fbpx
Now Reading
Чего хочет «большинство»: скажутся ли выборы в институты Евросоюза на решении косовского вопроса

Чего хочет «большинство»: скажутся ли выборы в институты Евросоюза на решении косовского вопроса

После затяжных переговоров о новом составе европейского правительства западные политики пришли к договоренностям, кто будет во главе ведущих органов власти в течение следующих пяти лет. СМИ тем временем вспоминают, чем запомнились эти новоизбранные чиновники на Балканах, и рассуждают, привнесут ли новые назначения новизну в политику региона.

Кто возглавил европейские институты

На должность главы Европейской комиссии 16 июля утверждена бывший министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен. Окончательное назначение на этот пост, пожалуй, наиболее спорной фигуры из всей обновленной брюссельской политической элиты (экс-министр не представляет победившую партию и не пользуется широким уважением на родине) является любопытным событием. Особенно ввиду того, что фон дер Ляйен уже фактически приняла основное требование своих многочисленных критиков — сократить полномочия председателя Еврокомиссии в пользу их расширения Европарламенту и согласилась принимать решения на основании большинства голосов стран-членов ЕС. Этот шаг может стать судьбоносным не только для непосредственно Евросоюза, но и для его внешних партнеров, например, стран балканского региона.

Председателем Европарламента избран Давид-Мария Сассоли – известный итальянский политик, в прошлом журналист, дважды занимавший пост заместителя председателя Европарламента по списку левоцентристской Демократической партии.

Место председателя Европейского совета занял бельгийский премьер Шарль Мишель — один из самых молодых лидеров в Европе, руководитель политического объединения либерального толка «Реформаторское движение». Мишель в минувшем году «отметился» в Белграде с официальным визитом, обсудив с президентом Александром Вучичем детали евроинтеграции Сербии, а также ход Брюссельского диалога. Вучич тогда не стал конкретизировать озвученные в ходе беседы предложения, «пока они не будут приняты другими акторами».

Президентом Европейского центрального банка стала Кристиан Лагард, известная в Европе по работе в Международном валютном фонде. Ранее она занимала пост министра экономики Франции, неоднократно входила в топ-10 самых влиятельных женщин в мире по версии Forbes. На Балканах «мелькала» чаще всего в качестве автора ободряющих и одобряющих высказываний о реформах, проведенных Сербией на пути в Евросоюз.

На должность главы европейского МИД предложен глава испанской дипломатии Жозеп Боррель. Это единственный претендент, чья кандидатура пока не утверждена Европарламентом. Одновременно это один из наиболее интересных политиков для Балкан, причем не только ввиду ожидаемой должности.

Пока европейские аналитики спорят, означает ли такой подбор кадров обещанные избирателям перемены, балканские СМИ попытались проанализировать, повлияет ли он на развитие ситуации в регионе. Наибольший интерес тут, конечно, вызывали Урсула фон дер Ляйен и Жозеп Боррель. Это связано как с их предыдущими должностями, визитами и комментариями, так и с вероятными структурными изменениями внутри ЕС.

Окажется ли новый председатель Еврокомиссии «свадебным генералом»

«Что может дать Европе «самый слабый» немецкий министр?» — таким вопросом задались в американском издании Politiko, не только цитируя партийных оппонентов Урсулы фон дер Ляйен, но и приводя комментарии о работе оборонного ведомства в целом.

Как хорошо знакомо европейской аудитории, фон дер Ляйен готовится к отъезду в Брюссель прямо во время текущего расследования по факту незаконного привлечения внешних агентов к госзакупкам и после многочисленных призывов оппозиции к отставке министра обороны. При этом теперь уже бывшего министра называют близким союзником канцлера: по мнению аналитиков, заступничество Ангелы Меркель помогло ей и сохранить место, и претендовать на должность в Брюсселе. Вероятно, проводником ее политики фон дер Ляйен останется и в Брюсселе.

Чем известна фрау фон дер Ляйен на Балканах? Например, тем, что 2014 году выступила в поддержку продления немецкой миссии в составе EULEX в Косово на еще один год. Незадолго до голосования в Бундесвере по данному вопросу она лично посетила край, где встретилась с немецкими военнослужащими.

Урсула фон дер Ляйен в Косово


«Развитие ситуации показывает, что, казалось бы, и в безвыходном положении можно найти мирное решение. Нам важно показывать четкую позицию в этой стране», — цитировал тогда портал DW ее высказывание, где она доказывала, что и спустя 15 лет считает миссию в Косово оправданной. Немецкая армия в крае на тот момент была представлена 700 солдатами (в настоящее время их 400). Это самая длительная зарубежная миссия в истории Бундесвера и вторая по величине после Афганистана.

Кроме того, в сербской газете «Блиц» припомнили госпоже экс-министру и слова поддержки операции НАТО в Югославии в 1999 году, когда она оспорила экс-канцлера Герхарда Шредера в том, что отправка боевых самолетов «Торнадо» без санкции СБ ООН была нарушением международного права.

Кроме того, фон дер Ляйен, уже будучи кандидатом на пост главы Еврокомиссии, заговорила о переговорах с Албанией и Северной Македонией по поводу их вступления в ЕС. Что же касается вопроса евроинтеграции Сербии, то, тут, согласно ее ранним заявлениям, ключевым моментом является соглашение между Белградом и Приштиной.

Отметим, что Урсула фон дер Ляйен уже представила депутатам Европарламента в Страсбурге программу, в которой выделила ключевые моменты своей работы в случае избрания. Акцент она сделала на «сильной внешней политике».

Что еще важно отметить, согласие новой главы Еврокомиссии принимать решения на основании большинства голосов стран-членов ЕС (взамен нынешнего принципа консенсуса) для Балкан представляет зону особого внимания. У Евросоюза сейчас нет единой позиции по Косово, и это может стать поводом «обкатать» проведение политики по принципу «так хочет большинство».

Особую изюминку этой ситуации придает кандидатура, возможного главы союзного МИД Жозепа Борреля – оппонента официальной линии Брюсселя по ряду важных аспектов внешней политики. Штрихи к его портрету добавили и резкая позиция по отношению к России (Боррель называет Москву «угрозой»), и естественный для испанца взгляд на сепаратистские образования.

Каталония не/равно Косово?

Обсуждение кандидатуры главы внешнеполитического ведомства Испании Жозепа Борреля в качестве верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, безусловно, всколыхнуло споры. Самым ярким примером стал недавний конфликт сербского министра иностранных дел Ивицы Дачича с премьер-министром Болгарии Бойко Борисовым. Суть разногласий заключалась в том, сможет ли Жозеп Боррель, последователь позиции Мадрида по непризнанию Косово, руководствоваться в вопросе спорного края своим мнением, или же он должен будет прислушаться к большинству? Судя по программным заявлениям фон дер Ляйен, вынужденной посчитаться с влиятельными противниками, весьма вероятен второй вариант – невыгодный, прежде всего, Сербии.

Позицию этого самого «большинства» ранее озвучила председатель немецкой партии «зеленых» Аланела Бербок. Комментируя назначение Жозепа Борреля, она напомнила, что тот «должен уважать мнение большинства по вопросу Косово, а не продвигать свою позицию». Понятно, что здесь она имеет в виду страны Евросоюза, которые независимость Косово признали. Выходит, «анонсированные» фон дер Ляйен структурные изменения могут пошатнуть полномочия и председателя МИД.

Жозеп Боррель и нынешний Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини

Действительно, «коллективное сознательное» совершенно не заинтересовано в том, чтобы передавать представителям отдельных стран (пусть даже союзникам) решение ряда вопросов, находящихся в пределах его суверенитета. В случае с Жозепом Боррелем это, по мнению сербского «Данаса», вообще могло бы привести к установлению двухсторонних государственных контактов между субъектами, один из которых (Испания) не признает другой (Косово), чего не случалось в истории никогда ранее.

Сам же Боррель — ярый критик сепаратизма (и каталонского, и не только). В минувшем марте, во время официального визита в Белград, он подчеркнул, что Мадрид неизменно придерживается позиции по непризнанию Косово.

 «Каталония и Косово — не одно и то же, как бы того ни желали сторонники отделения испанского региона», — цитировала шефа испанской дипломатии сербская газета «Блиц». Впрочем, нельзя не отметить, что потенциальный глава европейской дипломатии верит, прежде всего, в диалог Белграда и Приштины.

Вопрос о том, стоит ли ожидать от новых чиновников изменения внешнеполитического курса ЕС на Балканах (и, прежде всего, в Косово), пока остается открытым.

Очевидно, что предыдущая европейская элита за время своего мандата так и не решила проблему спорного края, раз с обеих сторон затяжного конфликта зазвучали предложения привлечь к диалогу новых международных участников. Даже посетивший Белград президент Франции Эммануэль Макрон (хоть говорил о готовности лично содействовать спасению Брюссельского диалога в его нынешнем формате) признал очевидное: свежего решения для Балкан у Брюсселя нет.

Когда настала пора выборов в Европейский парламент, и Белград и Приштина взяли паузу в ожидании, кто займет ключевые посты. Теперь же получается, что ожидать им следовало не только утверждения кандидатур. Речь идет уже об определении круга их реальных полномочий и способности влиять на решения европейского большинства.

Оксана Сазонова

IAC