«Водные войны»: кто может осушить Балканы до дна?

Дефицит воды, особенно пресной и питьевой, стал актуальной проблемой многих стран, в том числе и развитых. По данным ООН, в областях с плохим и нерегулярным водоснабжением живет около двух миллиардов человек. Согласно оценке организации, до 2050 года дефицит воды станет проблемой для 5 миллиардов. Это непременно спровоцирует массовые миграции, — а с ними и другие процессы.

В Эритрее, Эфиопии или Уганде недостаток чистой пресной воды в среднем уже давно составляет около 67%. Вместе с тем проблема водоснабжения остро встает и в развитых странах. Ощутили ее прошлым и этим летом в США, в частности, в Калифорнии. Из-за экстремально высоких температур и множества лесных пожаров серьезные трудности испытали местные города и населенные пункты. Данная ситуация послужила импульсом для недавнего начала торговли фьючерсами на воду на Уолл-стрит. Это значит, что отныне живительная влага становится биржевым товаром — как золото или нефть. Соответственно, и цены на этот важный ресурс будут варьироваться точно так же.

Индекс воды на данный момент формируется на основании ее цены в главных калифорнийских водоемах, где в последнее время  все острее ощущается дефицит. На основании оценок CME Group — крупнейшей биржи производных финансовых инструментов, объем рынка воды в Калифорнии составляет больше миллиарда долларов. Местные специалисты считают, что торговля водой на бирже обеспечит более эффективное управление рисками и поможет преодолеть проблемы дефицита. 

Однако есть и другие мнения. Пусть инвесторы будут торговать не реальной водой, а только фьючерсами (эти договоры фиксируют будущую цену товара, по которой инвестор обязан его купить безотносительно того, будет он получать или терять прибыль, — в зависимости от рыночной цены товара на момент исполнения фьючерса), они тоже могут косвенно влиять на стоимость воды и услуги водоснабжения. Таким образом, цены могут искусственно завышаться, а под ударом окажутся самые бедные потребители.

Приватизация водных ресурсов ограничивает доступ населения к воде, и это хорошо заметно на примере ряда стран Латинской Америки. Почти полвека назад, во время диктатуры Аугусто Пиночета, соответствующая программа была введена в Чили. Жители этой страны, особенно в сельской местности, до сих пор ощущают последствия искусственно завышенных цен и сокращения водоснабжения. Так, сегодня 90% данного рынка контролируют компании, ни одна из которых не является чилийской.

Стала ли торговля водой очередным прибыльным бизнесом и инструментом контроля? Какая роль отводится регионам, богатым этим ресурсом, — таким, как Балканы? 

В одной только Сербии около 80% бутилированной воды производят фабрики, находящиеся в собственности иностранных корпораций. 

Первая и самая крупная приватизация водных ресурсов в стране произошла в 2004 году. Контрольный пакет акций известнейшего сербского бренда Knjaz Miloš был выкуплен компанией Danube Food Group. Сегодня этим предприятием, которое контролирует почти 25% сербского рынка минеральной воды, управляют итальянская Mattoni и американская PepsiCo. За приватизацией 2004 года последовали и другие. В феврале 2005 года Coca Cola и Coca Cola HBC купили сербскую фабрику «Власинка» (которая производит известную воду Rosa) за 21,5 млн евро.

Некоторые компании приобретали сербских производителей воды посредством выкупа их акций на Белградской бирже. Так Kolinska из Словении первая стала владельцем предприятия Palanački Kiseljak из Смедеревской Паланки, которое производит минеральную воду, богатую гидрокарбонатами натрия. 

Несмотря на то что, согласно законодательству Сербии, источники воды могут быть в собственности только у государства, приватизация как вышеперечисленных, так и других компаний привела к тому, что треть источников перешла под фактический контроль иностранных корпораций. На данный момент водным потенциалом Сербии распоряжаются около 34 фирм из Германии, Франции, Нидерландов и других стран.

В Болгарии, которая находится на втором после Исландии месте в Европе по количеству источников минеральной воды, ситуация похожая. В 2000 году французская корпорация Veolia Water Solution приобрела 77% болгарского предприятия «Софийска вода», которое снабжает столицу и окрестные населенные пункты.

В 2017 году один из лидеров рынка бутилированной минеральной воды в Болгарии Devin AD по сути перешел в собственность бельгийской корпорации Spadel Group, которая приобрела 93% акций компании. В результате этой сделки расположенные в Родопских горах подземные источники минеральной воды, залегающие на глубине 700 м, оказались под контролем бельгийского магната.

В Греции ключевые предприятия, занимающиеся водоснабжением страны, — EYDAP из Афин и EYATH из Салоник, — вопреки давлению со стороны ЕС, остались под контролем государства. Тем не менее рынок бутилированной воды в Греции открыт для иностранных компаний. Так, Coca Cola HBC и Nestle уже контролируют источники в горной местности. 

Вместе с тем на Балканах есть и другие проблемы с водой, которые касаются строительства малых гидроэлектростанций (ГЭС). На территории Сербии до сих пор их было построено 110, а в Боснии – 108, из которых 44 расположены на территории Республики Сербской. Малые ГЭС, в основном, строятся на горных реках: в местах с большим наклоном русла реки. Те перегораживаются плотинами, и воду через трубы проводят до турбин генератора. Падение уровня воды намного больше в горных, часто неглубоких реках, чем в больших водоемах. Между тем малые ГЭС угрожают популяциям рыб и речных раков, да и местным жителям их строительство не приносит особенной пользы. Мощность этих объектов, как правило, невелика, трудоустройство населения — незначительное (предприятия зачастую полностью автоматизированы, и необходимо лишь несколько сотрудников, чтобы контролировать процессы, и то это обычно происходит дистанционно, с помощью камер). А восстановление экосистемы после остановки малых ГЭС, напротив, дело небыстрое. На реке Колина, недалеко от города Фоча в Республике Сербской, общественные организации остановили строительство малой ГЭС и тем самим обезопасили окрестные фермерские хозяйства, которые напрямую зависят от этой реки. 

Сегодня в Сербии пересматривают многие разрешения на строительство малых ГЭС, например, «Паклештицы» на реке Височице на Старой Планине (около 70 км от города Ниш, на юге Сербии), где под угрозой оказались редкие породы — ручейная форель и ручейный рак.

Вода сама по себе является самым дорогим ресурсом на земле. А в ситуации, когда она сегодня становится биржевым товаром, не исключена вероятность, что крупные транснациональные компании будут искать возможность взять под контроль источники воды в бедных регионах, чтобы потом продавать ее в более развитых государствах. Таким образом, продажа прав на эксплуатацию водного потенциала может в будущем обернуться жаждой для тех, кто по сути сидит на источниках этого самого важного на планете ресурса. 

Иван Секулович,
MSc in International Business and Management

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх