Выборы в Черногории были прозрачными, явка на них стала рекордной не только в Черногории, но и во всём регионе за последние десять лет, а спровоцирована она была принятием в конце 2019 года парламентом страны закона о свободе вероисповедания, который послужил катализатором общественной активности. Вместе с тем подводить итоги выборов пока преждевременно. Об этом в интервью «Фонтанке.ру» рассказала старший научный сотрудник отдела черноморско-средиземноморских исследований Института Европы РАН Екатерина Энтина.

«Надо понимать, что для черногорцев протестные настроения вообще вещь не очень свойственная. Они просто по темпераменту не отвечают сути черногорского общества. Однако мы видели, что с декабря каждую субботу, а иногда и чаще, были массовые народные протесты против этого закона. В Черногории на улицы выходила практически вся страна», — отмечает эксперт.

Вместе с тем, по ее мнению, утверждать, что режим президента страны и главы правящей Демократической партии социалистов (ДПС) Мило Джукановича пал или что он потерял власть, рано. 

«Формально ДПС теряет около семи мандатов в парламенте, а было 36 из 81. Но дело не в этом. ДПС, безусловно, остаётся самой сильной партией. Но за счёт чего? На Балканах, в принципе, взаимодействие между обществом и властью устроено так, что если ты молодой и трудоспособный человек, но так или иначе не встроен в систему партийной власти, то найти постоянную работу и делать карьеру ты не сможешь де-факто. Получается, что все люди, которые встроены в партийный аппарат, тем или иным образом связаны с ним, они вынуждены проявлять лояльность. И ДПС на этих выборах показала, что она ”самая сильная”. Просто потому, что правящая партия в силу своего административного ресурса могла рекрутировать в свои ряды огромное количество людей. Впрочем, здесь важно не то, что она осталась самой сильной, а важна тенденция к понижению численности их мест в парламенте, — комментирует Екатерина Энтина — 30 с небольшим процентов Джукановича [на выборах] — это его предел сегодня. Его админресурс уже не столь велик. Но в этот раз была меньшая поддержка у Джукановича со стороны европейских институтов и представителей. А оппозиции, пусть и порознь, но удалось набрать большинство».

Главный вопрос, по ее мнению, заключается в том, удастся ли президенту переманить на свою сторону нужное количество оппозиционеров. И если коалиция «За будущее Черногории» и ее лидер Здравко Кривокапич, занявшие на выборах второе место, являются открытыми противниками властей, то с другими игроками все не так однозначно. Так, многое зависит от решения, которое примет оппозиционер «второго плана» Алекса Бечич, его партия «Демократическая Черногория» и коалиция «Мир наша нация».

«Бечич впервые попадает в парламент. И сразу десять мандатов. Может ли его купить власть, я не отвечу. Но Бечич большая проблема, иначе бы празднование победы оппозицией было иным по масштабам. Бечич должен быть сейчас внутренне раздираем противоречиями. Его на самом деле мало что связывает с демократами, но он ярый противник Джукановича. Что перевесит внутри коалиции: желание додавить Джукановича, или у людей от власти хватит ресурсов для переориентации Бечича к правящей верхушке? Это сегодня главный вопрос. Здесь вся интрига», — говорит политолог.

Комментируя возможную внешнеполитическую переориентацию Подгорицы на сближение с Россией, Энтина отметила, что оппозиционеры из коалиции «За будущее Черногории»  благонастроены по отношению к Москве, однако они, прежде всего, «прочерногорские» политики, а не «пророссийские» или «прозападные». 

«Говорить, что мы можем сравнивать Кривокапича и других оппозиционеров с Джукановичем по уровню антироссийских настроений, конечно, нельзя. С точки зрения риторики, это очень благонастроенные по отношению к Москве политики. При этом надо заметить, что оппозиция Черногории имеет контакты и с Берлином. Говорить, что без дополнительных сигналов из Москвы благоприятная риторика оппозиции в сторону России будет продолжаться, или говорить, что Черногория часть своих внешнеполитических решений денонсирует, не приходится, — считает она. — К сожалению, сегодня мы видим по отношению ко всему региону, не только по Черногории, что здесь идёт последний шаг по освоению того пространства евроатлантическим миром. И если мы на этом этапе продолжаем не включаться, мы теряем свои позиции до минимума. Мы теряем в условиях, когда нам в принципе не так много стоило бы усилий, и финансовых и культурных, чтобы продолжать занимать там весомые позиции».

По ее словам, политические лидеры на Балканах исходят из того, что, несмотря на борьбу за независимость, их страны должны оказываться под чьим-то более сильным крылом. 

«В индивидуальном качестве они [страны] не очень состоятельны. С учётом, что никаких предложений по международному позиционированию, кроме НАТО и ЕС, нет, то ждать разворота или крена маловероятно», — говорит Екатерина Энтина.

«Курс на евроинтеграцию Черногории никуда не денется, кто бы ни пришёл к власти. Если это будет Кривокапич или его люди, то политика в сторону Москвы потеплеет. Но потепление будет до разумных пределов. Всё-таки черногорская политика уже во многом ограничена достижениями евроинтеграции, системным видением того, что Черногория часть Европы», — заключает эксперт.

Фото: Дмитрий Лане