fbpx
Now Reading
«За освобождение Белграда»: первая из советских «освободительных» медалей

«За освобождение Белграда»: первая из советских «освободительных» медалей

9 июня 1945 года Верховный Совет СССР выпустил два Указа об учреждении новых боевых наград. В первом говорилось о медалях За взятие Кенигсберга, Будапешта, Вены и Берлина. Во втором – За освобождение Белграда, Варшавы и Праги. Таким образом было решено отметить заслуги воинов, участвовавших в операциях по овладению шестью европейскими столицами и вторым по значению политическим центром Германии. Из перечисленных семи городов Красная Армия первой вступила именно на улицы Белграда.

В контексте всех семи перечисленных операций освобождение Белграда стоит особняком. Во-первых, речь идет именно об «освобождении», а не о «взятии», что подтверждается и общей реакцией местного населения, и активным участием в боевых действиях местных антифашистских формирований. Во-вторых, не вызывает особых сомнений то, что партизанская армия Тито могла бы, пусть с большими усилиями и жертвами, но освободить Белград самостоятельно. Представить подобное с Варшавой и Прагой достаточно сложно. Наконец, столицу Югославии немцы удерживали не как стратегический рубеж обороны, а как важный пункт на маршруте отступлений групп армий E и F, которые в любом случае выводились с Балканского полуострова.

Красноармейцы в Белграде, 1944 год. Архивная фотография

Нельзя не упомянуть, что до Белграда войска 3-го Украинского фронта под командованием маршала Федора Ивановича Толбухина уже вступили в две европейские столицы – Бухарест и Софию, однако при всем политическом резонансе говорить о полноценных боевых операциях в данных случаях не приходится, поскольку и Румыния, и Болгария успели «перескочить» в лагерь победителей. Румынии, совместно с новыми союзниками, пришлось вести бои с отступающими немецкими частями. В Болгарии боев, собственно, вообще не было.

С чисто стратегической точки зрения, овладение Белградом рассматривалось советским командованием не только как способ усложнить эвакуацию германских войск из Греции, Югославии и Албании, но и как предварительный этап к вторжению в сердце Третьего Рейха.

Для же югославских партизан-коммунистов речь шла, конечно, и о чисто военном, и о политическом триумфе.

Немцы, в свою очередь, также не собирались удерживать Белград до последнего, так что безвозвратные потери советских войск оказались намного меньшими даже по сравнению с Прагой и Веной, не говоря уж о растянувшихся на месяцы операциях по взятию Варшавы, Будапешта и Кенигсберга. Соответственно, наименьшим оказалось и количество награжденных за Белградскую операцию – около 68 тысяч против 277 тысяч за Вену и 395 тысяч за Прагу.

Советские танки на улицах Белграда, 17 октября 1944. Архивная фотография

Салют в честь освобождения Белграда был дан в Москве 20 октября 1944 года. Югославских наград за участие в освобождении этой страны удостоились около 2 тысяч советских военнослужащих, в том числе 16 получили звание Народного героя Югославии. 30 воинским частям было присвоено наименование Белградских.

С идеей учреждения «освободительных» медалей начальник Главного управления тыла РККА генерал армии Андрей Хрулев выступил уже после Победы над Германией.

Конкретно для награды в честь освобождения Белграда было подготовлено пять эскизов, из которых предпочтение отдали варианту художника Александра Ивановича Кузнецова, подготовленному при участии художницы Скоржинской (их тандем предпочли также в случае с Прагой, кроме того, Кузнецову принадлежит авторство медалей за взятие Будапешта, Кенигсберга и Берлина).

Общая компоновка медали «За освобождение Белграда» традиционна для подобных наград. Ее диаметр 32 мм, изготавливалась она из латуни. И аверс, и реверс имеют кайму по окружности, изображения и надписи выпуклые.

На лицевой стороне медали по окружности нанесена надпись: «За освобождение», в центре – «Белграда». Надпись увенчана пятиконечной звездочкой с лавровым венком по окружности. Звездочкой увенчана и указанная на реверсе медали дата «20 октября 1944».При помощи ушка и кольца медаль соединена с пятиугольной колодкой, обтянутой зеленой шелковой муаровой лентой шириной 24 мм. Посредине ленты расположена черная продольная полоса шириной 8 мм. Специалисты по фалеристике выделяют типы медалей, различия которых, вероятно, определялись особенностями производства в разные периоды. Ушко медали, соединяющее медаль с колодкой может быть паяным и цельноштампованным, П-образным и круглым.

Носили медаль на левой стороны груди, при наличии других государственных наград она должна была идти после медали «За взятие Берлина», но перед медалью «За освобождение Варшавы». На самом деле представить подобную комбинацию очень трудно (в отличие от комбинации Варшава – Берлин) поскольку соответствующие операции развертывались в разных концах Европы. Так что обычно у заслуженных ветеранов «За освобождение Белграда» оказывалась в конце медальной колодки — после «За взятие Вены» и «За взятие Будапешта».

Сегодня стоимость этой награды у коллекционеров варьируется в диапазоне 10-10,5 тысяч рублей. Но есть особые раритеты, выпушенные с грубой фактической ошибкой. Вместо даты освобождения Белграда на них указана дата взятия Будапешта – «13 февраля 1945». И здесь цена уже в каждом случае определяется индивидуально.

От имени Президиума Верховного Совета СССР медалью награждались участники Белградской операции, преимущественно из личного состава 3-го Украинского флота и моряков Дунайской военной флотилии. Представления составлялись либо командованием, либо, в случае увольнения в запас, военкоматом. Устав медали был утвержден 31 августа 1945 года.

Статут медали не предполагал ограничений на ее вручение исходя из ранга награждаемого. Проще говоря, ее могли получить и рядовой, и маршал. Неизвестно, имел ли такую медаль Иосип Брос Тито, но она была вручена и маршалу Толбухину, и начальнику штаба фронта будущему маршалу Семену Семеновичу Бирюзову, и командующему фронтовой артиллерией, тоже будущему маршалу Митрофану Ивановичу Неделину, и командиру 4-го гвардейского механизированного корпуса Владимиру Ивановичу Жданову, непосредственно руководившему операцией.

Федор Иванович Тобухин, маршал Советского союза и Народный герой Югославии

Драматическая коллизия сложилась после того, как в 1948 году поссорились два Иосифа – Тито и Сталин. Существуют свидетельства, что многим солдатам и сержантам «рекомендовали» поменять медаль «За освобождение Белграда» на ближайшую по рангу, но все же более высокую по статуту, и главное, не привязанную к конкретному географическому пункту медаль «За боевые заслуги». Особого отклика такие предложения вероятно, не вызвали.

С засуженной наградой и связанной с ней дорогими воспоминаниями расставаться никому не хотелось. Кстати, первоначально после смерти награжденного медаль полагалось сдавать в наградной фонд, но постановлением Президиум Верховного Совета от 5 февраля 1951 года разрешили оставлять в семье на память.

Семен Семенович Бирюзов, маршал Советского Союза

С офицерами, генералами и маршалами, которые продолжали состоять на действительной службе, ситуация была сложнее, поскольку от готовности сдать или не сдать «опальные» югославские и советские награды в значительной степени зависели их дальнейшие карьерные перспективы.

Толбухин умер еще в 1949 году. Жданов же, по ряду свидетельств, имел конфликт с командованием, поскольку не хотел отказываться от звания Народного Героя Югославии, не говоря уж о «белградской» медали. Вероятно, здесь и кроется ответ на вопрос, почему, получив звание генерал-лейтенанта в 1944 году, генерал-полковником он стал только после 20-летнего перерыва.

Владимир Иванович Жданов, генерал-полковник танковых войск, Народный герой Югославии

Какой-то роковой парадокс заключается в том, что будучи оплачена самой малой кровью (по сравнению с другими «столичными» медалями), медаль «За освобождение Белграда» каким-то роковым образом повлияла на судьбу самых известных ее кавалеров.

Главный маршал артиллерии Митрофан Неделин погиб 24 октября 1960 года на полигоне Байконур при взрыве ракеты Р-16. Вместе с ним погибли еще 77 человек.

Митрофан Иванович Неделин, главный маршал артиллерии

А потом произошла другая трагедия, уже напрямую связанная с Белградом.

19 октября 1964 года, при заходе на посадку, в гору Авала врезался самолет Ил-18 с советской делегацией, прибывшей на торжества, посвященные 20-летию освобождения города.

Погибли 16 членов экипажа, а также члены делегации – начальник Генштаба Советской армии маршал Бирюзов, начальник Академии бронетанковых войск генерал-полковник Жданов, заведующий Административным отделом ЦК КПСС генерал-майор Николай Романович Миронов, заместитель начальника Военной академии им. Фрунзе генерал-лейтенант Николай Николаевич Шкодунович, генерал-лейтенант запаса, Герой Советского Союза Иван Кондратьевич Кравцов, генерал-майор в отставке Леонид Порфирьевич Бочаров.

Все они были похоронены в Москве на Новодевичьем кладбище, кроме Бирюзова, прах которого нашел упокоение в Кремлевской стене.

В Белграде же на месте катастрофы воздвигли монумент работы Йована Кратохвила в форме двух сломленных крыльев с памятной надписью:

«Здесь, в авиакатастрофе, утром 19 октября 1964 погибли советские герои, наши военные товарищи и друзья. В октябре 1944 года они боролись за свободу Белграда, в октябре 1964 стали легендой нашего города. Стали знаменем братства и общей борьбы».

Лучше, пожалуй, не скажешь.

Дмитрий Митюрин