Количество нарушений, которые имели место во время выборов президента США 3 ноября, в большей степени характерно для «банановых республик» третьего мира или для коррумпированных стран с переходной экономикой, управляемых компрадорской олигархией. Определенно, «новизну» тут внесли штаты с демократами во главе — Пенсильвания, Мичиган и Висконсин, которые являются ключевыми в определении исхода гонки. Там внезапно решили разрешить провести подсчет бюллетеней, присланных по почте, в течение трех рабочих дней после закрытия избирательных участков. Это решение окажется особенно судьбоносным в случае Пенсильвании (обладающей 20 голосами выборщиков). Впрочем, и в Висконсине и Мичигане, где уверенно лидировал Трамп, тоже появились сотни тысяч «запоздавших» бюллетеней, ушедших в копилку Джо Байдена. В штабе этого кандидата на голубом глазу сообщают о том, что все процедуры были соблюдены и что таинственно появившиеся бюллетени «должны быть учтены», потому что «подсчитан должен быть каждый голос». 

Демократы в течение нескольких месяцев заранее разрабатывали сценарий, согласно которому объявление победителей в ключевых «колеблющихся»  штатах состоится не сразу, чтобы поставить под вопрос победу Трампа. В обычных обстоятельствах тот победил бы, но сейчас, во всеобщем безумии, deep state пытается украсть у него победу, рассчитывая на поддержку благосклонных к ним судей на местном уровне. Вся эта история рано или поздно закончится в Верховном суде, но до этого момента нас ждут недели уличного насилия, хаоса и истерики в СМИ.

Давайте начистоту: в случае победы Джо Байдена сербам, как народу, и Сербии, как государству, не на что будет надеяться. И наоборот: в случае пересмотра итогов выборов в Висконсине и Мичигане и запоздалого признания победы нынешнего президента по крайней мере может быть предпринята попытка найти творческое решение косовской проблемы. Команда Трампа уже продемонстрировала понимание интересов Белграда. Так, например, заявление специального представителя президента США Ричарда Гренелла по поводу возможности изменения границ между Сербией и Косово уже вызвало большое возмущение канцлера ФРГ Ангелы Меркель, брюссельского истеблишмента, и, что интересно, бюрократов из Государственного департамента США, которые в большинстве своем вышли из рядов Демократической партии (например, представитель Госдепа по Западным Балканам Мэтью Палмер).

В случае же победы Байдена на сцену выйдет целый ряд политиков, которые посвятили карьеру явно антисербскому, можно даже сказать, сербофобскому курсу в регионе Западных Балкан. Речь идет о том, что Хиллари Клинтон и Джон Керри когда-то назвали «незавершенными делами на Балканах». В первую очередь, это означает насильственное превращение Боснии и Герцеговины в унитарное государство, во главе которого встанут мусульманские джихадисты из Партии демократического действия (ее сейчас возглавляет Бакир Изетбегович — сын Алии Изетбеговича, развязавшего гражданскую войну в БиГ в 90-е годы). Во-вторых, Байден и его команда будут настаивать на признании Сербией независимости Косово. В-третьих, люди Байдена хотели бы задержать у власти в Черногории Мило Джукановича и возвратить главенство в кабмине его морально и материально обанкротившейся Демократической партии социалистов.

Мы прекрасно знаем, какое зло демократы принесли сербам во времена Билла Клинтона. Нет никаких сомнений в том, что с победой Байдена этот курс обретет вторую жизнь. Разница между нынешней администрацией Трампа и предыдущими демократическими администрациями Билла Клинтона и Барака Обамы заключается, прежде всего, в том, что ключевые игроки команды Трампа не строили карьеру на сербофобии, когда речь идет о балканском регионе. В эпоху Клинтона сербы пережили бомбардировки в Боснии и Герцеговине и в самой Сербии, а также прошли через разрушительные санкции. Во время Барака Обамы было немногим лучше. Хиллари Клинтон, которая была при нем госсекретарем (до скандала в Бенгази в 2012 году), в ходе рассмотрения ее кандидатуры на этот пост в Сенате заявляла о том, что у Штатов есть «незаконченная работа на Балканах», что подразумевало незавершенный проект по унитаризации Боснии и Герцеговины (то есть устранению энтитетов, а именно Республики Сербской). Примерно в том же ключе рассуждал и ее преемник на этом посту Джон Керри.

В команде Байдена и сегодня работают такие фигуры, как Энтони Блинкен, его многолетний советник по внешней политике, который выполнял функции спичрайтера, когда еще Байден был главой комитета Сената по международным отношениям, а позднее и вице-президентом. Риторика Джо Байдена тогда изобиловала крайне оскорбительными и шовинистскими высказываниями в адрес сербов. Об этом следует говорить всегда и везде, и мы всегда должны помнить об этом, потому что подобные оскорбления сербский народ не смеет терпеть и не должен забывать. Помимо Блинкена, в штате Байдена есть и Саманта Пауэр, которая также сделала карьеру на мифе о геноциде в Сребренице. Она даже получила прозвище «мадам геноцид» и выступила идеологом так называемой доктрины «Обязанность защищать» (R2P), которая легла в основу «гуманитарной» интервенции против Сербии в 1999 году.

Есть в демократическом лагере и два ярых русофоба, которые по умолчанию являются также и сербофобами. Это Мишель Флурной, которая в случае победы Байдена станет министром обороны (при Бараке Обаме она возглавляла департамент стратегического планирования Пентагона) и Эвелин Фаркас (советник по национальной безопасности, бывший заместитель помощника министра обороны США по России и Украине при администрации Барака Обамы). Обе стремятся «научить Россию уму-разуму» и обе, в соответствии с чисто механическим, детерминистским принципом, рассматривают Сербию и сербов в целом как «длинную руку России», которую следует навсегда нейтрализовать любой ценой.

Если такие люди придут к власти, то временно приостановленная поддержка Мило Джукановича безусловно, будет оказываться ему в двойном размере, чтобы предотвратить смену режима или торпедировать работу нового правительства Черногории на каждом шагу. Команда Байдена состоит из ненавистников сербского народа, которые никогда не пересмотрят своих взглядов, сформированных еще в 90-е. В отличие от них, в команде Трампа нет людей, которые сделали себе имя и построили карьеру на ненависти к сербам. В этом состоит огромная разница. В Вашингтоне склонны рассуждать так: люди — это политика, а личности в политике гораздо важнее публично заявляемых принципов.

Ни для кого не секрет, что Джо Байден не способен исполнять обязанности президента. Верхушка Демократической партии хорошо осведомлена об этом, но они не хотят отклоняться от своего курса, потому что видят, что у них есть шанс победить Трампа только с Байденом. Они используют последнего как своего рода ширму, чтобы скрыть тот факт, что Демократическая партия уже превратилась в политическую силу, которая выступает за открытие границ и плюет на законы и на конституцию, что стало совершенно очевидным в случае с подсчетом голосов. 

Срджа Трифкович