Что «забыла» Великобритания на Западных Балканах?

На минувшей неделе министр иностранных дел и международного развития Великобритании Лиз Трасс встретилась со своими коллегами из стран Западных Балкан. На встрече было заявлено о намерении Великобритании увеличить своё политическое и дипломатическое присутствие в регионе «для поддержания стабильности», расширить торговлю и инвестиции, продолжить совместную работу в сфере внутренней и внешней безопасности.

С чем связан повышенный интерес Великобритании к Западным Балканам? Каково значение Соединённого Королевства для стран региона и есть ли у Великобритании шанс увеличить свое влияние?

Начнём с политики и дипломатии. Пока Великобритания входила в ЕС, она была полезным партнёром для стран Западных Балкан, так как способствовала их продвижению по «европейскому пути». Можно предположить, что причиной такой политики была не доброта душевная, а желание ослабить доминирование Германии и Франции внутри ЕС (как и внутри НАТО). После «Брекзита» данное взаимодействие потеряло актуальность.

В экономическом плане Лондон никогда не занимал в регионе сильных позиций. На данный момент это иллюстрируется отсутствием крупных британских банков и каких-либо значимых компаний на местных рынках, занятых в первую очередь странами ЕС.

Вообще, «Брекзит» и пандемия нанесли экономике Великобритании колоссальный урон. Свидетельством тому является самый крупный со времён Второй мировой войны займ за последний финансовый год (14% от ВВП). При этом денег требуют и национальная служба здравоохранения (годами страдающая от недофинансирования, а теперь еще и из-за пандемии), и выполнение обязательств по вопросам климата.

Оттого особо крупные вливания в экономики балканских стран в ближайшее время представить трудно. Пожалуй, есть разве что окно возможностей для частных британских компаний из секторов страхования и финансовых услуг. Однако те, по сути, не знакомы с регионом и зачастую просто его не понимают.

Специфика Балканского региона диктует то, что политика и безопасность неразделимы: это отражается и на присутствии здесь Великобритании, которая продолжает участвовать в программах постконфликтного урегулирования. Впрочем, помимо разговоров о свободе и демократии, у Великобритании есть и реальные интересы. Дело в том, что на протяжении нескольких десятилетий ее внешняя безопасность зависит от НАТО (и от США). Вследствие этого Лондон заинтересован в расширении альянса. Рост его влияния на европейскую систему безопасности позволил бы укрепить и собственную. А поскольку главный геополитический соперник НАТО в Европе — Россия, нет ничего удивительного в том, что упоминания о «зловредном российском влиянии» встречаются повсюду, от докладов парламентских групп и учёных-экспертов до статей в околополитических СМИ. Британские власти однозначно заинтересованы в сдерживании и снижении российского влияния в регионе, а это требует «приструнивания» союзников Кремля.

Тут первым делом на ум приходит Сербия. Несмотря на весьма независимую (по европейским меркам) внешнюю и внутреннюю политику, в глазах Великобритании и НАТО в целом Сербия пока что остаётся достаточно компромиссной страной ввиду наличия совместных учений и ряда ранее подписанных договоренностей.  Поэтому, несмотря на весьма тесные отношения с Москвой, особенно в энергетическом секторе, руководство страны не вызывает у альянса негативных эмоций.

Гораздо сложнее обстоят дела с Республикой Сербской (РС) и её представителем в Президиуме Боснии и Герцеговины (БиГ) Милорадом Додиком. После неосторожных инициатив недавно ушедшего с поста Высокого представителя в БиГ Валентина Инцко политическая риторика Додика начала меняться, он настаивает на большей независимости РС от центральных структур. На этот счёт в последнее время высказывались и Лиз Трасс, и член британского парламента Алиша Кирнс. Стоит отметить, что последняя весьма часто комментирует внешнюю политику (в том числе говорит о России и Китае) как в своём Твиттере, так и в СМИ. Недавно её чрезмерная активность и бурная риторика вызвали негативный отклик даже у товарища по партии, который посоветовал ей «включить свою голову».

В последнее время Кирнс ведёт весьма активную кампанию по легитимизации Кристиана Шмидта как нового Высокого представителя в БиГ, увеличению контингента НАТО в Сараево, проведению совместных учений в тех краях.

Недавнее назначение на должность Представителя Великобритании на Западных Балканах отставного маршала Королевской авиации сэра Стюарта Пича, который был командиром НАТО в Косово и Метохии в начале 2000-х, тоже не сулит сербам ничего хорошего. А говоря о миссии КФОР, Соединённое Королевство недавно подтвердило намерение как минимум до 2023 года сохранить присутствие в миротворческом контингенте по руководством США, что свидетельствует о его роли «верного лейтенанта» Вашингтона.

Справедливости ради стоит отметить, что британские интересы нельзя полностью сводить к «перетягиванию каната» с Россией и «Старой Европой». Есть ряд вопросов, где геополитической подоплёки нет. Как правило, эти сферы отвечают общим интересам Великобритании и стран Западных Балкан. В первую очередь это борьба с терроризмом, а именно с джихадистами, которые воюют в Сирии и Ираке и возвращаются на родину, представляя риск для государственной безопасности как Великобритании, так и БиГ, Албании, Северной Македонии и южной части Сербии. Также существует серьёзная проблема с албанскими наркокланами, промышляющими в крупных городах Великобритании. Прошлым летом страны заключили договор о высылке албанских преступников на родину.

Подведём итоги. С одной стороны, экономика Великобритании переживает не лучшие времена, а британские компании не особо заинтересованы в непонятном для них регионе. Ввиду этого вероятность значительных финансовых вливаний из Соединённого Королевства в страны Западных Балкан, роста инвестиций и налаживания торговых связей невелика. Трудно представить, чтобы Парламент запросто одобрил какие-либо крупные суммы для осваивания Департаментом гарантирования экспортных кредитов. Скорее всего, всё ограничится контрибуциями в рамках уже имеющихся программ (например, Фонда предотвращения конфликтов, содействия стабильности и безопасности).

С другой стороны, очевидно, что, как активный член НАТО и игрок «реальной политики», в целях повышения собственной безопасности, Великобритания будет вести игру геополитического противостояния РФ в регионе. Эта политика будет нацелена на сдерживание и по возможности снижение влияния Москвы на Западных Балканах.

В сфере безопасности главный «театр» противостояния будет разворачиваться в Боснии и Герцеговине. Можно только понадеяться на то, что лидерам Великобритании (и НАТО), России и БиГ хватит мудрости не превратить «холодный» конфликт в «горячий».

Помимо этого, Великобритания также будет продолжать сотрудничество со странами Западных Балкан в менее спорных сферах, включая программы постконфликтного миростроительства и борьбу с терроризмом и организованной преступностью.

Ситуация — многоуровневая. Альбион может быть туманным, а может быть и ясным. Всё зависит от времени года.

Эрнест А. Рид,

Политический аналитик при Вестминстерско-Российском Форуме, аспирант-исследователь,
преподаватель в Астонском Университете,
п
риглашённый эксперт Российского Совета по международным делам

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх