Истинные европейцы предпочитают правых

Главный герой популярного британского криминально-политического сериала «Острые козырьки» (Peaky Blinders) Томас Шелби говорил, что политика – это не прямая линия, где движение происходит справа налево или слева направо. Это движение по кругу. Таким образом, левые, зашедшие далеко влево, неизбежно встречаются с крайне правыми. И наоборот. Левые и правые, вступая во взаимодействие и реакцию, создают новую политическую реальность. 

А еще в восьмидесятых годах прошлого века скандально известный своими радикальными политическими взглядами американский режиссер Джон Милиус (автор знаменитого «Конана – варвара» с молодым Шварценеггером в главной роли и одиозного «Красного рассвета», а также сценарист «Апокалипсиса сегодня» Копполы, «Грязного Гарри», сыгранного Клинтом Иствудом, и сериала «Рим») заявлял: «Я настолько правый, что фактически смыкаюсь с анархистами». В общем, вымышленный киногерой Шелби и вполне реальный «ветеран» Голливуда Милиус утверждали одно и то же. И сегодня актуальная политическая реальность подтверждает этот художественный взгляд.

Воскресенье 3 апреля 2022 года стало для президента Республики Сербия Александра Вучича поистине счастливым днем. Второй раз подряд Вучич в первом туре уверенно выиграл президентские выборы, набрав 59% голосов избирателей. Кстати сказать, он улучшил свой предыдущий результат 2017 года, тогда было 55%. И это несмотря на то, что еще в 2019 году в Сербии при активном участии Западной Европы, поддержавшей местную разномастную оппозицию, разразился серьезный политический кризис, а демонстрации против политики Вучича стабильно собирали сотни тысяч человек. Противники сербского лидера в то время уже делили между собой министерские портфели и парламентские кресла. Однако события в итоге пошли совсем по другому сценарию. 

На досрочных парламентских выборах, которые прошли в Сербии одновременно с президентскими, коалиция Вучича «Вместе можем все» также набрала уверенное большинство голосов – более 43%. 

В молодости Александр Вучич начинал свою политическую карьеру в рядах Сербской радикальной партии (СРП) легендарного Воислава Шешеля. Четырнадцать лет занимал пост генерального секретаря СРП. Эту старейшую в стране национал-патриотическую организацию можно сравнить с «Национальным фронтом» Жан-Мари Ле Пена во Франции – и по градусу радикализма, и по былой популярности. В 2008 году часть бывших радикалов вышли из партии и учредили Сербскую прогрессивную партию. А в 2012 году ее лидером стал Александр Вучич. 

Так что по всем параметрам Вучича и его соратников можно называть «новыми правыми». Сербские прогрессисты сочетают экономический прагматизм, геополитический реализм и верность старым добрым национальным традициям. Став лидером государства, Вучичу удалось добиться баланса интересов Сербии в отношениях как с европейскими партнерами, так и с Россией, что чрезвычайно важно для сербской экономики и социальной политики. Этому курсу правительство Вучича не изменило и после 2014 года, когда большинство европейских стран очертя голову бросились в санкционную авантюру против Москвы, навязанную Европе Соединенными Штатами Америки и Великобританией, т.е. двумя неизменными бастионами англосаксонского атлантизма. Но Сербии удалось сохранить прежний прогрессивный курс, даже несмотря на активнейшее сопротивление внутренней оппозиции и давление извне, со стороны евробюрократии. 

Также отметим, что в этот раз свои места в Скупщине завоевали и другие обновленные правые. Теперь совокупная доля правого фланга в сербском парламенте, не считая президентской фракции, достигла 15%. И этот факт свидетельствует об очевидном поправении настроений избирателей Республики Сербия.

Какие же идеи включает такой «новый правый» спектр? Если не углубляться в партийную дифференциацию, то получается все тот же прогрессивный багаж партии Вучича: социально-экономический прагматизм, геополитический реализм и верность традициям. А что особенно важно – полное отсутствие западной русофобии и стремление поддерживать с Россией дружеские и взаимовыгодные отношения даже в условиях украинского кризиса и агрессивной антироссийской позиции прозападных евробюрократов. 

Аналогичные тенденции мы наблюдаем отнюдь не в одной Сербии, с которой из всех европейских государств у России исторически сложились особенно теплые отношения – даже не столько на уровне правящих элит, сколько на уровне народов наших стран. Но элиты приходят и уходят, а народы остаются.

Так, в один день с выборами в Сербии парламентские выборы состоялись в Венгрии. На них оглушительную победу также одержали национально-консервативные силы – альянс «Фидес — Христианско-демократическая народная партия» (ХДНП) премьер-министра Виктора Орбана. Венгерский лидер известен, как и его сербский коллега, прагматичной позицией в отношениях с Россией, а также неприятием растущего влияния ЛГБТ-пропаганды в Европе. В общем, и в Венгрии победили здоровые правые настроения.

Сам Виктор Орбан после победы заявил, что успех его коалиции даже «с Луны видно, а из Брюсселя — и подавно». А также назвал своих главных противников в этой политической битве. По словам Орбана, это были левые, евробюрократы, американские структуры Джорджа Сороса и лично глава киевского режима Владимир Зеленский.

А 10 апреля во Франции состоялся первый тур президентских выборов, на которых лидер называемой в либеральной прессе «ультраправой» партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен, дочь основателя «Нацфронта» Жан-Мари Ле Пена, набрала 23,15% голосов избирателей, лишь немногим уступив действующему президенту Эммануэлю Макрону с его 27,8%. И снова – избиратели голосуют за правых!

Подобное синхронное поправение избирателей в разных странах Европы безусловно связано с украинским вопросом, а вернее, с его русофобской трактовкой со стороны брюссельской евробюрократии, Лондона и Вашингтона. Кстати, сразу после первого тура выборов даже вполне себе либеральный и прозападный Макрон в телеэфире призвал быть аккуратнее в оценках военной спецоперации России на Украине. 

Пикантность ситуации добавляет и тот факт, что, казалось бы, внешне «ультраправое» оформление киевского режима с его бандеровщиной, «азовщиной» и прочей пещерной дрянью на деле является лишь прикрытием для абсолютно леворадикального политического проекта. Проект нынешней Украины, сфабрикованный на Западе и в интересах Запада, носит исключительно негативный, разрушительный и аморальный смысл. Вся эта «правизна» призвана лишь привлечь на сторону киевских карателей садистов-уголовников и маргинальных поклонников нацистской символики. Такое вот политическое «садо-мазо», БДСМ вперемешку с ЛГБТ, ролевые игры отмороженных подонков, извращенцев и уголовников под руководством западных методистов и местных олигархов.

Неотроцкисты-демократы из США и еврокомиссары в пыльных костюмах превратили Украину в постоянный очаг тотального возгорания – для геополитической борьбы с Россией. Навязали Европе «перманентную войну» в центре континента. Чем не троцкистский по духу и методам проект? Поэтому российский президент Владимир Путин верно заметил, что Украине необходима не только денацификация, но и «декоммунизация» — именно в смысле избавления от прозападных лево-разрушительных тенденций. 

И пока европейские политические элиты продолжают пребывать в плену своих русофобско-атлантистских галлюциногенных кошмаров, европейские избиратели – истинные европейцы по происхождению и по психологии — давно все поняли правильно. На Балканах, в Центральной Европе, на западе континента – везде явно оживился правый национальный дискурс, настоятельно толкающий страны к правильному и правому политическому курсу. Такова логика истории. Таков дух нашего времени. И кто желает увидеть ближайшие перспективы, пусть смотрит в будущее с правой точки зрения. Правее, чем обычно.

Федор Бирюков,
политолог, директор Института свободы

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх