В летописи моих болельщицких разочарований есть немало сколь выдающихся, столь и печальных дат, впечатлений и событий. «Почётное» место среди них (если можно так выразиться) занимает финал Олимпийских игр 1996 года в Атланте, в США. Туда, ясное дело, вышли хозяева. И это была не просто американская сборная и даже, как то говорят, не просто «дрим тим». Казалось, это небожители спустились на землю. Тогда в Атланту приехали все лучшие баскетболисты на планете. То, что американцы не слишком рвутся на Олимпиаду, не секрет: их, профессиональных спортсменов, больше интересуют поединки, достижения и заработки в НБА. Но тогда собрались едва ли не все самые лучшие: Карл Мэлоун, Джон Стоктон, Чарльз Баркли, Хаким Оладжьювон, Скотти Пиппен. 

Если вам вдруг ни о чем не говорят столь славные имена, то вот аналогия: представьте, что в одном фильме сыграли Аль Пачино, Роберт де Ниро, Леонардо ди Каприо, Дензел Вашингтон и Клинт Иствуд. Неплохо, да?

А противостояла этим монстрам сборная Югославии (фактически Сербии) во главе с Владе Дивацем, Деяном Бодирогой и моим любимцем – наголо бритым Сашей Джорджевичем. Позднее, уже завершив карьеру, он с 2013 по 2019 год тренировал родную сборную, а сейчас возглавляет итальянский «Виртус». 

По успехам этого выдающегося разыгрывающего защитника можно изучать успехи югославской сборной в 90-х. Тут вам и «золото» Евробаскета, и второе уже в 1995 году (в том матче Саша «настрелял» феноменальное 41 очко). 

Далее был результативный хет-трик, когда в 1997 году югославские баскетболисты в третий раз взяли золотые медали Чемпионата Европы. Ну и ещё разок в 1998 году. Думаю, не стоит объяснять, что 90-е в европейском баскетболе прошли под знаком югославской сборной. Это был не просто знак качества, не просто бренд, а своего рода легенда. Неслучайно есть выражение «Американцы придумали баскетбол, — а усовершенствовали его югославы». 

Действительно, они не просто задавали тренды или влюбляли в себя, а  доминировали, демонстрируя миру, что по ту сторону Атлантики тоже есть баскетбол. И, во-первых, в него играть умеют, а, во-вторых, он во многом другой, нежели в НБА: более умный и тактический, где мозги всё-таки превалируют над физическими данными. 

Смею утверждать, что именно югославская сборная в 80-х и 90-х во многом и воплощала собой понятие «европейский баскетбол». Да, были ещё отличные, а местами блестящие литовцы: к слову, именно их обыграла команда Диваца и Джорджевича в полуфинале Олимпиады-1996 (а за прибалтов тогда выступали, на секундочку, такие легенды, как Арвидас Сабонис и Шарунас Марчулёнис), — но всё-таки они шли следом за балканской сборной. По мысли, по тактике, по технике и по видению игры в принципе. 

И когда в 1996-м в финале в Атланте югославы сошлись с американцами, где один только центровой Оладжьювон (только что выигравший с «Хьюстоном» чемпионский перстень НБА) наводил на соперников священный ужас, свершилась битва не просто двух сборных, не просто отличных игроков, но концепций, миров — цивилизаций, если угодно. 

Да и уже через три года американцы начнут бомбить Белград. А до этого, не без усилий Града на холме, развалится на части Югославия, приговорённая во многих сферах, в том числе, и в баскетболе. Так что подтекстов у того финала оказалось великое множество. Это было прощальное соло, концерт большой страны с великой баскетбольной культурой.

Да, именно югославы долго и уверенно конкурировали с двумя сильнейшими сборными мира — США и, конечно же, СССР. 

Сборная Югославии стала членом ФИБА в далёком 1936 году. Десять её игроков вошли в зал славы ФИБА: Крешимир Чосич, Дражен Далипагич, Иво Данеу, Мирза Делибашич, Владе Дивац, Драган Кичанович, Радивой Корач, Тони Кукоч, Дражен Петрович и Зоран Славнич. 

У баскетбольных болельщиков эти имена вызывают приятную смесь священного трепета и эстетического удовольствия. Обычный же читатель может догадаться, что в списке — представители разных национальностей. Например, Данеу – словенец, Далипагич и Дивац – сербы, Корач – серб, родившийся в боснийском Сараево, Делибашич – босниец. А вот Петрович и Кукоч – хорваты; причём, последний, Тони, замечен в весьма агрессивных высказываниях в адрес этнических сербов. 

Это я к тому, что именно национальное, этническое разнообразие сначала послужило фундаментом для великих побед югославской сборной, а после, в 1991 году, приговорило её, — когда всё треснуло по швам, с хрустом костей и пролитием крови. И хорватские баскетболисты уже не просто не здоровались с игроками сербскими, а откровенно конфликтовали. 

И когда вначале я писал о сборной Югославии в Атланте-1996, то речь шла о, скажем так, преемнице аутентичной сборной. В Атланту поехала команда Союзной Республики Югославии, которая потом была переименована в сборную Сербии и Черногории, вскоре тоже почившую. Причём прибыла в США команда после двух унизительных историй. В Барселоне юги из-за санкций должны были выступать как независимые участники под олимпийским флагом. Знакомая история, не правда ли, россияне? А год 1994-й (Зимние игры) вообще был пропущен. 

Под аутентичной же и самой успешной сборной, конкурировавшей, как я уже сказал, с американцами и СССР, надо понимать команду Социалистической Федеративной Республики Югославия, существовавшую с 1964-го по 1992 год. Именно этот период и стоит считать расцветом не только страны, но и её баскетбольной сборной. Отличная тактическая школа, великолепная инфраструктура, грамотно распределённая по всем регионам, и, конечно же, замечательные игроки, которых воспитывали с детства, – вот три составляющие успеха. При этом, если говорить о игроках, то я настаиваю, что именно баскетбол, а не футбол являлся главным видом спорта в Югославии.

Соперничество с американцами для балканцев актуальным стало в 90-х, а вот до них они главным образом бодались и сражались с СССР. Вполне логично утверждать, что именно в борьбе друг с другом две сборные и одержали свои главные победы. Впрочем, тут речь, скорее, о количественных, а не о качественных показателях. Что может затмить победу советских олимпийцев в финале 1972 года в Мюнхене и тот легендарный бросок Белова, о котором, в том числе, сняли исторически недостоверную ленту «Движение вверх»? Ничто, без сомнения. Да и свой первый матч СССР провел как раз-таки против Югославии, на Евробаскете 1947 года, и легко обошел соперников: 50 к 11.

Но вот что интересно! Свою главную олимпийскую победу югославы одержали не где-нибудь, а в Москве в 1980-м, когда печально улетали и знаменитый мишка, и надежды советских болельщиков. 

К тому времени, за семидесятые, югославы трижды взяли «золото» Европы и единожды — мировое «золото». Судьба же олимпийского турнира в Москве решалась в полуфинальном матче, где встретились балканская и советская сборные. Выиграла, как я уже сказал, первая – и это была, прежде всего, тренерская победа. Ранко Жеравица, коуч югов, – возможно, первым в мировом баскетболе на турнирах такого уровня — решил выставить на площадку исключительно низкорослых игроков. И они – прежде всего, усилиями великого Дражена Далипагича – перебегали и перекидали «больших» игроков советской сборной. Обыграть же итальянцев в матче за «золото» для югославов не составило никаких проблем. 

Та победа фактически стала началом и прологом – ярким, эффектным – для тотального доминирования югославской сборной в Европе. Более того, именно эта команда только и могла бросить вызов США. 

Для подтверждения этих слов стоит, конечно же, вспомнить легендарный юниорский чемпионат мира 1987 года. Казалось бы, что тут такого: всего лишь юниорский чемпионат. Но именно на нём тогда встретились те, кто определял лицо мирового баскетбола в дальнейшие годы.

Югославскую сборную возглавлял легендарный тренер Светислав Пешич, а на поле выходили такие титаны, как Владе Дивац и Тони Кукоч, набравший в финальной чемпионской игре 37 очков. 

Первый в дальнейшем стал одним из лучших центровых в истории мирового баскетбола, а второй блистал в «Чикаго Буллс». 

Впрочем, звёзд в той команде вообще хватало. Неслучайно авторитетнейшая La Gazzetta dello Sport назвала ту сборную Югославии «белым ”Гарлем Глоубтроттерс”», а в США одновременно ненавидели и восторгались балканскими игроками. Тогда югославский баскетболист Добраш по сути резюмировал значимость той победы: «Мы заставили этот механизм крутиться. В тот день проснулся европейский баскетбол. Пробудился и югославский баскетбол. Мы доказали, что они могут стоять рядом с американским баскетболом на одном уровне». Согласился с ним – абсолютно справедливо – и тренер Пешич, который в своём дневнике назвал финал с США «определяющей игрой для целого поколения».

Однако самые правильные и вместе с тем самые горькие слова произнёс Тони Кукоч: «Если бы та наша команда не распалась, то игра с американской ”Дрим Тим” в 1992-м стала бы лучшей в истории баскетбола».

 Но, мы знаем, история не терпит сослагательного наклонения. И в 1991-м прекратила своё существование не только великая страна, но и великая баскетбольная сборная. По сути единственная, которая могла бы бросить вызов американцам, где вместе с Дивацем и Стояковичем выходили бы Раджа и Кукоч. Да и сейчас, в 2020-м, объединённая сборная Югославии была бы феноменальна. Ведь за неё играли бы такие суперигроки, как словенцы Драгич и Дончич, хорваты Богданович и Шарич, сербы Йокич и Теодосич, черногорец Вучичевич. Эти парни могли бы противостоять любой команде и даже бить американцев. 

Впрочем, это лишь мечты. Но почему бы не предаться им? Почему бы не помечтать если не о восстановленной стране Югославии, то хотя бы о её совместной сборной? Той, которая бы объединила миллионы.