз забрасывали парашютные группы диверсантов, однако все они были убиты. В 1949 году Мидхата Фрашери избрали главой организации «Свободная Албания», которая должна была объединить всех националистов в изгнании, однако уже через два месяца он скончался. В Албании до сих пор считают, что видного националиста убрали спецслужбы США или СССР. 

После Фрашери главой «Свободной Албании» стал еще один высокопоставленный член Balli Kombëtar Хасан Дости. Дости чудом спасся от людей Энвера Ходжи, уплыв в Италию на лодке. В 1949 году националист перебрался в США, где дожил до 96 лет. До самой смерти Хасан Дости поддерживал националистические движения в Албании, где у него осталось пятеро сыновей. Причем он согласен был даже на вхождение страны в состав Югославии – лишь бы был свергнут Энвер Ходжа.  

Одним из мировых центров албанского национализма стала Австралия, в которой после бегства из коммунистической Албании жили Джафер Дева (известный как албанский Гиммлер), Хасан Дости, Реджеп Красничи (также впоследствии возглавивший «Свободную Албанию») и другие. «Токсичность» отдельных персонажей, их преступления, совершенные под эгидой фашистов, были столь значительны, что «Свободная Албания» и другие националистические организации предпочитали скрывать свою связь с ними. Тем не менее ценный опыт членов Balli Kombëtarи их связи с спецслужбами разных стран были важны для националистов, в связи с чем им приходилось пользоваться услугами этих непопулярных персон. 

Абас Эрменьи, один из лидеров движения «Балли Комбетар». Участник Второй мировой войны на стороне Антигитлеровской коалиции и вооружённой борьбы против режима Энвера Ходжи

Видное место среди албанских националистов в эмиграции занимал Абас Эрменьи. Интеллектуал, выпускник Сорбонны, историк и яростный антикоммунист, не запятнавший себя сотрудничеством с итальянским или германским фашизмом; полевой командир, пытавшийся воевать против войск Энвера Ходжи, когда весь остальной Balli Kombëtar сбежал, Эрменьи был важен для «Свободной Албании». Он участвовал в заброске на территорию страны нескольких диверсионных групп и активно поддерживал националистическое подполье на родине, выпускал журнал «Албанское сопротивление» и выступал за присоединение Косово к Албании. Эрминьи был одним из немногих членов Balli Kombëtar, которому удалось дожить до возвращения в Албанию. 

В 1966 году албанские националисты в изгнании воссоздали в США Третью Призренскую лигу – организацию, активно способствовавшую формированию на территории югославского Косово албанского националистического подполья, организовывавшую беспорядки, распространявшую запрещенную литературу и т. д. Изначально Третья Призренская лига была создана членами Balli Kombëtar в 1949 году, но впоследствии утратила свое значение (к слову, первая Лига, созданная в 1878 году, боролась против передачи населенных албанцами районов Черногории и Греции; вторая, учрежденная в 1942 году, боролась за «Великую Албанию»). 

Джафер Дева, министр внутренних дел прогерманского коллаборационистского правительства в 1943—1944. Организатор пронацистских полицейских подразделений и дивизии СС «Скандербег»

Организацию, выступавшую за присоединение к Албании Косово и других населенных албанцами регионов, возглавил Джафер Дева. Он принимал участие в подготовке заброски в страну в 1950 году диверсионных групп, активно сотрудничал с ЦРУ и впоследствии переехал в США, где прожил до самой смерти. Разумеется, сама организация также действовала под эгидой американских спецслужб.

Третья Призренская лига поддерживала националистические настроения среди албанской интеллигенции и молодежи, спонсировала экстремистские движения, помогала в организации массовых беспорядков, различных провокаций и акций протеста, занималась подрывной деятельностью, в том числе заброской на территории Албании диверсионной группы в 1982 году.

25 сентября 1982 года Мустафа Шевдет, Халит Байрами, Сабаудин Хаснедар и Фадиль Кацели десантировались на побережье страны с целью дестабилизации ситуации в стране. Сигурими, спецслужба Албании, знала о готовящейся операции и стянула к побережью значительные силы. В результате перестрелки трое диверсантов погибли, Халит Байрами попал в плен. Он дал показания, в которых сообщил о том, что операцию подготовили спецслужбы США. 

Истоки албанского национализма и тех процессов, которые происходят сейчас в Косово, восходят к  фашистским прихвостням и западным спецслужбам, изначально сделавшим ставку на албанцев в противовес славянскому населению Балкан. Тем не менее это отнюдь не вызывает ни в Тиране, ни в Приштине чувства стыда, как и никакой рефлексии – связь сегодняшнего правительства Косово и Албании с организованной преступностью. 

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top