Как молдаван превращают в «больших румынов, чем сами румыны»

Молдавию стараются стремительно превратить в «отмороженный» вариант Румынии: именно об этом свидетельствуют последние новости. Здесь и итоги соцопроса о готовности объединиться с соседней страной, и чествование румынских военных преступников, и хулиганство румынского политика в столице… Наконец, даже башкан (глава) Гагаузии – и та поет осанну «прекрасному румынскому языку». На таком фоне возникает вопрос о том, может ли Москва вообще сотрудничать с нынешним молдавским руководством.

Последние недели в России в центре внимания была история с новым договором на поставки газа в Молдавию. Вовремя не озаботившись долгосрочным контрактом, молдавское руководство чуть было не осталось без «голубого топлива» прямо накануне наступления зимы. Россия уже в который раз вошла в положение, и новый документ в итоге подписали. Однако слов благодарности предсказуемо не дождалась. Молдавский президент с румынским паспортом Майя Санду благодарила США, Румынию… да кого угодно, только не нашу страну. 

Тем временем из Молдавии поступает целый вал новостей, свидетельствующих о том, что процесс радикальной румынизации сознания местных жителей набирает обороты. Согласно опросу, на днях проведённому компанией iData, объединение Молдавии с Румынией поддерживает уже почти 44% респондентов. Свыше 32% поддержали идею вступления страны в НАТО, почти 70% — в ЕС. Правда, более 42% хотели бы видеть страну в Евразийском союзе. Последняя цифра вполне соотносится с количеством голосов, набранных на выборах 2020 года экс-президентом Игорем Додоном.

А 25 октября случилось событие, возмутившее МИД России: наше внешнеполитическое ведомство справедливо увидело в нём реабилитацию союзников Гитлера. В Кишинёве, по инициативе румынского посольства, «воссоздали» (а точнее — трансформировали) разрушенный много лет назад памятник румынским солдатам, погибшим недалеко от города в годы Первой мировой войны. Всё бы ничего, но истинные намерения выдала следующая надпись: «К 80-летию освобождения Бессарабии и Северной Буковины румынскими войсками». То есть, к памяти погибших в 1917 году это явно не имело отношения.

По сути обновленный монумент — в честь вторжения румынско-немецких фашистских оккупантов на территорию СССР в 1941 году.

Получается, что частью кампании по румынизации становится восхваление страны, воевавшей на стороне Гитлера. Той самой, чьи войска отметились под Сталинградом, на Кавказе, в Аджимушкайских каменоломнях Керчи. Которая за три года владения Бессарабией, Северной Буковиной и окрестностями Одессы (Транснистрии) уничтожила в лагерях как минимум 270 тысяч человек. Эти цифры признали сами румыны. Есть подозрения, что одних только евреев лишь за зиму 1941-1942 гг. они убили 250 тысяч.

Румынский вождь того времени, маршал Ион Антонеску, говорил следующее: «Я ничего не достигну, если не очищу румынскую нацию. Не границы, а однородность и чистота расы дают силу нации: такова моя высшая цель». И именно он, получается, и выступил в качестве «освободителя» Молдавии. Логика здесь проста: любое действие и любую личность, связанные с унирей (воссоединением) Молдавии и Румынии, надо воспринимать положительно и героизировать.

Между тем в самой Румынии чем дальше, тем больше стремятся «забыть» об Антонеску. Дело это движется, но медленно. В 2008 году, под давлением ЕС, Верховный суд Румынии отменил постановление о его частичной реабилитации. В стране действует закон, запрещающий отрицание холокоста. Прославлять военных преступников в публичном пространстве нельзя, – хотя несколько памятников диктатору в стране пока стоит. Получается, что Молдавии навязывают то, чем уже сама Румыния перестаёт гордиться.

Ещё один эпизод носил просто анекдотический характер. Бывший депутат парламента Румынии Кристиан Ризя, признанный на родине виновным в вымогательстве, устроил в центре Кишинёва дебош. Ему не понравилось, что ресторан вынес свою веранду слишком близко к мемориальному камню жертвам сталинских депортаций. Он обвинил мэра Кишинёва Иона Чебана «в глумлении над памятью». Смех – смехом, но речь снова идёт об акте воинствующей румынизации и стремлении сделать молдаван большими румынами, чем сами румыны. 

Читайте также: Как Румыния почти поглотила Молдавию

Наконец, свою лепту в этот процесс внесла и глава Гагаузской автономии Ирина Влах. Вот уж кого в этом трудно было заподозрить, но 18 октября это случилось. 

«Когда я начала изучать этот прекрасный язык, педагог сказала мне, что мы учим румынский… Если мы выучим этот прекрасный язык и будем говорить на нем правильно, мы продемонстрируем уважение к официальному языку государства. И мы должны создать условия, чтобы каждый гражданин Республики Молдова мог изучать румынский язык и говорить на нём», – сказала она.

Столько событий за какую-то пару недель – это уже больше, чем сигнал. Можно ещё вспомнить «внезапно» потухший в Кишинёве Вечный огонь возле памятника освободителям города в 1944 году. В Молдавии явно стараются воплотить в жизнь украинскую или прибалтийскую матрицу, согласно которой любое событие, направленное на разъединение с Россией, – это благо, а все остальное – трагедия. В случае с молдаванами «благо» — всё то, что направлено на воссоединение с Румынией. Какой ценой — не важно. Здесь и военный преступник для «благой цели» подойдёт.

Ключевой вопрос – как выстраивать отношения с такой Молдавией России? И ответ здесь кажется нелинейным. С одной стороны, с президентом Санду сотоварищи необходимо вести себя предельно жёстко. Везде, где возможно, «бить» по денежному аспекту. А что касается молдавского народа – с ним надо говорить. Опять приходится уповать на российскую «мягкую силу»… Впрочем, интернет никто не отменял, и через этот канал всё ещё можно противодействовать радикальной румынизации с явным русофобским оттенком. 

При этом стоит учитывать, что в Бессарабии сознание жителей отличается от Приднестровья. Здесь как минимум 20 тысяч человек в годы ВОВ воевали в румынской армии, и «смуглянка-молдаванка» отнюдь не является той же аксиомой, что и для нас. Тем не менее даже румыны, пусть и медленно, но отказываются от героического образа маршала Антонеску. Так что молдаван отучить будет ещё легче. Само собой, стоит напоминать о положительной стороне пребывания Молдавии не только в составе СССР, но и Российской империи.

Песнями и плясками, дешёвым газом, рассказами про боевое братство времён Великой Отечественной делу уже не помочь. Здесь нужно сочетание кнута и пряника. Причём есть ощущение, что не только для президента Санду, но и для башкана Влах пора применять исключительно кнут – главным образом, экономический. В противном случае Молдавия превратится в страну, которая в большей степени, нежели сама Румыния, будет строить свою идентичность на воинственной русофобии. Которая «настоящим» румынам и не снилась. 

Вадим Трухачёв,
политолог, доцент РГГУ

Обложка — deschide.md

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх