Смена власти в США преподнесла мировой общественности немалые сюрпризы в отношении уже ставших привычными точности и объективности американских государственных учреждений. Ситуация с выборами, с беспорядками, обвинениями и столкновениями с полицией стала напоминать то, что мы привыкли видеть в странах с неразвитой демократией. Можно подумать, что такими темпами очередная «цветная революция» произойдет именно в том центре, который «экспортировал» в другие страны профессиональных революционеров и инструкторов. 

Все это говорит о том, что американское общество стремительно поляризуется. Сейчас разница между «республиканцами» и «демократами» становится все более ощутимой. Скорее всего, она будет столь же резко обозначена во внешнеполитическом и экономическом плане. Встает вопрос: чего могут ожидать разные регионы мира от новой американской администрации, в том числе и регион Балкан — особенно в плане экономики?

Администрация уходящего президента Дональда Трампа совершила очень резкие изменения во внешней политике США. Как человек, пришедший в политику из мира бизнеса и до этого построивший целую империю, Трамп начал управлять государством как предприятием. Исходя из соображений уменьшения расходов он стал сокращать численность военных контингентов США за рубежом, не втягивал страну в военные операции и сосредоточился на борьбе с конкурентами на мировом рынке. Желая укрепить экономику страны и преумножить благосостояние ее населения, Трамп обратился к политике протекционизма, развязал торговую войну с Китаем, инициировал пересмотр Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA) и ввел высокие пошлины на товары из ЕС. 

Политику на Балканском полуострове администрация Трампа подчинила цели устранения конкурентов. Она не слишком затрагивала чувствительные темы Сербии — такие, как признание самопровозглашенной республики Косово и позицию Белграда по отношению к Республике Сербской, — и поспособствовала урегулированию спора между Афинами и Скопье вокруг наименования Северной Македонии. Вашингтон, в частности, оказал давление на македонскую оппозицию и вынудил ее принять новое название страны. Зато все это сопровождалось разными инвестиционными программами американских компаний. К этому моменту они вложили около 1 млрд долларов в Сербию —преимущественно в сферы информационных технологий, инфраструктуры и в разные виды производства. В рамках этих инвестиций было трудоустроено около 20 тыс. человек. Сербии было выгодно подобное взаимодействие как в политическом, так и в экономическом плане. По словам бывшего помощника госсекретаря США Томаса Кантримена, во время переговоров в Вашингтоне с представителями Белграда и Приштины Трамп ушел от позиции ЕС: от подписания Вашингтонского соглашения он ожидал только экономической выгоды для США. 

Балканские страны, в свою очередь, стали более открытыми к другим источникам капитала. Россия, Китай и Турция довольно активно ведут экономическую деятельность на Балканах в разных направлениях. Страны региона стали ориентироваться и на других партнеров.

В сентябре текущего года в Белграде открылся офис Финансовой корпорации развития DFC (Development Finance Corporation). Она  занимается поддержкой частных инвестиций в разных частях света, что является одним из стратегических направлений американской внешнеэкономической политики. Организация намерена вложить в инфраструктурные проекты, связывающие центральную Сербию с ее южным краем Косово, около 3,7 млрд евро. Этот шаг во многом представляет собой американский ответ на китайский мегапроект «Пояс и путь». 

Итак, сбудутся ли мечты об американских инвестициях? По результатам ноябрьских выборов в США к власти придет кандидат от Демократической партии Джозеф Байден. В 90-х и в начале 2000-х годов он был широко известен своими жесткими и сербофобскими заявлениями. Можно и не сомневаться в том, что кабинет нового лидера захочет аннулировать все достижения предыдущей администрации на Балканах. Между тем именно она практически заставила косовские власти отменить стопроцентные пошлины на товары из Сербии и Боснии и Герцеговины, в то время как отношения с Белградом потеплели. 

Также можно ожидать, что новый президент попытается занять более жесткую позицию по отношению к Сербии в экономическом плане. Это означало бы разные виды давления: от сокращения инвестиционных программ и уменьшения товарооборота до экономических санкций с целью заставить Сербию признать независимость Косово, отказаться от особых связей с Республикой Сербской и выполнить другие требования Белого дома. Иными словами, администрация нового президента может вернуться к балканской политике Вашингтона до Трампа. Хотя посол США Энтони Годфри в Белграде недавно и заверял Сербию в том, что смена власти никак не отразится на существующих договоренностях и хороших отношениях Вашингтона и Белграда, некоторые заявления самого Байдена говорят сами за себя. Во время предвыборной кампании он заявил, что Сербия будет обязана признать Косово в рамках его актуальных границ и вспоминал о «геноциде» в Сребренице, тем самим делая реверансы американцам албанского и боснийского происхождения в попытке мотивировать их проголосовать за него. 

Тем не менее резкий поворот в балканской политике новой администрации маловероятен. Сербия, которая становится экономическим лидером региона, в отношениях с США может занять сильную позицию. На данный момент страна опережает государства Балканского полуострова и Европы по темпам экономического роста. Кроме того, американские компании уже задействованы в ряде сербских проектов, а объем товарооборота между двумя странами вырос почти на 55%: в сентябре он составил 58 млн долларов. Любые экономические санкции против Сербии могли бы вызвать негативную реакцию у представителей бизнеса, которые бы выразили свое недовольство новым президентом. 

Стоит также подчеркнуть, что политическое давление на Сербию укрепляет позиции Китая и России в регионе, так как две эти державы оказывают поддержку внутренней и внешней политике сербских властей. 

Поставить Сербию и регион под полный политический и экономический контроль ЕС оказалось бы для администрации нового президента США очень выгодным решением. Однако это не представляется возможным, так как Великобритания, которая больше всех продвигала политику расширения ЕС, этот союз покинула. А Франция и Германия, соперничающие за лидерство, без особого оптимизма смотрят на идею принять в «европейскую семью народов» все Балканы. 

На данный момент единственно возможным способом сохранения экономического присутствия США в регионе является поддержка единой экономической зоны Балкан в рамках двух проектов — «мини-Шенгена» и Берлинского процесса, а также вливание инвестиций в производство и инфраструктуру. 

По сути такой подход является продолжением политики администрации Трампа. Однако не стоит забывать, что Америка не единственный игрок на экономическом пространстве Балкан. Доля инвестиций китайских компаний тоже растет. К примеру, компания «Зи Цзинь» вложила в развитие шахты Бор 1,4 млрд долларов, а HBIS за 46 млн евро выкупила горнодобывающий комбинат в Смедерево. Ряд других китайских фирм также активно работают над созданием инфраструктуры и в других отраслях. Российское присутствие в регионе также значительно: это и энергетика, и железные дороги, и финансы. 

Единая экономическая зона Балкан может быть легко принята рядом государств. Сербия именно через нее будет укреплять свои позиции экономического и политического лидера, расширять влияние в Боснии и Герцеговине и продвигать политику возвращения под свой контроль Косово и Метохии, своего южного края. Албания будет пытаться увеличить свой рыночный потенциал и влияние на диаспору в регионе. Северная Македония, чьему вхождению в ЕС чинят препятствия Болгария и Греция, тоже видит в едином региональном экономическом пространстве шанс для спасения. Черногория во главе с новым правительством будет пользоваться возможностями единой зоны для восстановления расшатанных связей с Сербией.

Какой курс будет проводить на Балканах администрация нового президента США? Джозеф Байден, как и многие его сотрудники, сформировавшие свои представления о регионе еще в 90-ые годы, будут вынуждены выстраивать политику в условиях новой реальности, которая сильно отличается от последнего десятилетия XX века. Если тогда для Балкан не существовало альтернативы принятию условий агрессивной Америки, сейчас страны региона ее видят в лице Китая и России.

Иван Секулович,
MSc in International Business and Management