Зачем косовским мусульманам сербские православные святыни?

Среди албанцев есть православные, живут они преимущественно на юго-востоке Албании. Существует и Албанская православная церковь, окормляющая чуть более 6% населения этой страны. А вот в Косово православных албанцев по сути нет. Тем удивительнее наблюдать за попытками Приштины заявить о своих правах на сербское православное наследие края.

Танцы вокруг ЮНЕСКО

Недавно в эфире популярного сербского телеканала Pink эксперт в области защиты культурного наследия, директор Музея жертв геноцида, историк Деян Ристич и экс-дипломат Зоран Миливоевич обсуждали нападения косовских албанцев на сербские святыни в Косово. Речь шла не о свернутых крестах средневековых церквей, погромщиках, справляющих нужду в обителях, и горящих соборах, а о другом, не столь наглядном, но во много раз более опасном явлении.

«Косовские власти начали активно и агрессивно уничтожать наше культурное и историческое наследие еще в 2004 году (в марте 2004-го албанцы устроили массовый погром, в ходе которого было разрушено или повреждено порядка 36 православных храмов). Они думали, что получат поддержку Запада, но те сцены, которые обошли весь мир, вызвали возмущение, потому что все это было антигуманно. Но больше они не будут разрушать, — сказал Ристич. — В этом году мы отмечаем 700-летие основания Грачаницы (сербский монастырь начала XIV века в Косово). Еще несколько лет назад Грачаница беспокоила их по факту своего существования, но теперь — нет. Больше они не возражают против термина ”монастырь” и всего остального. Они возражают против идентификации монастыря как сербского».

По мнению Зорана Миливоевича, косовары взяли на вооружение модель поведения Анкары, поскольку на территории Турции также имеется множество памятников христианской культуры.

«Сейчас выясняется, что вся суть мандата правительства Альбина Курти заключается в подтверждении того, что Косово владеет этими святынями. Точно так же и в Турции есть христианское наследие, которое находится под защитой государства, но Турция является их ”владельцем”. Это очень опасно, потому что затрагивает права Сербской православной церкви. Если косовская государственность получит подтверждение, то под сомнение будет поставлено существование на территории края и сербского народа, и церкви. Потому-то так важно не только отрицать государственность Косово, но и не пускать их в ЮНЕСКО. Хотя очевидно, что кто-то хочет снова активировать этот процесс», — заявил Миливоевич.

Разговоры о членстве в ЮНЕСКО возобновились в крае после смены «кабмина» и выборов «президента». В 2015 году сепаратисты уже предпринимали попытку вступить в организацию официально, но тогда большинство государств ответили им отказом, потому что косовары сами подпортили себе реноме: у людей во всем мире перед глазами стояли кадры с изуродованными средневековыми фресками и языками пламени, лижущими древние колокольни. После 2015-го эта тема поднималась при любом удобном случае то Приштиной, то Тираной. 

«Верим, что невозможность присоединиться (к ЮНЕСКО) в 2015 году и отсутствие очень небольшого количества голосов для этого не должно превращаться в долгосрочное наказание для Косово. Мы готовы стать частью большой семьи ЮНЕСКО, что принесет дополнительную пользу человечеству благодаря нашему культурному наследию», — заявили сепаратисты в тексте нового обращения к полусотне премьер-министров стран-членов этой организации. Письмо было подписано «президентом» Вьосой Османи, «премьером» Альбином Курти и спикером «парламента» Глауком Коньюфцей. 

Культурное наследие, заявленное вышеупомянутой компанией как «наше», на самом деле — культурный фундамент сербской цивилизации. Оно же оказалось и причиной составления письма. Так, сепаратисты попросили исключить монастырь Високи Дечани, Печскую Патриархию (средневековую резиденцию сербских патриархов), монастырь Грачаница и церковь святой Петки в Призрене из списка объектов, которым угрожает исчезновение. Косовары аргументируют это тем, что по сравнению с 2006 годом — когда эти святыни попали в «группу риска» — ситуация с безопасностью «полностью изменилась». Также они просили «пересмотреть устаревшую терминологию»: в отчетах и ​​документах ЮНЕСКО по-прежнему упоминаются «Автономный край Косово» и «Временные институты самоуправления в Приштине». 

А что самое главное, они попросили признать, что вышеупомянутые объекты не входят в юрисдикцию Сербии (мол, она «не имеет над ними реального и юридического контроля»), а принадлежат Косово, которое «продолжит работу по защите, продвижению и развитию всех православных церквей и монастырей».

Верить ли обещаниям вандалов?

Как Приштина будет «продолжать работу» по «защите» сербских святынь, можно судить по апрелю и маю 2020 года. За этот короткий период нападениям подверглись 12 сербских православных храмов. 

 «В охраняемой зоне церкви Пресвятой Богородицы XIV века в Липляне окна были выбиты камнями, — говорится в обращении Рашско-Призренской епархии СПЦ, окормляющей Косово и Метохию. — Священник сообщил об инциденте в полицию, однако никакой реакции не последовало, потому что ни ее сотрудники, ни дежурный не знали сербского… А несколько дней спустя церковь Святого Иоанна Крестителя в центре Печа была забросана камнями, окна ее были выбиты…..».

Авторы обращения отметили что жаловаться в косовские институты власти бессмысленно, потому что насилие является продуктом агрессивной риторики, исходящей с самого верха.

В ответ на заявление «министра» культуры, молодежи и спорта Хайруллы Чеку о том, что «мечети в Косово тоже грабят» (причем едва ли не чаще, чем церкви), директор сербской канцелярии по делам Косово и Метохии Петар Петкович напомнил, что с 1999 года в Косово было разрушено более 135 церквей и монастырей СПЦ. Только 45 было восстановлено, — и отнюдь не Приштиной, а Белградом. Остальные так и остаются в руинах, поскольку сепаратисты не дают сербским специалистам доступа к ним.

Вот такие «защитники». Когда монастырь Високи Дечани попал в реестр находящихся под угрозой исчезновения европейских объектов, который составила общеевропейская федерация по сохранению культурного наследия Europa Nostra, косовары забросали эту организацию жалобами и требованиями исключить святыню из списка. Тут снова отметились вышеупомянутые Османи, Курти, Чеку и глава «министерства» иностранных дел и диаспоры Доника Гервала-Шварц. 

Впрочем, они получили довольно взвешенный и разумный ответ: давайте консультироваться, и если вы выполните наши рекомендации по охране монастыря, то мы исключим его из списка. Подтекст был таков: сначала прекратите прокладывать междугороднюю трассу через территорию обители, исполнив соответствующее решение собственного Конституционного суда. К тому же самому Приштину призвал и посетивший на днях Високи Дечани американский посредник в диалоге Сербии и Косово Мэтью Палмер. Если нет государства и нет демократии, то должна сохраняться хотя бы их видимость.

Но Високи Дечани – это Високи Дечани. А кто, например, вспомнит оживленную трассу, проложенную в январе 2021 года через территорию средневековой церкви Святой Недели в Брняче близ Ораховаца (XIV век)? 

Удар по истории и идентичности

Возникает вполне уместный вопрос: отчего албанским вандалам так хочется наложить руку на сербское духовное наследие?

Вот недавно и Народный музей Косово потребовал от белградских музеев вернуть вывезенные из края во время войны сербские артефакты. Правда, они получили ответ, что сербское наследие принадлежит Сербии, а потому останется в ее столице.

Не исключено, что Приштина попытается создать аналог ”Черногорской православной церкви” на территории Косово и Метохии», – прокомментировала премьер-министр Сербии Ана Брнабич вышеупомянутое письмо Османи и Курти в ЮНЕСКО.

Юрист Рашко-Призренской епархии Александр Радованович также обращает внимание на то, что высокопоставленные косовские политики повторяют басни о том, как «Сербская православная церковь украла церкви и монастыри у косовских албанцев».

По словам юриста, Приштина готовится внести правки в местный закон о статуе религиозных общин и хочет принять новый — о свободе вероисповедания. Цель этих нововведений — сделать так, чтобы духовные объекты края больше не были в юрисдикции СПЦ. Параллельно проводится информационная кампания. Так, собкор косовского телеканала RTK Джерачина Тухина заявила, что ожидает, что после нового этапа переговоров Белграда и Приштины статус церквей в Косово изменится.

«Я не называю православные церкви в Косово сербскими православными церквями, потому что это широкая тема для обсуждения: кто и в какой период построил эти храмы», — сказала журналистка.

К процессу подключилась и соседняя Албания. Местный историк Юсуф Буджови выпустил книгу «Косово». На ее страницах он пишет, что основатели сербского государства и сербской церкви из династии Неманичей являются представителями «христианско-дарданского племени иллирийского происхождения», а «сербская нация сформировалась только в XIX веке».

 Албанский телеканал Top Channel, который вещает и на Косово и Северную Македонию, выпустил фильм «Великий сербский исторический обман: как сербы украли албанскую историю». В нем утверждается, что все средневековые сербские храмы и монастыри «на самом деле» были построены албанцами.

Таким образом, мы видим, что косовские сепаратисты ни на шаг не отступают от намеченной цели: сделать так, чтобы в древнем сербском крае и духа сербского не осталось. Им оказалось мало отобрать у Сербии колыбель ее духовности. Понадобилось еще и присвоить ее историю и корни.  Уже сейчас очевидно, что ни один косовский албанец в будущем не поставит свечу в «албанской» церкви, не покрестит там своих детей и не воскликнет «Христов Воскресе!». Хотя, если будет очень нужно, наберут и горсточку таких. В конце концов, привезут с юга Албании: те пускай и неискренне, но изобразят. Примерно так же политические кланы Приштины, полностью зависимые от США, уже тринадцать лет изображают независимое государство. 

Фото: сайт монастыря Високи Дечани

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх