Тонкая игра Виктора Орбана на Балканах

Нынешний ноябрь показал, что Венгрия и её премьер-министр Виктор Орбан стараются превратиться в значимых игроков на Балканах. В частности, мадьяры взяли на себя особую роль в налаживании диалога между Республикой Сербской в Боснии и Герцеговине и международным сообществом. Отношения с Сербией у венгров развиваются более чем успешно. Вопрос в том, зачем Орбану всё это надо, и какие цели он преследует. 

Одной из важных новостей в Европе,аа которую в России почти не заметили, стала поездка главы венгерского правительства в Республику Сербскую (РС). В Баня-Луке он показательно тепло общался с членом Президиума БиГ от сербов Милорадом Додиком – политиком, которого в Европе уже объявили нерукопожатным за его противодействие централизации Боснии и Герцеговины (БиГ) по западному «рецепту». Причём на то, что перед поездкой Орбан принял в Будапеште нового Высокого представителя в БиГ немца Кристиана Шмидта (не признаваемого Россией), в Европе особо внимания, похоже, не обратили.

Орбан пообещал Республике Сербской инвестиции, в частности, в расширение ГЭС в Требине. Кроме того, обсуждался вопрос строительства транспортной артерии из Будапешта в Плоче. Собственно говоря, уже этого оказалось достаточно, чтобы в Евросоюзе многие  восприняли действия Венгрии как вызов, ведь европейские инвесторы стараются обходить РС стороной. Но тут венгерский гость ещё и «забыл» заехать в Сараево и не встретился с мусульманскими и хорватскими политиками.

И если бы это был первый подобный «вызов» со стороны Орбана… В этом году Додик вместе с президентом Республики Сербской Желькой Цвиянович уже приезжали в Будапешт. А в прошлом Венгрия демонстративно отправила партию медицинских масок в Баня-Луку. И только после вмешательства предшественника Шмидта, австрийца Валентина Инцко, такой же медицинский груз был отправлен из Будапешта и в Сараево. Таким образом, венгерское руководство ведёт себя достаточно последовательно.

К этому стоит добавить, что за последние годы Орбан установил весьма тесные отношения с сербским президентом Александром Вучичем. Скажем, в этом году они вместе открыли отремонтированный участок железной дороги от Суботицы (считающейся неофициальной столицей венгров Воеводины) до венгерской границы и далее, до Сегеда. Причём глава Сербии особо отметил, что венгерский визави не боится оказаться под огнём критики за свои совместные проекты в «Сербском мире».

Тут следует вспомнить, что Орбан в последнее время пытается взять на себя роль едва ли не главного адвоката сербов на их пути в Евросоюз, оставив далеко позади своих коллег из Чехии и Словении, которым подобная роль вроде как более привычна. Он даже опубликовал статью о необходимости членства Сербии в ЕС, — и не где-нибудь, а в Хорватии, чем, естественно, вызвал недовольство местной общественности. В общем, Венгрия превратилась в заметного игрока на Балканах, чьи действия обойти вниманием никак нельзя.

Правда, не все в Сербии верят в искренность намерений Орбана. Так,  отдельные национал-консерваторы призвали венгерского премьера отозвать признание Косово, случившееся ещё в 2008 году. Это сделало ещё правительство Ференца Дюрчаня, но, будучи тогда оппозиционером, Орбан ничего против подобного шага не имел. По мнению некоторых сербских политиков, подобный шаг куда больше продемонстрирует благожелательный настрой Венгрии, поскольку членство в ЕС для Сербии куда менее важно, чем судьба Косово. 

В связи с такой активностью Венгрии возникает вопрос: а какими мотивами она руководствуется? Самое нехорошее, что можно здесь предположить – желание добиться от Сербии раздела Воеводины. Однако, в отличие от Украины, Румынии и Словакии, местным венграм жаловаться не на что. Их язык носит официальный статус, их соплеменник председательствует в местной Скупщине. К тому же у Орбана был миллион возможностей сказать что-то по этому поводу. Но, в отличие от Закарпатья или Трансильвании, здесь он не сказал ничего.

Потому возникает другая версия – желание увеличить международный вес Венгрии. Вполне возможно, что Орбан старается взять на себя роль посредника между Высоким представителем Шмидтом и Додиком, которую в нынешних условиях взять на себя просто некому. Учитывая, что отношения мадьярского премьера с Евросоюзом давно уже оставляют желать лучшего, выполнение столь ответственного «задания» заставит ЕС и ту же Германию относиться к нему с уважением и перестать навешивать ярлык «автократа».

Наконец, есть третий, во многом противоположный вариант… Орбан готов и дальше злить Евросоюз. Недавно он стал наблюдателем в Тюркском совете, где первую скрипку играет президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. О частых визитах последнего в Россию напоминать излишне. Весьма тесное партнёрство связывает Венгрию ещё и с Китаем, для которого Будапешт стал едва ли не главными воротами в Евросоюз. Так что установление тесных отношений ещё и с Додиком на таком фоне смотрится вполне гармонично.

Нельзя исключить, что Орбан здесь действует во многом согласно китайскому плану. Достаточно напомнить, что именно китайцы занимаются возведением скоростной железной дороги Белград – Будапешт, а Сербия фактически превратилась в одного из ключевых партнёров Поднебесной в Европе. Не стоит забывать и о том, что российский газ по «Турецкому потоку» Венгрия получает через Сербию, поэтому установление более тесных отношений с ней (а заодно и с РС) – залог энергетической безопасности государства.

Что касается отзыва признания Косово, то Орбан наверняка держит в рукаве подобную карту. Нельзя исключать, что здесь он будет действовать заодно с Польшей, руководство которой высказывало сомнение насчёт оправданности отторжения края от Сербии. Он может поторговаться по этому поводу и с Евросоюзом (скажем, не отзовёт признание в обмен на присоединение к Венгрии части Закарпатья), и с теми же Россией и Китаем. Кто предложит лучший вариант – так Венгрия и поступит.

Теперь вопрос в том, как в апреле 2022 года проголосуют венгры на парламентских выборах. Если Орбан останется у власти, контакты Будапешта с Белградом и Баня-Лукой только укрепятся. Но если на смену ему придёт проевропейская оппозиция, эти отношения откатятся на годы назад, и многие совместные проекты придётся свернуть. И даже положение мадьяр в Воеводине может использоваться как рычаг давления на сербов. Так что Белграду надо готовиться ко всем вариантам развития событий. 

Вадим Трухачёв,
политолог, доцент РГГУ

Фото: EPA-EFE/ANDREJ CUKIC

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх