fbpx
Now Reading
Истрия: земной рай и полуостров раздора

Истрия: земной рай и полуостров раздора

Юрий Ковальчук

Пожалуй, во всем мире не так много мест, которые столь часто переходили бы из рук в руки, как полуостров Истрия. Даже сегодня одно из самых живописных мест Адриатики разделено между Хорватией, занимающей большую часть Истрии, а также Словенией и Италией.

Помимо древней народности истров, давшей название полуострову, краем владели греки, римляне, готы, лангобарды, франки, венецианцы и австрийцы. Это стало уникальным примером сосуществования, породившего новую культуру. Истрией впоследствии завладевали и наполеоновские войска, и Габсбурги, и Бенито Муссолини. После Второй мировой войны полуостров вошел в состав Югославии, чтобы в 1991 году, после ее развала, быть разделенным между Словенией и Хорватией.

Итальянская Истра

Согласно «Краткой истории Истрии» Дарко Даровича, по итогам Первой мировой войны, 12 ноября 1920 года, между Италией и Королевством сербов, хорватов и словенцев (будущей Югославией) было заключен Рапалльский договор (не путать с одноименным договором между Веймарской Республикой и Советской Россией), согласно которому практически вся Истрия, ранее принадлежавшая Австро-Венгрии, доставалась Италии. Благодаря Римскому договору от 27 января 1924 года Италия получила Риеку (Фиуме), которую ранее (Рапалльским соглашением 1920 года) планировали сделать независимым государством.

С самого начала оккупации полуострова в 1918 году итальянцы действовали безжалостно, варварски пытаясь ассимилировать хорватов и словенцев. Действуя методами террора и запугивания, Италия, уже отравленная метастазами фашизма, нещадно искореняла словенский и хорватский языки, исключая их использование в административной деятельности, юриспруденции и банковском деле, закрывая школы и библиотеки, изгоняя видных ученых и общественных деятелей. С 1923 по 1927 годы были итальянизированы все топонимы и фамилии. Причем за отказ изменить свою фамилию на итальянскую полагался крупный штраф. Разумеется, уничтожение славянской культуры вскоре привело к возникновению подпольных движений, которые зачастую не гнушались оружия и взрывчатки.

Режим Муссолини уничтожал не только местную культуру, но и экономику и инфраструктуру края, в связи с чем население было вынуждено эмигрировать. Этот процесс набрал обороты, когда в сентябре 1940 года итальянские фашисты начали насильно формировать из жителей Истрии 37-ю и 38-ю дивизии. Результаты оказались плачевны: славяне массово дезертировали и уходили в партизаны. 

Антифашистские (и, не будем скрывать, антиитальянские) настроения были настолько сильны, что 8 сентября 1943 года произошло общее восстание населения. Вся Истрия была освобождена, а местная администрация укрылась в Пуле и Триесте, куда вскоре после этого прибыла немецкая армия. Немцы жестоко подавили восстание и взяли полуостров под свой контроль, введя территориальную милицию под командованием высших офицеров СС и полиции.

Хорвато-словенский реванш

До падения фашистской Италии и Германии было еще далеко, но между хорватскими и словенскими партизанами уже начались споры о будущей демаркации. 13 сентября 1943 года Областной комитет народного освобождения хорватской Истрии объявил о ее объединении с родиной, то есть с Хорватией. Тем временем на пленарном заседании Фронта освобождения  было провозглашено объединение «словенского побережья» со Словенией. Споры о том, где будет пролегать граница, фактически продолжаются по сей день, а Словения, к слову, в ходе разбирательств неоднократно создавала Загребу проблемы, препятствовавшие вступлению в ЕС.

После освобождения в апреле-мае 1945 года Истра стала частью Югославии (за исключением Триеста, который после англо-американского протектората стал в 1947 году Свободной территорией). Население полуострова, памятуя о зверствах фашистов, обратило свой гнев на проживающих в Истрии итальянцев. В итоге те былы вынуждены массово бежать, что и получило название «Истрийский исход». Фактически он продолжался до 1969 года, достигнув своего пика в 1956-м. 

Итальянские источники утверждают, что после окончания Второй мировой войны около 350 тыс. этнических итальянцев были вынуждены покинуть полуостров, так как против них были развернуты репрессии. Итальянские исследователи сообщают даже о массовых убийствах сограждан. В то же время стоит отметить, что значительное количество итальянцев проживает на словенской и хорватской частях полуострова и по сей день.

Югославские партизаны вошли в Пулу, 1945

Исток развала Югославии

Следует сказать, что в составе Югославии Истрия переживала счастливые времена, превратившись в туристическую мекку. Жители полуострова имели возможность посещать Триест, экономика крепчала, правительство вкладывало немало средств в инфраструктуру. Жизнь там была настолько хороша, что подъем националистических движений, захлестнувший Балканы в 80-х годах, обошел Истрию стороной: многонациональное население этого края не испытывало мучительного желания разрушить имеющееся ради призраков этнической идентичности. Тем не менее крушение Югославии не могло не затронуть полуостров на стыке двух балканских государств.

По мере роста напряженности весной и летом 1991 года руководство «новорожденной» Республики Хорватии учредило в Истрии региональный кризисный штаб во главе с Симе Видулиным. Также были созданы и муниципальные кризисные штабы: подразделение в Пуле, к примеру, выполняло самые сложные задачи по поддержанию безопасности и обороны. Также Хорватия существенно поддержала Словению, которая в то время вступила в боевые столкновения с Югославской Народной Армией.

Силы ЮНА (в основном — сербские), во избежание удара в спину со стороны хорватов, предпочли остановить боевые действия, направленные на разблокировку окруженных словенцами военных частей и объектов, и ретироваться. Разумеется, в действиях Загреба тогда был вполне прагматичный расчет: Хорватии досталась практически вся территория полуострова, превратившаяся в один из крупнейших и богатейших округов страны.

До сих пор не до конца понятно, что же заставило войска ЮНА отказаться от борьбы с «парадом суверенитетов» и практически без боя сдать оружие. Еще осенью 1991 года у нее были сильные гарнизоны в Пазине и Пуле: более 12 тыс. бойцов, десятки самолетов, танков, бронетехники и военных кораблей; более ста тысяч тонн взрывчатых веществ, взрывных устройств и боеприпасов. Вполне вероятно, что имеющихся сил вполне хватило бы для подавления мятежей (при условии отсутствия вмешательства западных стран), что, вероятно, позволило бы избежать последующей резни и войны всех против всех на Балканах.

Остатки югославской армии отказались от борьбы даже в Словении, где им противостояли крайне разрозненные, плохо вооруженные и необученные силы ополчения. Вероятно, в Белграде понимали, что в игре замешаны не только локальные силы, но и куда более крупные игроки, тягаться с которыми не хотелось, но впоследствии все равно пришлось.

Чтобы добиться независимости, в феврале 1991 года Словения заявляет о приверженности европейским ценностям, о неэффективности социализма, о притеснениях и тоталитаризме коммунистического правительства, воплощением которого была названа Сербия. Раздувая международный скандал и обвиняя Белград во всех смертных грехах, Любляна отвлекла внимание от более важных обстоятельств и уже в июне объявила о независимости. Сразу же после принятия Хартии о самостоятельности и независимости 25 июня 1991 года в Словению были введены войска.

Десятидневная война в Словении, 1991 год

Словенский барыш

Как позже писал американский посол в Югославии Уоррен Циммерман, «после Второй мировой войны югославская армия отвоевала для Словении земли, про которые словенцы говорили, что те после Первой мировой несправедливо отошли к Италии. Нынешняя независимая Словения обязана третью своей территории военным действиям ЮНА против Италии. Югославия для Словении была гарантированным рынком для ее товаров, которые вряд ли выдержали бы конкуренцию на Западе. Но поскольку Словения считала свою республику зародышем западной демократии, она решила напасть на Милошевича, не дожидаясь, пока он нападет на них».

Понимая, что получить независимость даром не получится, в Любляне решили подготовиться к возможным боям и закупили за границей несколько тысяч единиц стрелкового оружия, боеприпасы, противотанковые комплексы и ПЗРК. Средства, едва ли достаточные для серьезных боевых действий против ЮНА, однако вполне достаточные для имитации боестолкновений, в ходе которых погибло 40 военнослужащих со стороны ЮНА и трое словенцев. Войска югославской народной армии были окончательно выведены 29 июля 1991 года.


Сегодня на территории Истрии царит мир – все страны, владеющие полуостровом, являются членами Евросоюза, что является гарантированной защитой от того хаоса, в который, кажется, Балканы постепенно сползают. Тем не менее история уже не раз доказывала, что все альянсы и коалиции — лишь временное явление, за которым обязательно следует дробление и новые сражения за ресурсы и территории. В случае если ЕС утратит свою силу и актуальность, остается лишь догадываться о дальнейшей судьбе полуострова и о том, кто станет его новым хозяином. В любом случае история Истрии еще не дописана.

Юрий Ковальчук

Амфитеатр Пулы, памятник древнеримской архитектуры

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top